Визитная карточка Ямала
Карта Ямала
Ямал в лицах
Боги Ямала
Высказывания о Ямале
Города Ямала
Животный мир Ямала
История народов Ямала
Литература Ямала
Мангазея "ЗЛАТОКИПЯЩАЯ"
Музыкальные инструменты
Народы Ямала
Народная медицина ненцев
Образование на Ямале
Обычаи, обряды, традиции
Освоение Ямала
Писатели Ямала
Праздники тайги и тундры
Происхождение ненцев
Птицы Ямала
Растительный мир Ямала
Реки Ямала
Скульптура народов Ямала
Стихи о Ямале
Традиционная одежда ненцев
Фольклор Ненцев
Цветы Ямала
Экология Ямала
Ягодные россыпи Ямала
............... ПИСАТЕЛИ ЯМАЛА

Писатели Ямала

Полина Гилевна ТУРУТИНА

Турутина Полина Гилевна, писатель, собиратель ненецкого фольклора, исполнительница народных песен. Почетный гражданин Пуровского района, ЯНАО

писатель, собиратель ненецкого фольклора, исполнительница народных песен.
Почетный гражданин Пуровского района, ЯНАО

О жизни | О творчестве | Список произведений | Избранные произведения

Родилась 16 ноября 1937 года в д. Харампур Пуровского района, исполнитель народных песен.
Окончила Салехардский зооветтехникум (1967 г.). Работала в Пуровском районном отделе культуры. С 1992 года - педагог дополнительного образования в Тарко-Салинской школе-интернате. Турутина создала при интернате музей, насчитывающий несколько сотен экспонатов, которые представляют уклад жизни лесных ненцев. Ежегодно организует экспедиции по сбору этнографического материала, записывает образцы песенного искусства.
Подготовила сборник "Ненецкие напевы". На Ленинградской студии звукозаписи вышла пластинка "Поющий Ямал", где представлены несколько песен из её репертуара. Турутина консультировала создателей российско-французского фильма "Живая беда" о жизни ненцев в конце ХХ века. Репертуар Турутиной включает эпические песни, песни-импровизации, мифы, легенды. Детский фольклор.
Отмечена значком Министерства культуры "За отличную работу".

//Ю.А. Мешков/Ямал: Энциклопедия Ямало-Ненецкого автономного округа: В 3 т Т.3 Салехард; Тюмень: Издательство Тюменского государственного университета, 2004.-С.188

Наверх


СУДЬБА ЖЕНЩИНЫ: ПОЛИНА ТУРУТИНА

Дочь таежной земли

И.Хэно,
руководитель проекта "Этнос и время"

Родилась Полина Гилевна Турутина в первый месяц ненецкого зимнего года на Лечема-Ярако, близ реки Ко-дяха, что течет неподалеку от деревни Харампур. Эти места тогда были девственные, глухие, леса богаты зверем, а реки - рыбой. Даже сейчас они не менее славные. (В одной из экспедиций мне посчастливилось вместе с Полиной Гилевной побывать вблизи, но до самого стойбища нам так и не удалось добраться, т, к. рядом бродил хозяин здешних мест.) Отец её был из рода Найвашата - Дянлюта, звали его Килка. Мама происходила из рода Пяк - Панхэ и звали ее Ненэля, она была дочерью Пяк Вэсэй, известного князя лесных ненецких земель. Дед имел даже специальную бумагу, выданную Казымской инородческой управой (об этом есть сведения в материалах Госархива ЯНАО). Его власть распространялась на все земли проживания лесных ненцев: северная граница земель проходила по рекам Ева-яха и Хадыр-яха, за ними уже начинались земли тундровых ненцев. В тридцатых годах, когда началась советизация района, Пяк Вэсэй раскулачили и даже забрали в Тазовский, но нашлась "бумага", подтверждавшая, что он является сторонником красных, вот так ему удалось избежать приговора новой власти.
К моменту рождения Полины семья уже не имела прежнего достатка и жила очень скромно. Отец ловил рыбу, охотился, пас немногочисленное стадо своих оленей. Прожил он недолгую жизнь. Полине было всего два года, когда не стало отца, поэтому она его не помнит. В семье кроме Полины (она была старшим ребенком) было еще пятеро детей. Жили трудно. Девочка рано повзрослела, даже не успела вдоволь насладиться кочевым детством - надо было помогать маме. Хорошо еще бабушка с дедушкой находились рядом, возле них рано повзрослевшая Полина всегда чувствовала себя маленькой и защищенной. Часто слушая их неторопливые беседы, она всегда успокаивалась, а, заслушавшись сказками - Хылю-ката, засыпала под голос бабушки. А когда по прошествии определенного времени, которого требовали традиционные обряды и ритуалы, мама вновь вышла замуж, и в семье появился свой добытчик, стало легче жить. Это был добрейший, очень честный и уважаемый человек. Как и все кочевники, он многое умел: ловил рыбу, охотился, пас оленей, владел тайнами многих традиционных ремесел.
Дети в тундре рано взрослеют. Во время войны Полина в возрасте 7-8 лет уже помогала отчиму на рыбалке, охоте, иногда даже за стадом следила. А в послевоенные годы, когда она стала старше, помогала взрослым в транспортном стаде сельского Совета - советнысыхана. Возила пэнтья - грузы, почту, людей. Бывало, ездила одна из Харампура в Тарко-Сале, и это всего в десять лет от роду. Работала наравне с взрослыми.
С самого раннего детства училась осваивать многие виды мастерства ненецких женщин. Вначале научилась выделывать шкуры и лапы оленей, позже освоила шитье и крой. К тринадцати годам она уже многое умела. Позже все это ей очень пригодилось

ШКОЛА

Как бы сложилась ее судьба в дальнейшем, если бы в 1951 году в Харампуре не открыли школу-интернат, остается только гадать. По ненецким меркам Полина в этот год уже вступала на порог взрослой жизни - она пребывала в возрасте, когда начинается четырнадцатая зима, и ее можно было уже выдавать замуж. Полина слыла умелой мастерицей, очень трудолюбивой хозяйкой, к тому же обвораживала своей необычайно таинственной, даже какой-то экзотической прелестью. Уже сваты были наготове: со всех концов ненецких и селькупских земель приезжали поглядеть на нее. С одними родители даже договорились о калыме, вот-вот и свадьба ожидалась. Но жизнь пошла по другому пути, как северные реки иногда меняют свое русло. Младших братьев забрали в школу, желания их никто не спрашивал - надо и все, Полину пришлось отдать за компанию, чтобы присматривала и ухаживала за ними. Так она попала в неизведанный доселе мир, где говорили на непонятном языке. Нельзя сказать, что до этого она никогда не бывала в русских поселениях. Бывала, видела луса - русских, слышала их разговор, но никогда не общалась с ними, не одевалась в их странную одежду. А тут повели в баню, нарядили в огромных размеров бушлат, обули в валенки аж 38 размера, красивые узорчатые кисы и ягушку пришлось снять.
Так началась ее новая жизнь вдали от родного чума, любимых оленей, родных. Но учеба ей не была в тягость, сложнее было привыкнуть к новому ритму жизни, к новой пище, к непривычной одежде. Полина Гилевна до сих пор хорошо помнит свою первую учительницу, звали ее Анисия Васильевна Зайцева, помнит, как она выглядела и как одевалась. Это была хрупкая русская женщина в возрасте, что-то в ней было аристократическое, так другие русские женщины, жившие в Харампуре, не одевались. Девочке казалось, что у Анисии Васильевны одежда, как наряд Снегурочки: у нее была необыкновенная приталенная коричневая шубка, отороченная другим мехом по вороту, подолу и рукавам. И сегодня она помнит слова: "Тонлат, тонлат! Патат, патат!"("Читай, читай! Пиши, пиши!"), часто повторяемые учительницей, заставлявшей ребят учиться. Тогда многих удивляла эта русская женщина, знавшая труднейший в произношении лесной диалект ненецкого языка. (А знает ли кто-нибудь из сегодняшних учителей, работающих в наших школах-интернатах, языки коренных народов Севера?)
Вместе с Полиной Гилевной в те времена в уютных стенах маленькой Харампуровской школы, а позже и Таркосалинской, азы знаний постигали и многие ныне известные в наших краях люди. Такие как Римма Иньовна Пяк-Айваседо. В настоящее время она вместе со своим мужем Олику Айваседо и семьей живет в Харампуровской тундре. Римма Иньовна слывет знаменитой на всю округу хозяйкой чума и мамой большой семьи. Вместе с ними училась и Галина Егольевна Пяк-Благинина - одна из первых медицинских работников среди лесных ненцев, которая многие годы трудится в Таркосалинской ЦРБ медсестрой. Среди ее соучеников были и Октябрина Аникеевна Вэлло-Балуева - она также посвятила себя медицине, сейчас живет в Тюмени; и Мария Лаврентьевна Айваседо - самобытная мастерица, целеустремленная общественница; и Ирина Лапиевна Айваседо-Ажермачева - учитель, всю жизнь посвятившая детям и школе; и другие. Интересно отметить, что почти все одноклассники, школьные друзья Полины Гилевны состоялись как личности, стали профессионалами своего дела и получили общественное признание.
Харампур в те годы процветал. Здесь, помимо школы, были свои и почта, и больница, и многое другое, о чем даже сегодня вспоминают старожилы возрождающегося поселка с восхищением. К примеру, были даже колхозные поля, где выращивали овощи. Скотины было много разной.

КОМСОМОЛ

Проучившись в школе Харампура почти семь лет и еще год - в Таркосалинской, Полина поехала в Салехард поступать на подготовительное отделение медицинского училища, Но что-то не заладилось, а т. к. будущая профессия ее не особо привлекала, то она решила отдохнуть от учебы и отправилась на каникулы. Вскоре, узнав, что в Ханты-Мансийске открыли ускоренные курсы бухгалтеров при Школе колхозных кадров, тут же поехала и поступила учиться. После окончания школы вернулась в родной Харампур, собиралась устроиться на работу в колхоз им. Сталина по специальности, но ее перехватили в райцентре и пригласили работать в Пуровский райком комсомола инструктором. В те времена, следует отметить, органы власти на местах много внимания уделяли подготовке кадров из числа коренных народов Севера, старались привлекать их к работе, готовили из них руководителей разного уровня. Так началась у вновь прибывшего молодого специалиста Полины беспокойная комсомольская жизнь. Эта работа ей очень нравилась: всегда в гуще событий, в постоянных разъездах, много приходилось жить в родной стихии - в чуме. Молодой инструктор читала лекции, рассказы вала о происходивших событиях в стране и мире, одним словом, доводила до кочевников, как тогда принято было говорить, политику партии и правительства. Параллельно успевала учиться в вечерней школе, потому что знаний, полученных во время предыдущей учебы в школе и на курсах, уже не хватало, а стремление учиться не угасало.

ТЕХНИКУМ

В 1963 году, окончив семь классов, тогда это приравнивалось к среднему образованию, и, получив аттестат, Полина поступила учиться в Салехардский зооветеринарный техникум, где учащиеся из числа коренных малочисленных народов Севера - селькупы, ханты, ненцы - находились на полном гособеспечении (выдавалась одежда, обеспечивались питанием). И началась студенческая жизнь со всеми ее перипетиями, а тут еще и дочь родилась. Успевала и учиться, и воспитывать маленькую Оленьку. В перерывах между занятиями бегала покормить малышку. Сложно было в первые месяцы, когда ребенку требовались особое внимание и материнская забота, не все сразу получалось, но учебу не бросила. Рядом были подруги и однокурсники, они и помогли ей выстоять в житейских невзгодах и доучиться.
Вместе с Полиной на курсе учился и ее земляк - Валерий Рочев, из коми-зырян. Он считался самым умным студентом зооветтехникума, хотя и был младше всех. (Когда он поступал, ему было всего 14 лет, тогда как все остальные студенты пришли учиться уже с трудовым стажем.) Несмотря на то, что Валере было труднее всех - коми-зыряне не были на гособеспечении, учился он все годы на "отлично", многим помогал с учебой, особенно в точных науках. Наверное, мог бы стать математиком - задачки и уравнения щелкал, как орешки, но позвала тундра, вернулся на родину и всю жизнь свою посвятил исконному делу предков. Сейчас - это известный в районе и во всей тундре Валерий Васильевич, уважаемый семьянин и отец двух замечательных девушек, красивых и умных. Большую часть своей трудовой биографии В. В. Рочев посвятил оленеводству, работал в совхозе "Верхне-Пуровский" зооветспециалистом.
Студенческая жизнь была интересной, хотя и напряженной. Трудно давался русский язык, приходилось много заниматься. Шли дни за днями, месяцы складывались в годы. Успевала подрабатывать рабкором в газете "Красный Север": писала небольшие статейки, получала за них от трех до шести рублей. Тогда это были неплохие деньги, за три рубля, например, можно было купить три пары хороших чулок (а модничать Полина любила всегда). А летом на каникулах даже удавалось съездить домой.

СЕМЬЯ

Однажды в Салехард по делам приехал некий молодой человек и решил проведать своих бывших учениц, обучавшихся в зооветтехникуме. Это был Ломи Наймович Турутин, из народности нганасаны, проживающих на Таймыре. Он привлек внимание Полины своей интеллигентностью и природным обаянием. Он не был похож ни на одного из мужчин, которого она знала или просто встречала до этого времени. Когда они познакомились, то Полина узнала, что Ломи приехал из Дудинки Таймырского национального округа, где преподает в школе историю, что он недавний выпускник Института народов Севера при Ленинградском университете (позднее ИНС был переведен в ЛГПИ им. Герцена). Вскоре молодые сыграли свадьбу. Полина была счастлива. Муж тогда переехал в Тарко-Сале и начал работать в райкоме партии заведующим кабинетом общества "Знание". Ломи Наймович был интереснейшим. интеллектуально одаренным человеком. Прекрасным оратором - лекции, не говоря уже о выступлениях, читал без всяких бумажек. Это был человек безотказный и очень внимательный к людям, сразу же располагал к себе любого, кто с ним общался. Сегодня, оглядываясь на годы, прожитые с Ломи Наймовичем, Полина Гилевна считает их самыми счастливыми: она и ее дочь не знали ни в чем нужды, они были защищены.
Студенческие годы пролетели незаметно. Дочке шел четвертый год, и молодая женщина, получив диплом ветеринара широкого профиля, решила ехать с мужем в Красноярский край, на Таймыр. Там они прожили около двух лет. Муж работал в школе, а Полина Гилевна - ветеринарным санитаром в колхозе "Большевик". Затем семья переехала на Ямал. Полина устроилась работать зоотехником на Пуйковский рыбозавод. Работа разъездная, круглый год в тундре: в любую погоду - в оленьем стаде. Ломи Наймович решил не расставаться с семьей и делить все трудности кочевой жизни с женой и дочерью - работает разъездным учителем по линии ликбеза. Полине Гилевне подолгу приходилось пропадать в оленстадах, особенно во время плановых ветеринарных мероприятий, поэтому вся домашняя работа, уход за дочерью, ее воспитание держались на муже.
В чуме семьи Турутиных часто собирались жители стойбищ. Слушали патефон, радио, лекции. Но особенно интересными бывали встречи с исполнителями фольклора, песен, сказок. Жаль, что не было тогда звукозаписывающей аппаратуры, так много интересного ушло безвозвратно. Пыталась запоминать, и даже кое-что записывала, в этом ей большую помощь оказывал муж, который сам был умелым рассказчиком и исполнителем эпических песен. Уже в те годы проявился интерес у молодой женщины к сохранению культурного наследия своего народа.
Весной 1970 года Полине с мужем удалось вырваться в отпуск и приехать в ее родные края. Они решили остаться здесь и устроились на работу в Халясавинский промхоз, в этом им большую помощь оказала Евдокия Ильинична Федорова - секретарь Верхнепуровского сельского Совета. Полина Гилевна долгие годы с ней дружила и очень благодарна судьбе за то, что она послала ей встречу с таким благо-родным, большой души человеком. Она всегда находила у нее поддержку и понимание. Евдокия Ильинична была удивительным человеком, женщиной с невероятной энергией и твердым характером. Она не понаслышке знала кочевую жизнь: всю лесную глушь обошла пешком, на лодках - калданках и весельных - прошла по всем рекам и речушкам юга Пуровского района. Дверь ее дома всегда была открыта для кочевников. Щедростью, открытостью отличалось пришлое население в те годы, к ненцам относились с большим уважением. "Сейчас таких мало", - сокрушается наша героиня.
Полине Гилевне нравилась халясавинская природа, она напоминала ей родную харампуровскую тайгу. Да и поселочек жил своей обособленной жизнью, несмотря на удаленность, по-своему интересной. Может потому, что были молоды, иногда слишком беспечны и не боялись никаких трудностей. Так бы и жила она в Халясавэе, никуда не уезжала бы, если бы...

БЕЗ НЕГО

В один из дней ранней весны, когда уже появились проталины и готовы были побежать ручьи, разыгралась страшная пурга. Такое часто случается в месяц появления маленьких оленят. Эта пурга принесла беду - погиб муж. Черной птицей над ее домом нависла беда. Казалось, само небо стонало в эти дни над поселком, лесом и тундрой. Не хотелось верить: не было прошлого, настоящего и будущего. Молчаливая и безразличная ходила она в эти дни меж домов, таща за руку свою дочь. Жизнь потеряла смысл. Боги рода, так долго хранившие ее покой, покинули ее. Она обращалась к ним, но они безмолвствовали. Наверное, могла бы пропасть в те дни, если бы не маленькая Олюшка. Она вернула ее к реальности, к жизни, благодаря ей она выстояла. В те дни она поняла наверняка, что надо жить, во что бы то ни стало.
Ровным тихим голосом рассказывала Полина Гилевна о тех страшных и нелегких временах своей жизни. Но и сейчас она знает, что, уйдя из Среднего Мира, он живет в вечности, обретя там место. Как-то она сказала: "Жизнь после Ломи стала для меня пучком, пучком слез и борьбы за существование семьи, рода".
Река жизни. Удивительная и загадочная, порой жестокая и непредсказуемая. И погасший костер можно разжечь - она знала это давно. Очаг в ее доме вновь разгорелся, и холод, погрузившийся в сердце, стал потихоньку отступать. Она переехала в Тарко-Сале, устроилась в отдел культуры Пуровского райисполкома. Только окунувшись в работу, в общение с людьми она начала отходить от тягостных воспоминаний и забывать хотя бы на время боль в сердце.

РАБОТА

Культстан, "красный чум", агиткультбригада, музей - так она профессионально вошла в мир культуры своего народа, и это стало делом всей ее жизни.
В годы юности, когда многих представителей туземных народов пытались, как было принято тогда выражаться, цивилизовать, она, поддавшись этим призывам, мечтала совсем о другой жизни. Мечтала стремительно вырваться из кочевой среды, стать лучене. Таковой из нее не получилось, и она вернулась к родному очагу культуры. Вернулась туда, откуда пыталась уйти. .
"Красный чум" и культстан - замечательное в своем роде порождение советской власти. Долгое время эти "заведения" были основными учреждениями культуры в кочевых условиях. Работа в них являла собой поистине суровое испытание для людей неподготовленных. У "красного чума" было свое транспортное стадо, свои пастухи-оленеводы и нарты, полный комплект хозяйственно-бытового назначения, как в нормальном кочевом хозяйстве. Другим типом культурного учреждения были культстаны. Они обычно располагались на территории населенного пункта или фактории. В одном из таких очагов культуры в поселке Вынгапур Полине Гилевне пришлось поработать. И сегодня она еще хорошо помнит ту обыкновенную избу, тускло освещенную керосиновой лампой, с печкой, дровами и всеми удобствами на улице. Культурную вахту в культстане вместе с культпросветработником-методистом в течение 45 дней несли еще фельдшер, киномеханик, библиотекарь и учитель по ликбезу. Иногда работу совмещали, чаще - библиотекаря и культработника. Читали лекции, показывали фильмы, доводили планы рыбодобычи и охотпромысла до кочевников. Ходили по домам поселковых жителей и боролись с "зеленым змием", проводили работы по внедрению в кочевой и поселковый быт правил гигиены и санитарии. Учили начальной грамоте - азбуке, счету. Почтенных старцев-кочевников и молодежь учили расписываться кириллическими знаками, что давалось им с трудом, а некоторым приходилось переучиваться, т. к. вначале ненецкая письменность возникла на основе латиницы, даже литература печаталась латинскими буквами. Всем этим в большей или меньшей мере приходилось заниматься Полине Гилевне. До сих пор она помнит своих учеников: Вэлла Ачаки, Пяк Акея, Пяк Хынку и других. В свое время в "красных чумах" и на дальних культстанах, позднее в АКБ (потом преобразовали в ЦИК), работали многие ныне известные в районе и на Ямале люди. Это Евгений Лебедев, Лидия Гопкало, Елизавета Богданова...

САМОСТОЯТЕЛЬНОСТЬ

Эти годы стали для нее тяжелым испытанием, приходилось решать множество навалившихся проблем, особенно угнетала бытовая неустроенность. Привыкшая к тому, что работа в жизни - главное, а тыл прочно укреплен заботами и стараниями мужа, новоиспеченный работник культуры Полина Турутина училась выживать в сложных жизненных обстоятельствах самостоятельно. К кочевому быту ей было не привыкать. Работала наравне с мужчинами, даже охотиться приходилось, особенно любила она весеннюю охоту на уток. Редкий мужчина-тундровик мог с ней в те годы потягаться в этом ремесле.
Шла она по жизни, гонимая обстоятельствами, постепенно привыкая к ним, смиряясь со своей судьбой, учась легко и просто справляться с заботами. Научилась стирать с лица грусть, переживания и тяжесть с сердца гнать прочь. По-прежнему без остатка отдавала себя работе, дому, своей маленькой семье. Молодая, сильная, неунывающая. Верила в жизнь, надеялась, что скоро станет легче. Не могла только привыкнуть к частым расставаниям с дочерью, которую на период отъезда приходилось отдавать в интернат.
Нетребовательная к жизни, безмятежно стала относиться к капризам судьбы. Уже не плакала, как раньше, из-за отсутствия дров, воды. Понимала, что надо работать и не опускать руки. Жизненные бури не раз пытались сбить ее с ног, но она только лишь сгибалась, словно тундровые травы под порывами северного шквального ветра и тяжестью снега, чтобы потом весной еще под снегом зазеленеть, а летом буйно расцвести. Так и жила, в терпении и ожидании.
Получила жилье, но все еще без отопления и без удобств. Вначале - только комнату в двухкомнатной квартире с подселением. Шумных соседей - заезжих артистов, командировочных терпела, старалась с ними мирно соседствовать. Все же не осыпающийся барак, ужасы жизни остались позади, из-за этого стоило терпеть. Потихоньку стала налаживаться жизнь. Вскоре произошла одна судьбоносная встреча. Вначале были кроткое ожидание, надежда, которые потом переросли в долгожданное счастье. И на свет появилось черничноглазое, очаровательное создание - радость по имени Олеся. Лишь в 1980 году Полина Гилевна стала хозяйкой полноценной двухкомнатной квартиры, в которой прожила почти 20 лет.
Девочки росли. Старшая - Ольга - ходила в школу, успевала помогать маме по дому, нянчилась с маленькой Олеськой. Кроме работы, забот по дому и воспитания детей, Полина Гилевна успевала помогать и многочисленным родственникам. Они часто останавливались у них и подолгу жили. Всех кормила, безропотно решала их проблемы, растила племянников. Относилась ко всем с сердечным теплом и добрым словом, потому, наверное, к ней тянулись и тянутся люди независимо от возраста. Старалась всем помочь. Иногда ее квартира превращалась в гостиницу - самбургские. халясавинские и из других поселков и стойбищ останавливались у нее. Двери ее уютной и гостеприимной квартиры никогда не закрывались перед земляками-кочевниками, не то, что у некоторых соплеменников. "Бог им судья, - вздыхает она и продолжает, - я знала нужду и не забывала скитаний по чужим чумам, углам".
Несмотря на доброту, отзывчивость и другие положительные качества характера Полины Гилевны, жаловали ее далеко не все.
Многие не понимали ее, порой смеялись и осуждали. Свои и чужие, но больше свои. Она помнит неблагодарность, но не жалеет ни о чем: "Такая уж судьба".
Как бы ни было тяжело, вырастила, воспитала дочерей, дала им образование, помогает воспитывать внуков. И по-прежнему заботится о детях, а теперь уже и о внуках своей многочисленной

ТАЛАНТ И МАСТЕРСТВО

В районе всем известно, что Полина Турутина владеет многими секретами национального шитья. Эти навыки у нее еще с харампуровского детства. Работает с мехом, сукном, занимается изготовлением орнаментов, а вот с бисером из-за возраста уже сложно работать: нужны проворные пальцы и зоркие глаза. Умения и навыки традиционного шитья много раз в жизни ее выручали. Сама же свои работы и рекламировала. Всегда открыто носила национальную одежду, тогда как другие стеснялись даже обуваться в бурки. Девчонкам своим шила красивые шубки в национальном стиле. Однажды был случай, когда по достоинству "оценили" ее мастерство, - украли ее шубу. Пришлось заявить в милицию. Через некоторое время эту шубку нашли аж в Екатеринбурге: кто-то решил прогуляться в эксклюзивном наряде по городским улицам. Полину Гилевну и сегодня можно видеть в ненецкой одежде или в шубах, сшитых с применением элементов национального декора и орнаментов, что придает еще больший колорит этой обаятельной, добросердечной и неугомонной женщине.
Она первая в Пуровском районе вынесла ненецкие песни и обрядовость на сцену, не всеми это было воспринято. И тем не менее ее сольные выступления вот уже почти 30 лет украшают разнообразные концертные мероприятия, проводимые в районе и округе. Родная ненецкая речь - язык, фольклор и песни - стали ее любимым делом. Живя и работая в кочевье, она многое видела, запоминала, впитывала со всех необъятных просторов таймырской и ямальской тундры, но лесноненецкая тайга -это ее колыбель, ей она посвящает свое творчество.

ТВОРЧЕСТВО

При малейшей возможности Полина Гилевна всегда пыталась все записывать, сохранять, но не всегда получалось, как хотелось. Записала Пяк Охоля Ыниковича, Айваседо Охоля Панкчувича, Пяк Ока-Юрия Александровича. Аудиокассеты тогда были в большом дефиците, и дети на эти кассеты записали современную музыку. Очень сокрушается до сих пор, что безвозвратно утеряны неповторимые образцы фольклорного творчества лесных ненцев. Позднее пришлось восстанавливать эти записи по памяти, возможно, не все восстановила, что-то добавила от себя. Позже эти тексты вошли в сборник сказок "Серая мышка". А записанные позже тексты таких исполнителей, как Айваседо Ляпля, Пяк Солу, Айваседо Виктор, вошли в сборник "Сказания земли Пуровской". К сожалению, не удалось зафиксировать песни, сказки, исполнителями которых были уже ушедшие в мир иной старики - носители духовной культуры. Их духовное богатство и философская мудрость, накопленные на протяжении всей жизни, ушли в небытие, навсегда потеряны для нынешнего и грядущих поколений.
Тернистый путь фольклориста, на который она вступила уже в зрелом возрасте, не имея профессиональной языковой подготовки, был еще впереди. Ее яркий талант собирателя и исполнителя фольклора особо стал проявляться в конце 70-х годов. С этого времени Полина Гилевна целенаправленно занимается сбором фольклора лесных ненцев. Это были самые насыщенные годы, тогда же произошли встречи с людьми, помогшими открыть в ней творческие силы и способности. Тогда в массе своей окружающие ее люди не понимали истинной ценности старинных сказаний и традиций, интересных слов и необычных выражений. Годы общения и кропотливой совместной работы со многими известными в научных кругах людьми, исследователями-североведами оставили в её памяти неизгладимый след.

ИНТЕРЕСНЫЕ ВСТРЕЧИ

Долго и плодотворно работала с Ядвигой Николаевной Поповой - автором словаря лесного диалекта ненецкого языка. Их общение было взаимообогащающим. Но, к великому прискорбию, Ядвига Николаевна, так много сделавшая для продления жизни исчезающего языка, у которой в планах было еще больше задумок, трагически погибла над небом ставшего родным для нее Тарко-Сале в декабре 1977 года.
В 1978 году судьба подарила Полине Турутиной новые встречи, переросшие в дальнейшем в многолетнее сотрудничество. 8 экспедиции ленинградских ученых Валентины Владимировны Горбачевой и Ирины Альфредовны Карапетовой (тогда еще аспирантки) была информантом. С Карапетовой совместная работа сводила ее еще несколько раз. Ирина - частый гость в ее доме.
Была одним из главных помощников Казимира Лабанаускаса, исследователя из таймырской Дудинки. Долгое время переписывалась с ним. Их взаимное сотрудничество подвигло её к увлекательной работе по составлению таблицы склонения и спряжения, помогло открыть для себя самой законы родного языка. В девяностые годы Полина Гилевна работала с финскими учёными Тапани Салминеном - лингвистом и Ярко Ниеми - этномузыкантом.

УЧАСТИЕ В НАУЧНОЙ И ПРОСВЕТИТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

В течение ряда лет помогала новосибирским ученым, исследовавшим материалы по духовной культуре лесных ненцев. Приходилось работать в составе киногрупп. Так, в 1992 году помогала французско-австралийской группе в съемках фильма о лесных ненцах "Живая беда". С середины девяностых принимала участие в составе фольклорно-этнографических экспедиций на Харампуре. Сотрудничала и до сих пор поддерживает связи с учеными-североведами из Екатеринбурга, Тобольска, Москвы, Эстонии и США. Кроме этого, работала на многих научно-практических конференциях, симпозиумах, где поднимались вопросы культуры народов Севера.
Полина Гилевна многие годы была постоянным внештатным корреспондентом газеты "Северный луч", сотрудничала с окружной газетой "Красный Север". Немало сил вложила в становление национальной редакции телерадиокомпании "Луч": при подготовке первых передач часто помогала словом, советом, сюжетом.
Она стояла у истоков музейного дела района. Когда еще никто слыхом не слыхивал об экспедициях по сбору экспонатов, она во время отпусков отправлялась в тундру и тайгу для сбора материалов, как бы предчувствуя, что пройдет совсем немного времени - и все это может безвозвратно исчезнуть. Возвращалась, как правило, с большими тюками, а недоброжелатели судачили, мол, что-то для себя набрала, им и невдомек было, что она по крупицам собирает историю своего народа. Итогом стало создание в 1992 году музея в Таркосалинской школе-интернате - маленького островка культуры лесных ненцев. Вспоминая то время, Полина Гилевна печально вздыхает и говорит: "Может, я и до сих пор работала бы в АКБ, но вынуждена была уйти - мне нашли более молодую замену. Им тогда казалось, что мне уже не справиться". Но это послужило своего рода толчком, чтобы заняться новым, ставшим любимым делом жизни. - музеем. Так она еще 12 лет проработала в школе-интернате и в районном краеведческом музее, лишь неделю назад решила уйти на отдых. Итогом многолетней собирательской деятельности стали книги, где собран материал о самобытных традициях, духовной культуре лесных ненцев. Это сборники "Дом ветров", "Сказка о серой мышке", "По тропам моих предков", "Лесные ненцы. Сказания земли Пуровской". Конечно, ей помогали обрабатывать и редактировать тексты. К сожалению, не всегда делалось это бережно. Бывали случаи, когда одним сюжеты ее текстов казались слишком зловещими и их меняли по своему усмотрению, другим были непонятны целые фрагменты, и они их попросту опускали, многие рукописи и вовсе терялись. Автору из-за присущей ей доверчивости и уважительного отношения к людям и невдомек было все перепроверять, да и в известность ее никто не ставил о вносимых изменениях в оригиналы. Поэтому в некоторых ее сборниках и встречаются погрешности.

СИЛА ДУХА

Она была уже достаточно известна в североведческих научных и литературных кругах страны и зарубежья, лишь здесь, на своей лесной родине, всё ещё не признавали её. Сколько раз перед ней закрывались двери, сколько времени приходилось просиживать в ожидании аудиенции "великомогущественных", иногда не пускали вообще! Сколько раз о ней забывали в праздники и юбилеи! Сколько таких "сколько" помнит она. Приведу всего лишь один случай, невольным свидетелем которого я была сама. В день празднования 65-летнего юбилея района прямо перед ней закрыли дверь КСК "Геолог", где проводились торжества. Я помню её лицо с немым вопрошающим взглядом полных слёз глаз. Что можно было ей тогда ответить, какими словами объяснить, почему так поступили?...И, тем не менее, никакие пережитые обиды от сильных мира сего, никакие упрёки и непонимание со стороны соплеменников не смогли сломить её, поколебать уверенность в необходимости и значимости дела, каким занималась. Ведь она всю себя посвятила служению своему народу, его истории и культуре. В этом чувствовала своё предназначение, это помогало ей справляться со всеми невзгодами.
Я видела её в разные моменты жизни: тогда, когда она была счастлива и не очень. Когда было трудно. Ни при каких обстоятельствах она не теряла чувства самообладания и уверенности в своей правоте. Последние десятилетия жила музейными заботами, выбивала деньги на экспедиции, на приобретение экспонатов. На издание собранных ею фольклорных материалов. Обивала пороги, ходила и убеждала, просила и ...добивалась своего. Хорошо отзывается о руководителях "Пурнефтегазгеология", "Геойлбента", "Харпмпурнефти" разных лет.

САМОБЫТНОСТЬ

Часто Полина Гилевна шла против общепринятых правил, против общего представления о том, как надо и как правильно. И делалось это не в силу каких-то глубоких размышлений, а всего лишь из-за того, что не умела по-другому. Своё свободолюбивое естество не могла, да и не хотела вмещать или ограничивать какими-либо рамками. И это во всём.
Наверное, не только меня. Но и многих, должно быть, она не раз очаровывала неким примитивизмом (не путать с примитивностью); самобытным мышлением. Не запылённым условностями: интуитивностью принятия решений, избегая поверенных путей; фольклорно-литературной деятельностью вне всяких жанров и направлений - она вообще свободна от всяческих штампов и принятых норм. Она создала свой собственный стиль, манеру жизни, общения, письма, речи...Некий симбиоз ненецкого с русским. Любой текст в её устах приобретает необычные оттенки, звучит, будто впервые произнесённый. Её речь полна своеобразия живости образов, к ней надо учиться привыкать.
У Полины Гилевны многолетний опыт общения с природой. Она еще помнит, когда можно поднять стадо, как не растерять телят во время отела. Она no-прежнему умеет ставить чум, выделывать шкуры и камус, кроить и шить. Она не забыла, как запрячь оленью упряжку по-лесному и тундровому. А ее невероятная выносливость и умение ориентироваться в лесу всегда восхищают. Редко замечала в ней торопливость, суету. Даже в экстремальных ситуациях она держится с достоинством, спокойно. Помню, как-то возвращались ночью в сорокаградусный мороз из одной поездки, она не успела сесть в машину. Через некоторое время кинулись, а Полины Гилевны рядом нет, пришлось вернуться. Каково же было наше удивление, когда навстречу нам по дороге размеренно, слегка торопливо вышагивала она.

САМООТДАЧА

Накопленный богатый жизненный опыт позволяет ей вести активный образ жизни, участвовать в различных проектах, реализовывать задуманное. Ей по-прежнему интересен мир. Среди своих современников она выделяется неугасимой энергией и жизнелюбием. Как и в былые годы, она щедра, великодушна и всегда гостеприимна. Она не устает делать людям добро.
Всё чаще с годами её тянет в тайгу - в родное стойбище, в кочевье. Туда, где ещё живы корни рода Дянлюта. К очагу мудрости и доброты лесных людей. Лишь там можно вдоволь напиться чистой силы, а после устремиться в ещё более трудный путь.
Полина Гилевна, несомненно, входит в число известных представителей национальной интеллигенции, отдающей все свои силы, знания и опыт на возрождение культуры и традиций своего народа. С её именем связан целый период в истории культуры Пуровского района. Она внесла и вносит по сей день неоценимый вклад в сохранение и развитие культуры лесных ненцев, став примером самоотверженного служения своему народу, лесноненецкой земле.
Думаю, что все соплеменники. Особенно из рода Айваседо-Дянлюта, горды тем, что харампуровская земля взрастила такого человека - хранительницу древних традиций. И надеюсь, что и она - дочь таёжной земли - горда тем, что ещё может быть полезна своему народу, причастна к его духовной культуре и самобытной истории.


//Северный луч.-2004.-3, 10 декабря (№49-50).-С

Наверх


О книге "ПО ТРОПАМ МОИХ ПРЕДКОВ И МОЕГО ДЕТСТВА"

(Отзывы)


Дорогие читатели!


Вы держите в руках удивительную книгу. В ней собрана лишь небольшая часть трудов коренной лесной ненки Полины Гилевны Турутиной. Выпуск этого сборника осуществляется в рамках научно-исследовательского проекта И.С. Хэно "Этнос и время". Утверждённого администрацией Пуровского района. В нём П.Г. Турутиной отведён первый. Заглавный раздел. Он включает в себя: происхождение, названия, расселение и особенности формирования родов лесных ненцев в Пуровском районе, ритуальные обряды лесных ненцев, обработку фольклора и шаманскую песню как духовное наследие ненцев.
Это первое в истории ненецкой культуры издание, посвящённое фольклорному и обрядному искусству лесных ненцев. В нём раскрывается удивительный и доселе никому не показанный духовный, материальный и природный мир. Мир уникальной, абсолютно единственной популяции в составе крупного, но конгломеративного ненецкого этноса, проживающего на европейском и азиатском Севере России. Сделан лишь первый шаг к приобщению популяции лесных ненцев к богатой и животворной культуре арктической России. Эта книга, несомненно, вызовет живой и глубокий интерес не только учёных этнографов, лингвистов и историков, но и у рядовых читателей. Она будет особенно интересна жителям ЯНАО, как коренным, так и пришлым, давно ожидающим полноценного, научно и художественно осмысленного знакомства с культурой народности, для которой Крайний Север Тюменской области является исторической родиной. Её природным домом.
Тяга к такому знакомству обусловлена выходом техногенной цивилизации в Пуровском районе и в целом в округе за рамки проводимой ранее политики, а также стремлением осуществлять оптимальное сопряжение техногенного социума с биогенным. Необходимо исключить возможность любого угнетения малой народности в условиях промышленного и коммуникационного освоения края.

Г. Мерзосов,
главный редактор Пуровской районной газеты "северный луч", аспирант кафедры философии Новосибирского государственного университета

Наверх


Вместо Предисловия

..я решила воссоздать в своей памяти образы ушедших и живущих близких мне людей. Пусть жизнь была у меня нелёгкой, но я счастлива, что трядом со мной были в трудные дни табиде Ляля. Друг Оголяя, образ моей матери, отца. деда и бабушки И пусть кому-то моя жизнь кажется не такой, какой они хотели бы видеть, и живу я не так, как они желают, но для меня она была полной и яркой звездой. Когда я писала свои воспоминания, они словно присутствовали рядом со мной и помогали мне. Может, кто-то найдёт в моих воспоминаниях пробелы в традициях, обычаях моего народа. Но я старалась писать так, как моя душа желала. Не судите строго.


П. Турутина

//Турутина П.Г. По тропам моих предков и моего детства: Сказки, легенды, шаманские обряды и изречения лесных ненцев/Отв.ред. И. Захарова.-Екатеринбург: Изд-во "Баско", 2000

Наверх


Во время длинных дней совместной работы над песнями лесных ненцев с таркосалинским знатоком фольклора своего народа, народной артисткой и краеведом Полиной Гилевной Турутиной, у меня была возможность познакомиться с ее публикацией "По тропам моих предков и моего детства".
В данной публикации П.Г. Турутина демонстрирует глубокое знание наследия своего народа, его этнографии, фольклора и языка.
Так как знаний и материалов о лесных ненцах очень мало, такое издание крайне необходимо не только для других народностей района, для российских и зарубежных исследователей, но и для самих лесных ненцев.
Отмечая самоотверженный труд автора, считаю необходимым работу "По тропам моих предков и моего детства" рекомендовать для публикации.

Яркко Ннеми,

ассистент профессора при ОЭМА, доктор
филологических наук, исследователь, специалист в области
этнологии и музыкальной антропологии Университета
г. Тампере (Финляндия)

Наверх


Лесные ненцы (неща) сами по себе загадка. Прошлое, настоящее этого народа овеяно легендами, народ этот самобытен.
Особенности их хозяйствования, бытового обустройства, культурных традиций занимают особое обособленное место в истории развития малых народов нашей планеты.
Поэтому восхищает титанический труд людей, которые по крупицам собирают устное народное творчество своего народа. Одной из них является сказительница, фольклористка, исполнительница эпических и шаманских песен, знаток семейных обрядов П.Г. Турутина.
Собранный ею материал "По тропам моих предков и моего детства" является уникальным материалом, тем более, что таких работ, опубликованных в печати, практически нет.
Эти уникальные материалы об истории, этнографии, культуре, традициях лесных ненцев (нещау) очень необходимы и интересны этнографам, фольклористам, учителям, воспитателям, а также всем людям, которые изучают историю этого народа.
П.Г. Турутина по крупицам собирала этот материал в течение всей своей жизни. Много сил, энергии было отдано полевым экспедициям по сбору фольклора.
Я считаю, что этот материал необходимо опубликовать. Материал необходим людям, которые проживают на территории нашего района и практически не знакомы с традициями этого народа.

М. С. Приходько,

старший научный сотрудник института национальных проблем образования Министерства общего и профессионального образования РФ

Наверх


Творческое начинание Полины Гилевны Турутиной заслуживает всяческого одобрения и поддержки. Описание встреч с шаманами - это первые шаги П.Г. Турутиной на литературном поприще, которое обретает в ее лице весьма перспективную творческую личность.
В ее работе используется фольклорный материал, собранный в полевых экспедициях. Здесь мы встречаемся не с выдуманными образами шаманов, а с конкретными людьми, которые посвятили свою жизнь культовым обрядам своего народа. В рукописи собраны сведения о свадебном, погребальном, ритуальных обрядах, духовное мировоззрение людей, шаманские песни, быт, которые заполнят пустоты неполного знания у детской и юношеской аудитории читателей. А также помогут краеведам, этнографам, историкам в изучении культуры лесных ненцев.
Предлагаемые материалы поданы последовательно, чтобы дать читателю представление о конкретном месте и времени происходящих событий. П.Г. Турутина приводит здесь немало интересных фактов о действиях шаманов, введены шаманские песни, которые ранее были неизвестны читателю. Она предприняла удачную попытку подать материал в разговорном стиле, опираясь в основном на свои собственные впечатления, полученные в непосредственном общении со знатоками народных традиций.
На содержание рукописи положительно сказалось и то, что ее автор - представитель коренной национальности, который знает свой язык, традиционную культуру своего народа, и пытается показать ее как бы "изнутри".
Работа П.Г. Турутиной, как тонкого, своеобразного и увлеченного автора, заслуживает опубликования. Думаю, что она вызовет большой интерес у массового читателя, а также заинтересует специалистов.

Леонид Лар,

член Союза художников России, член Международного общества по изучению шаманизма, участник международной программы "Базис" Кембриджского университета, заведующий кафедрой живописи и методики преподавания ИЗО, доцент Тобольского педагогического института им. Д.И. Менделеева

//Турутина П.Г. По тропам моих предков и моего детства: Сказки, легенды, шаманские обряды и изречения лесных ненцев/Отв.ред. И. Захарова.-Екатеринбург: Изд-во "Баско", 2000

Наверх


СПИСОК ПРОИЗВЕДЕНИЙ

  • Дом ветров/Ред.-сост. Н. Дудников; Худож. Т. Манухина.-М.: "Вилад", 2000.
  • Комариный шаман: Ненецкая сказка//Северный луч.-2003.- 1 августа (№31).-С.25
  • По тропам моих предков и моего детства: Сказки, легенды, шаманские обряды и изречения лесных ненцев/Отв.ред. И. Захарова.-Екатеринбург: Изд-во "Баско", 2000
  • Сказка о серой мышке/Ред.-сост. Н. Дудников; Худож. Т. Манухина.- М.: "Вилад", 2000

Наверх


Комариный шаман | Весеннее одаривание небесного Бога-Грома

КОМАРИНЫЙ ШАМАН

Ненецкая сказка

Как-то в старину сожгли на костре лесную Ведьму (Палые) за беспутство. Из пепла её тела вылетели комары да мошки, а из сердца вылетел комариный шаман. Шаман был непростой - чёрный был, злой. Полетел он над вольным лесом, над топкими болотами и прилетел в тёмную чащу пойменного леса. Встретил там злобного старика Ыльпи Ваку и сел ему на нос, больно укусил, а потом и спрашивает:
-Старый Ыльпи, скажи, чья кровь лучше и вкуснее?
Ыльпи Ваку смахнул его с носа рукой и сказал:
-Лети, узнай сам, чья кровь вкуснее, и мне расскажешь. Полетел комар дальше. Пьёт кровь всех живых: людей, птиц. Зверей - и собак, и оленей, и даже маленькой онти (одомашненного детёныша лисы).
По пути встретился комару воробей (Атычивля). Тот спросил комара:
-Комар, скажи, чья кровь самая вкусная?
-У людей вкуснее кровь, - ответил комар.
- А кто послал тебя пить кровь людей. Птиц и зверей?
-Старый Ыльпи Ваку.
-А ну-ка, покажи свой язык, я посмотрю, правду ли ты говоришь?
Комар язык показал, а воробей вынул нож из ножен и обрезал ему язык.
Полетел комар к чуму злобного Ыльпи Ваку, а тот его спрашивает:
-Ну что комар, узнал ты, чья кровь вкуснее? Он в ответ только: "...У, У, У...". Языка-то нет.

//Северный луч.-2003.- 1 августа (№31).-С.25

Наверх



ВЕСЕННЕЕ ОДАРИВАНИЕ НЕБЕСНОГО БОГА-ГРОМА

Ненцы-старожилы помнят, как в былые времена они сами и их предки отмечали весенний праздник одаривания небесного Бога-Грома оленем. В роде Панхи Пяк это событие происходило так. Род Панхи Пяк ехал на свою священную сопку "Кавр нат ка" принести в жертву Богам Воды, Неба и Грома оленей. Пяк Панхай поднялся на хребёт сопки, привязал серую важенку к дереву, снял с себя пояс с маленьким мешочком на замшевом шнурке, вынул из него узелок и положил у корней лиственницы. Оленя вывели на ровное место мордой к востоку. Трое мужчин оленя умертвили, и, когда он издавал последние вздохи, подняв голову к небу, Пяк развязал узелок и привязал его к ветке лиственницы.
Вспоров оленю брюхо, мужчины вынули и положили на снег его внутренности. Когда горячая кровь заполнила брюхо, человек который принёс его в жертву, зачерпнул тёплой оленьей крови и не спеша пошёл к реке Пур. Встал на колени и вылил кровь в быстрое течение реки, при этом, наклонившись над водой, произнося священную молитву Богу-духу Воды. "Вездесущий, дай нам удачи в летнем улове рыбы, чтобы сытно ели наши дети! Не забирай духа моего народа в осенний и летний период". Не тревожь нас шумом сильных волн. Сохрани поголовье наших оленей".
Закончив священную молитву, се сели вокруг туши оленя. К голове мёртвого оленя положили рыбку, окропив её рот оленьей кровью, и приступили к трапезе.
А тем временем забили белого оленя хора( самец оленя), принеся его в жертву Богу Неба- Грому. И сделали из веточки образ - символ Бога-Грома в виде птицы, помазав кровью её и берёзу у корней. При этом произносится молитва: " О великий хозяин неба, мы живём под тобою. Наша жизнь видна, как на ладони. Просим тебя, сверхусмотрящий глаз, принеси нашему племени удачу, тёплое лето, много дичи, ягод, грибов для оленей. Чтобы не было комаров и оводов, не было сильной жары. Убереги нас и наши пастбища от пожаров, грома и молнии".
Все сородичи Панхи Пяк сели вокруг забитого оленя, ели, пили свежую оленью кровь и чай из душистых листьев. К вечеру все разъехались в свои чумы радостные от того, что исполнили долг перед Богом Неба.
Этот обычай ушёл в прошлое. Закон природы: всё течёт, всё меняется.

//Северный луч.- 2003.- 6 июня. - С.12

О жизни | О творчестве | Список произведений | Избранные произведения

 
Все тексты в нашей библиотеке предназначены только для личного использования.
Любое коммерческое использование текстов категорически запрещается.
Все права защищены. 2005-2012
Контактная информация