Губкинская ЦБС / О Тюмени

СИБИРСКИЯ ГУБЕРНИЯ В ХYIII ВЕКЕ

 

29 сентября 1708 г. учреждена Сибирская губерния с центром в Тобольске.

Уже в XVII веке Тобольск стал важным пунктом в системе складывающегося всероссийского рынка. Через него шел торговый путь в Азию. Со всех концов России прибывали торговые люди в сибирскую столицу,приходили со своими товарами жители киргизских степей и бухарские купцы. Основой величия Тобольска была пушнина. Значение Тобольска как экономического, административного и культурного центра Сибири еще более возросло в петровское, послепетровское время, укреплялось шр всем протяжении XVIII века. В 1708 году Россия была поделена на восемь губерний. Тобольск, стал главным городом громадной сибирской губернии, простершейся до тихоокеанских морей Город продолжал расти, как средоточие промышленности и торговли. И все это время Тобольск оставался крупнейшим сибирским городом...

Тоболяков В .Судьбой назначенный град//Первая столица Сибири. Кн.1.: Альманах "Памятники Отечества" №56.-Верона,2002.-С.20.


БЕЛОКАМЕННАЯ СТОЛИЦА СИБИРИ

Значение Тобольска как экономического, административного и культурного центра Сибири еще более возросло в XVIII столетии. В 1708 году по реформе Петра Первого Россия была разделена на 8 губерний. Тобольск стал главным городом громадной Сибирской губернии, раскинувшейся от Урала до берегов Тихого океана. Большую власть сосредоточил в своих руках губернатор. Он был командующим войсками, административным главой и высшей судебной инстанцией в крае. Обер-комендант являлся его помощником по Сибирскому гарнизону. До 1715 года в его же ведении находилось и горное дело,
8 октября 1712 года в Тобольск прибыл губернатор князь Матвей Петрович Гагарин. Его сопровождали дьяк, штаб- и обер-офицеры, драгуны и солдаты. Первый сибирский губернатор был личностью незаурядной. Еще в 90-х годах XVII века его заметил государь. Молодой князь под началом Петра Первого вел строительство шлюзов на Волго-Донском канале, а затем в Вышнем Волочке. Родственник графа Головкина и под-канцлера Шафирова, Гагарин близко сошелся с любимцем царя А. Д. Меншиковым. Опираясь на эти связи, он упорно шел вверх. Воевода в Нерчинске, комендант Москвы, судья Сибирского приказа и, наконец, губернатор самой обширной губернии России - такова его служебная карьера.
М. П. Гагарин - это сибирский Меншиков. Тот и другой поднялись к вершине власти на высокой волне петровских преобразований. Как и Меншиков, Гагарин несомненно обладал умом и способностями крупного государственного деятеля, которые сочетались в нем с чрезмерным честолюбием и неуемной жаждой власти и личного обогащения.
Правление Гагарина оставило заметный след в истории Тобольска. При нем завершилось строительство "каменного города" - кремля. Около 1716 года по приказу губернатора был прорыт канал из Тобола в Иртыш, отведший устье первого на три версты выше города. Стремясь расширить российские владения, Гагарин организовал военную экспедицию в верховья Иртыша. Это крупное мероприятие, преследовавшее государственный интерес, однако, не принесло славы его организатору.
Трехтысячный отряд под командой подполковника И. Д. Бухгольца, посланный на юг, был окружен в лагере у Ямышевского озера войском джунгарского тай-ши и после тяжелой голодной осады с большими потерями отступил к устью Оми. Цель экспедиции - проложить дорогу к золотым богатствам Эркети - не была достигнута. Единственным ее результатом явилось основание на Иртыше Омской крепости. М. П. Гагарин, обещавший царю направить из Сибири золотую реку, был призван к ответу. Одновременно до Петербурга дошли слухи о больших финансовых злоупотреблениях в Тобольске.
Губернатор жил широко и независимо. С царской щедростью раздавал чины и жалованье раболепствующим офицерам и чиновникам. Его дом в Тобольске был обставлен с роскошью дворца восточного халифа.
Сибирский губернатор весьма благоволил иностранцам, большую часть которых в то время составляли пленные шведы.
Умный и просвещенный сановник М. П. Гагарин первым оценил большое значение пленных для Сибири и всемерно способствовал их полезной и разносторонней деятельности. Побывавший в Сибири и лично знавший губернатора инженер Блюер утверждал, что Гагарин за годы своего правления раздал пленным шведам свыше 15 тысяч рублей. Разумеется, эта благотворительность велась за счет казны и, конечно, не могла вызвать одобрения в столице.
Возможно, до царя дошли также вести о честолюбивых замыслах сибирского правителя. Ходили слухи, что властолюбивый губернатор лелеял мечту отделиться от России и создать независимое Сибирское царство. У Петра было основание не доверять своему сатрапу. Еще в 1699 году думный дьяк Данила Полянский вел следствие над братьями Гагариными, сидевшими воеводами в Иркутске и Нерчинске. Но тогда М. П. Гагарину удалось оправдаться.
Над головой сибирского временщика сошлись мрачные тучи. Царь Петр жестоко карал казнокрадов и тех, кто преступал его волю. Губернатор был вызван в Петербург и подвергнут пыткам. Два года Гагарин содержался в адмиралтейской тюрьме. 16 марта 1721 года Сенат приговорил его к смертной казни через повешение.
В казнокрадстве и других злоупотреблениях обвинялись многие сибирские чиновники. Сын Гагарина, тоже изобличенный в лихоимстве, был разжалован в матросы и лишен права на отцовское наследство. После смерти Гагарина перешло в казну свыше 3,5 миллиона рублей, много золота, серебра и драгоценных камней.
Реформы первой половины XVIII века оказали благоприятное влияние на развитие Тобольска. Город продолжал расти и как крупный административный центр, и как средоточие промышленности и торговли. В середине столетия в нем проживало более 15 тысяч жителей. Особенно быстро росло ремесленное население города. Только за 22 года (1698-1720) число ремесленников увеличилось с 98 до 563 человек, то есть более чем в 5 раз. В 60-х годах всеми видами ремесел занимались около 1000 тоболяков.


//Белокаменная столица Сибири /Копылов Д.И., Прибыльский Ю.П. //Тобольск. -Свердловск,1975.- С.24-29.

ОБ ИСТОРИИ И ГЕОГРАФИИ
РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ ПЕТРА ВЕЛИКОГО

И яко же довольно известно есть, что император Петр I во время владения своего разный в государстве сем перемены учинил, тако поступил он и в государственном разделении, расположа оное по губерниям, старинное же его разделение отменил. Сначала росписано было на восем, потом на девять, а напоследок на 10 губерней. Притчины же сея так частыя перемены были те, что прежде царства Казанское и Астраханское в одной губернии состояли, но когда над персами победоносныя дела размножились, тогда губернию сию сперва на две, а потом и три разделил. И есть оное разделение троякое: генералное, партикулярное и специальное. В гене-ралном разделении следуюсчия губернии: 1. Московская, 2. Санктпитербургская и Ревельская, 3. Киевская и Малороссийская, 4. Архангелогородская, 5. Смоленская и Рижская, 6. Воронежская, или Азовская, 7. Сибирская, 8. Казанская, 9. Астраханская, 10, Нижегородская...
Седмая губерния есть Сибирская. К ней принадлежат княжество Вятское, Соликамской и Кунгурской уезд. Угориа, и все оные землицы, которыя под имянем Сибири заключаются, яко Дауриа, Камчатка и пр. Провинцей ея болшая часть в Азии, о чем зри во учиненной от меня карте. В ней такожде находятся разныя народы, яко Пермяки, Вотяки, Каринския и Магометс-кия татара. И сии суть малое отродие татарское, живут же неподалеку от города Вятки или Хлынова. Потом Вогуличи и по рекам Иртышу, Обе и Чулиму обитаюсчия остяки, також часть Башкир, Сибирския татара, Барабинцы и Якуты. Сверх оных, в идолопоклонстве пребываюсчия татара, которыя называются Чулинцы, Чацкие, Гаустинцы, Аринчи, Камазинцы, Кистины, Шотовицы, Саганчи, Тулусы, Тучалчи, Тубинчи, Браты и Тунгусы и последния из оных разделятся трояко, яко конныя, оленныя и собачьи, також часть самоедов, кои живут на устье реки Оби по правую и по левую сторону, Остяки, Юкагиры, Алуторы и Чкжчы, обитаюсчия в предгорий, Табын имянуемой; паки Ламуты, Коряки, Камчадалы и Алуторы. Все оныя народы разделены известными коменданствами и провинциями и подати свои платят оне лисицами, соболями и другими исподами. Города же, обселенныя российскими обитательми, построены один от другаго весма в данном растоянии и исчисляется оных в сей Сибирской губернии 30, яко: Тоболск, Пермь Великая или Чердынь, Соль Камская, Рог, Енисейск, Тара, Сургут, Ивской, Мангазея, Кундцкой, Нарим, Якутско(й), Краснояр, Кетский, Кайгород, Вятка, Котелничь, Орлова слободка, Илимск, Тумень, Томск, Городисче, Иркуцк, Туринск или Япанчин, Верхотурье, Нерчинск, Пелым, Березов, Кунгур, Яренск. При сем же надлежит примечать, что некоторыя города как сей, так и в протчих губерниях, природныя обитатели выговаривают несколко инаково. В протчем границы сея губернии от Кара Калпак, Казачей орды, Калмык, Мунгал, от Китайцев и от Восточных татар, оное благосклонный читатель имеет увидеть в сочиненной от меня карте.
А понеже государь разпорядил государство на 8 губерней, а к каждой определил одного генерала губернатора с таким обстоятельством и кондициею, чтоб он сам по оному о заборе положенных окладов изыскивал способы, позволял ему вице губернаторов, ландратов и других служителей определять по благоизобретению своему, то из того лехко можно разсудить, какие следствии в государстве были. Особливо же в Сибирской губернии, в которую определен был генералом губернатором князь Гогарин неописанныя убытки причинены. Делалось же оное следуюсчим образом.
Учреждая, государь оклады губерниям усмотрел, что сибирския зборы по обширности сея губернии весма малы, прибавил на оную есче з 200000р. и потом позволил оную отдать в откуп.
Арент сей наперед предложен был Строгановым но они за толь великое дело и оказанную милость всеподданнейше благодарили, донося, что для содержания их сысканного трудами предков их доволно будет. А притом, ежели его величеству и государству потребно будет, то они и кроме оного несколько сот тысяч вспоможение завсегда дать готовы. И тако за вышеписанной оклад Сибирскую губернию никто аксептовать не отваживался, доколе дворянин, потом же князь Гогарин на то не вызвался.
Сей Гогарин пред тем был земским управителем (или воеводой) в Сибирской Иркуцкой правинции, где будучи, к собиранию денег нарочитый имел случаи. И хотя за непотребныя свои поступки при отправлении сего воеводства осужден был на смерть, откупился же от того многими денгами. Но не взирая на оное, вся сия губерния отдана была ему в аренду.
Немного ж лутче того и з другими губерниями поступлено было, ибо губернаторы или арендаторы, получа места, вымышляли ко обогасчению своему способы с немалым подчиненных разорением, между чем следусчеее: когда надлежало камисаров, подячих и других чинов посылать для собрания податей, то посылались оныя в такое время, когда крестьяне упражнялись в своей работе и денег не имели, отчего принуждены были они продавать скот и хлеб свои за половинную цену или камисаром для послабления в том немалыя давать подарки, отчего воспоследовало, что крестьяне разпродав осталои свои скот, бегали жилищ своих. А понеже в государстве ни у какого дворянина пристанисча иметь им не возможно было то болше ста тясячь ушло за границы в Полшу, в Литву, в Турки, где они, получа лутшия волности, поселились деревнями.
А понеже не токмо сего ради, но и такожде и для других притчин произошли в государстве великия жалобы, то, хотя 1715 году учинено о том было строгое следствие, чрез которое болшая часть губернаторов отставлена, и пожитки их обобраны, некоторым же учинено телесное и смертное наказание, а двум сенаторам за ложную присягу ужжены были языки. Протчия же, интересовавшыеся тем, яко князь Меньшиков, два брата Апраксиных, Кикин и другия многия, откупились великим числом денаг и тако остались при чинах своих. Но челобитчики никакой из того ползы не получили, ибо новоопределенныя губернаторы не лутше первых поступали. Однако и награждение оным равное ж учинено. Все сие у подлаго народу, хотя за великую государеву справедливость почтено, но между тем, чрез оное знатныя суммы собраны.
Что касалося до суда и росправы в следствиях, то оное таким порядком учреждено было, что никакой ответчик, хотя б он не виновен был не мог ко оправданию своему надежды иметь, ибо судясчия особы были все афицера гвардии, которыя никаких других прав, окроме военных артикулов, где малыя дела жестокому телесному и смертному наказанию подвержены, не знали, за что от государя балованы им были пожитки и имения осужденных. Наличныя же денги, уборы домовыя, серебро, золото и алмазныя весчи иманы были в кабинет.
В 1715 году Сибирской губернатор начал было в губернии своей новыя чинить вымыслы. А имянно: ежели б умышленныя против государя на Москве предприятия в действо произведены быть могли, то намерен он был губернию учинить особливым царством, ибо имея оную в своей аренде, собрал великое число богатства и следовательно, из того знатными подарками сенаторов дружество свое привесть, чрезчто наиболшее в губернии усилование получил. И тако начал в военный и гражданский службы определять свойственников своих и приятелей, которыя ни в каких его народных отягосчениях не могли препятствовать. Ежели ж кто из подлых пришед к нему жаловаться на толь тяжкия подати, оному оказывал он внешнее свое сожаление и при том всегда говаривал, аки б на то строгие от государя имеет указы, которых переменить ему невозможно, и аки б он в том его величеству многажды доносил, но сам чрез то в великую немилость пришел.
Между тем подлому народу в разных местах раздавал денги и обесчался им чинить в других случаях вспоможении, по которым опытам многия про него говаривали, что он был снисходителной, милосердой и обсчаго благополучия желаюсчий человек. И когда он в губернии своей долженствовал набирать рекрутов, тогда о пограничных российских правинцеи, яко Пермской, Вятской и Печерской имал вдвое, другия ж городы внутри Сибирской области обходил, но денги за то брать не оставливал. Он такожде при некоторых жителях оказывал себя иногда сожалеть о пременениях в вере и говаривал, что такое ныне [время], в которое церковь великое гонение претерпевает. Прибыв же в Сибирь, не носил на себе парука, також и платье употреблял половину немецкаго, а другую руское и притворял себя быть весма богобоязным, ходил повсядневно в церковь и жестоко постился. Когда ж в церковь хаживал, говорил с крестьянами ласково, утешая их возможным споможением, и показывал оным скорую резолюцию, не оставлял же благодеянии свои оказывать и шведским пленникам, отчего они имели случаи в бедности своей трудами своими препитание получать и нечто выработывать. С митрополитом Сибирским Филофеем имел превеликое дружество, ибо хотя оной правление своего архиепископства оставил и намерен был итить в Киево-Печерской монастырь, однак пребывал в Сибирском городе Тюмене по[д] предлогом церковных зданей и обрасчения остяков. В самой же весчи, как слышно было, мыслил с ним за одно.
В протчем Гогарин учредил способы, которыми б все словесныя и писменныя из Сибири ведомости удерживать, а имянно: на всех дорогах между России и Сибири учредил заставы и ездить по оным [окроме] Верхотурской дороги, под лишением живота запретил. А на[д] Верхотурскою дорогою надзирание поручил некоему ближнему своему свойственнику Трахониотову, которой весьма наблюдал, чтоб никто, не имея пашпорту за рукою губернатора, и с писмами к знатным особам не проезжал.
Ежели же б за кем из российских хотя б мало что о сем примечено и ему донесено было, таковых засылал в далечайшия провинции, о которых после, куда они поделись, и слуху получить невозможно было.
Повнегда сие добре распоряжено было, и притом вызнал он искуство счедротою и подарками друзей своих в наиболшем приятьстве содержать, неприятелем чрез то и уста заграждать, тогда начал размышлять, каким бы образом сибирских военных людей в лутшее состояние привести. И того ради первее многих молодых людей из граждан определил в сыны боярския (разумеется дворянин неокладной, которой служит в поле на своем коште), из ландского драгунского полку учинил он два полка на том же окладе, на котором прежде один содержался, сказуя, что на то имеет указ. Пехотное же войско всегда мог он под предлогом рекруцкого набору без затруднения собрать, а в афицеры в случае употребить из шведских пленников. Но токмо не было способу к получению доволнаго чина ружей и пороху; пушек же и принадлежасчих к ним ядер доволно было на сибирских железных заводах, но понеже оных без позволения сенатскаго получить ему было невозможно, и к требованию оных нужнаго резону не было, ибо вся соседная сторона была тогда мирна и спокойна, то напоследок умыслил он следуюсчее.
Послал он некоторых людей в Бухарию (где несколко рек имеется, в которых малое число песчаного золота находится) и велел он того песчаного золота сколко возможно покупать. Собрав же его поболши 10 фунтов, поехал со оным в Санкт-питербург, где донес о том государю с представлением, что оное песчаное золото можно ближае доставить. Притом же доносил, хотя тому месту приттить и не неспособно, однак от калмык в том иногда будет не без сопротивления. И для того требовал от его величества ружья и амуниции тысячь на десять человек. К тому ж несколко оружейных и пороховых мастеров, протчее же обнадежил сыскать все в Сибири.
Государю внушение сие хотя весма угодно было и ради того оказал ему великую милость и обнадежил по требованию его уничить, однак вовсе на обман сего лукавца положится не изволил, но избрал для онаго полковника, прозванием Бухголца, которого Гогарин долженствовал из губернии своей всеми для сей экспедиции потребностьми снабдеть. Гогарину хотя то было и неприятно, однак ни в чем препятствовать не мог, и помянутой полковник отправлен был из Тобольска к Иртышу с 3000 человек, чрез которое отправление время от времени интриги Гогарина не токмо открываться начали, но и достойное наказание по седмикратном розыске получил, а имянно, повешен. Что же Сибирская губерния во время аренды его претерпела и какия были во оной раззорении, о том весь свет свидетельствует...
Здесь находятся подлинный притчины о разглашенном песчаном золоте... для которого государь посылал Александра Бековича до реки Дари на Каспийское море. Об оной реки Даре в повестях находится отчасти правдивое, отчасти же много ложнаго, ибо слово "Даря" в персидском языке есть относителное и значит не что иное, но токмо реку, которое можно ко всякой реки приложить. Например: Обь-даря, Тобол-, Аму-, или Обь-даря. Сие же за истинну почесть можно, что в малой Бухарин или в государстве Гишкарском известная река имеется, которую Каптак-Дарья имянуют. Оная повсягодно фунтов по двадцати золота песчанаго выбросывает. Может быть, от сего, когда вода весною течение свое из гор имеет, оное золото вымывает. Таковыя ж и есче наилутшие две реки сказуют быть противу Китайскаго государства. Туда князь Гогарин посылал за сим песчаным золотом, которое между всеми известиями доселе мне известными достовернейшее есть, о чем зри в новейшем стаате Казани, Астрахани и пр. Нюренбургской печати 1723 году лист 126, §29, ибо сия река принадлежит Калмыцкому контайше, которой властвует над Бухарским городом, Еркена имянуемым, по сему сия река, к которой Бекович посылай был, разумеется // Шестел-даря, кою древле Аксартес называли. От Кипчак-дари разстоянием более 120 миль (840 верст). И такс разсуждать должно, заслужил ли Гогарин наказание свое или нет, ибо кроме того, что в тексте о великих убытках и вреде упомянутой Александр Бекович з бывшими при нем людми на Каспийском море пропал. Полковник Бухголц, о котором в тексте обявляяется в первых, а по нем генерал майор Лихарев 1720 году из Тобольска посланы были по реке Иртышу даже до окончания ея, однак никакого песчаного золота не нашли... Но токмо настоясчаго места не дошли они верст за 700 и более. Тут надлежало б им итить великими степями, где ни воды, ни потребнаго к пропитанию получить не возможно. От сей же Капчак-Дари далее на полуденно восточную сторону около города, имянуемого Добба Салин или Сенин, на устье реки Кроцеи и при конце Китайской стены горы прямого золота песчаного находятся подлинно, о чем явствует в сочиненной от меня карте, також и Мартинус Мартинии в своей Атлантике лист 47 и 50, а Кирхер на листу 64 обявляют. Сей называет тот город Синнигьфу, оный же Кинти, которой протчия Тапура Добба Селин имянуют. В протчем благоволит читатель такожде в разсуждение принять, не та ль сия Кипчак даря, о которой Луканус в 3-й книге, необстоятельно ведая, темно упоминает: Arimaspus fluvius est Scytgiae ad Septentrionem aureus arenis. Ежели кто обявит мне о другой реке в Скифии, которая золотой песок имеет, то я мое мнение пременить не отрекусь.

Ф.И. Страленберг//Выдающиеся Губернаторы Тобольские и Сибирские/Сост. С. Пархимович и С.Туров.- Тюмень,2000.-С.65-70

наверх


Губкинская
Централизованная
Библиотечная
Система

629830 ЯНАО г. Губкинский, 7 мкр., дом № 30.
Тел./факс: 5-27-73; Тел.: 5-21-06. E-mail:libry@pursatcom.ru