Визитная карточка Ямала
Карта Ямала
Ямал в лицах
Боги Ямала
Высказывания о Ямале
Города Ямала
Животный мир Ямала
История народов Ямала
Литература Ямала
Мангазея "ЗЛАТОКИПЯЩАЯ"
Музыкальные инструменты
Народы Ямала
Народная медицина ненцев
Образование на Ямале
Обычаи, обряды, традиции
Освоение Ямала
Писатели Ямала
Праздники тайги и тундры
Происхождение ненцев
Птицы Ямала
Растительный мир Ямала
Реки Ямала
Скульптура народов Ямала
Стихи о Ямале
Традиционная одежда ненцев
Фольклор Ненцев
Цветы Ямала
Экология Ямала
Ягодные россыпи Ямала


Музыканты Ямала

ЛАГЕЙ Гавриил Ильич,

профессиональный ненецкий оперный певец

Золотой голос Гавриила Лагея

Гавриил Ильич Лагей,  известный оперный ненецкий певец, родился 8 апреля 1965 г. в Байдарацкой тундре на Ямале, сын потомственного оленевода. 
Окончил дирижерско-хоровое и вокальное отделения Кировского училища искусств, Санкт-Петербургскую консерваторию им. Н.А. Римского-Корсакова, где учился у выдающихся педагогов Нины Серваль и Киры Изотовой. Служил в ансамбле песни и пляски Советской Армии в Москве.
Исполняет песни Семёна Няруя на ненецком языке, произведения П.Чайковского, Ф.Глинки, С.Рахманинова, современных композиторов. 

В 1999 году выпустил компакт-диск «Зов. Музыка Севера», в 2004 году –  компакт-диск с произведениями «Фигаро», «Love Me Tender», «Бубен шамана» в сопровождении Академического симфонического оркестра Санкт-Петербургской филармонии, дирижер Василий Петренко.

Вышел в свет сингл Гавриила Лагея “Фигаро” на музыку великого Россини, а на экранах появился одноименный видеоклип.

Гавриил Лагей живёт в Санкт-Петербурге, работает по контракту в оперных театрах Италии и Франции. Певец говорит: “А сегодня я могу назвать себя человеком мира, потому что география моих концертных выступлений достаточно велика: я выступал во Франции, Италии, Испании, Японии, Швейцарии, Великобритании, Нидерландах, Австрии, Швеции, Норвегии, Финляндии.  

 Я свободный человек – достиг такого уровня мастерства, что могу спеть всё, что хочу. Это такое блаженство - свобода пения, когда берешь любое произведение, и оно у тебя звучит...".  

Лагей поёт на итальянском, французском, английском языках, и конечно – русском, ненецком, хантыйском и др. Баритон с широким диапазоном голоса.
Певец объездил с концертами весь Ямал (Ямало-Ненецкий автономный округ). 

Не раз выступал Лагей в европейском Заполярье - в Нарьян-Маре, столице Ненецкого автономного округа. На Гала-концерте конкурса ненецкой песни “Сава сё-2013” «ДИВНАЯ МЕЛОДИЯ» он  спел три песни.

В интервью после концерта он сказал: 
“Я вот сяду дома в Санкт-Петербурге за рояль и могу три часа играть романсы. 
Представляете, что я из чума, из тундры, и могу играть на рояле!  Мне только сейчас стало понятно, как можно играть Рахманинова... Я не пианист-профессионал, не могу эти краски вытащить на инструменте, а голосом – могу. Пришёл такой период: делать программы, записывать; записывать, потому что через 20 лет я не буду, возможно,  в этой форме, а  сейчас есть возможность записать всё, что наработано: старинные романсы, неаполитанские песни, потом  у меня есть диск  «Романсы Рахманинова» в оригинальной интерпретации. Старинные итальянские арии буду записывать. Хочу снять клип на вокализ Рахманинова, если удастся, с голливудскими режиссёрами.

 Рахманинов – самый исполняемый композитор во всём мире. Буду без слов петь, вокалиссимо… Но это всё мечты, это не значит, что завтра всё это так и будет. Но это мои планы, я иду с чистой душой …для этого я должен ещё дорасти, поучиться, поразмышлять,  не гастролировать”.

Нарьянмарские зрители встречали Гаврила Лагея восторженно: такая энергетика!
 Артист в прекрасной физической форме.

Фрагменты интервью:

И.К.:  Перед концертом специально посмотрела ваше «Фигаро», интересно тоже – и современность, и тундра, всё вместе - и медведи, и чумы, и вы тут – так, то в костюме Фигаро. Замечательно снято. Где этот фильм снимался?
Гавриил Лагей: Снимался в Санкт-Петербурге, Швейцарии, Италии, Москве, в разных студиях. Один наш режиссёр, другой -  французский. Над "Фигаро" работал известный финский рэпер Томми из Don Johnson Big Band, группа "Deaдушки" и Академический симфонический оркестр Санкт-Петербургской филармонии. Получилась знаменитая оперная ария одного из самых сложных в техническом и творческом отношении произведений - каватина Фигаро из оперы Россини - в новой оригинальной аранжировке.

И.К.: Но по-большому счёту вас надо слушать живьём, нужно прочувствовать вашу энергетику.

Гавриил Лагей: Без микрофона. 

И.К.: Но вы сейчас на минуту отняли микрофон, голоса-то вам хватит.

Гавриил Лагей: Но это для того, чтобы показать, что без фонограммы я пою. Если я в следующий раз привезу программу итальянскую, то, что сейчас сделал, там бельканто будет полностью. 45 романсов, уникальный диск издаётся, потому что ни одна малая народность не издавала романсы, да ещё так много. 
То, что я делаю на концертах – это шоу, потому что людям это надо тоже, свои корни, поэтому я занимаюсь полу-эстрадной музыкой и классикой. Соединяю этническую музыку и классику. Ищу песни национальных композиторов.

И.К.: Роль случая в вашей жизни?

Гавриил Лагей:  Считаю, что Бог захотел и это произошло, что предначертано. Я ведь в пять лет остался сиротой. Из чума приехал в училище, не знал, как соединить ноты, плакал, когда в первый раз коснулся рояля. А я ненец – гордый человек. Ненец не знает, как терцию играть? –  и вот я плакал над этим, пока не добился. В 13 лет ноты впервые узнал. Я ведь до училища только пел: в Кремле выступал – пел национальные песни, в Азербайджане Алиеву пел, меня возили как чудо какое-то. У меня не было выхода, я рано лишился родителей, а надо было утвердиться как-то. 
Конечно,  трудолюбие. Учился в Кировском училище. Благодаря педагогам в 4 утра вставал, шёл на занятие,  и – до 9 вечера, потом в полночь ложился, в 4  утра пешком шёл… и так каждый день четыре года подряд, пока, наконец, не закончил музыкальную школу по классу фортепиано.
Я даже хотел композитором стать, но я не владею фортепиано так, как хотелось бы. Об одном только жалею в этой жизни, что не владею фортепиано профессионально, как Горовец. Когда я приезжаю к себе домой в Санкт-Петербург, на весь дом включаю Горовца, и вот он играет, а я подпитываюсь от музыки великого человека.  

КОРР: На «Сава сё» в Нарьян-Мар вы ещё прилетите?

Гавриил Лагей:  Если будет возможность какая-то, то я готов  приезжать постоянно, потому что от этого зависят многие вещи. Я хочу быть примером, хотя и не считаю себя великим человеком, гением, звездой. Я свободный человек, для меня свобода дороже.

КОРР.: На каком языке вы думаете?

Гавриил Лагей: Думаю на том языке, на котором говорю. Только когда говорю по-английски, думаю по-французски.
КОРР: Вас тепло принимали, естественно - такая энергетика, зритель чувствует корни, которые в вас живы. Пусть ваши планы и мечты сбудутся!

Под именем «КОРР.» - объединены вопросы нескольких людей.

Царькова Л.

Автор фото - С.Ладыкин

http://www.proza.ru/2013/04/19/1376

 


ГАВРИИЛ ЛАГЕЙ: «МЫ НАДУВАЕМ ШАРИК НЕ ТЕМ ГАЗОМ»

Судьбу Гавриила Лагея в западной прессе часто называют "американской мечтой". Мальчик, выросший в ненецком чуме, мог бы стать оленеводом, как его отец. Но Бог дал ему не только талант, но и упорство в достижении самых, казалось бы, фантастических целей, поэтому сегодня оперному певцу Гавриилу Лагею рукоплещут зрители театров всего мира. Россию же своими выступлениями он не балует, и на то у певца есть причины...

ГЛАВНОЕ - НЕ ЛИЦО

Особую роль в судьбе будущего оперного баритона сыграл... патефон. Его подарили отцу Гавриила, лучшему оленеводу в поселке.
- Но я разбил почти все пластинки, оставив лишь три, - вспоминает Лагей. - Уже потом узнал, что это были записи Шаляпина, Лидии Руслановой и старинного "Марша егерского полка". Почему-то именно они понравились мне больше всего. Эти пластинки и стали моими первыми познаниями музыки, хотя тогда я знал лишь отдельные русские слова.
В пять лет, когда погибли родители, он остался круглым сиротой. Через год оказался в интернате, где его заметила учительница музыки, разглядевшая в голосистом мальчугане талант. Вскоре Гавриил стал непременным участником всех праздников, проводившихся в интернате, а уже к 15 годам объездил с концертами практически весь СССР.
- После девятого класса поехал в Киров поступать в музыкальное училище, - рассказывает певец. - Было очень сложно. За два месяца пришлось все выучить - ведь я даже нотной грамоты толком не знал! Но в итоге поступил. Вставал в пять утра, шел пешком через весь город и лишь часов в десять вечера выходил из училища. Если же мне нужно было отдохнуть, я летел домой в тундру. Наемся оленины, строганины - и обратно.
После училища, которое Гавриил закончил сразу по двум отделениям - дирижерско-хоровому и вокальному, - его призвали в армию. C год посидев за баранкой боевой машины пехоты и получив звание гвардии сержанта, Лагей был переведен в Москву в ансамбль песни и пляски.
- До двух часов я был на службе, а потом шел заниматься в студию при Большом театре, - продолжает певец. - И мои преподаватели посоветовали: "Если хочешь чему-то научиться, поезжай в Ленинград. Там еще остались маститые педагоги".
Лагей поступил в Ленинградскую консерваторию. Тут-то его судьба могла бы резко измениться, поскольку на горизонте замаячила перспектива стать эстрадной звездой. Заманчивое предложение сделал певец Николай Кола-Бельды, снискавший популярность в масштабах страны после исполнения песни "Увезу тебя я в тундру". Но Гавриил отказался.
- Для меня тогда было неважно, буду ли узнаваемым, - убеждает Лагей. - А важно лишь то, какой продукт ты выдаешь.
По окончании Консерватории Гавриил неожиданно для многих предпочел не связывать себя с одним театром. Сейчас он выступает на самых разных сценах по всему миру.
- Ни одна концертная организация, ни один театр не может сказать: "Это наш певец", - поясняет Гавриил. - Солистов много, а я предпочитаю быть самим собой. Если ты интересен хотя бы сотне человек, если это тебя как-то кормит - уже хорошо.

ТЯЖЕЛОЕ РОЖДЕНИЕ "ФИГАРО"

В России о Лагее заговорили после выхода в свет сингла "Фигаро". К работе над знаменитой оперной арией певец привлек финского рэппера Томми из Don Johnson Big Band, группу "Deadушки" и Академический симфонический оркестр Санкт-Петербургской филармонии. Лагею удалось сделать то, чего хотели многие, но так и не смогли. Россини зазвучал по-современному, но не превратился в попсовый ремикс. Классика осталась классикой!
Весной наш герой выпустил новый диск "Ненец", куда вошли десять разнообразных по стилю композиций, начиная от арии Фигаро и русского романса и заканчивая роком. Песня в таком "непривычном" для оперного баритона стиле была написана специально для Гавриила.
- Записывались в Петербурге, что-то делали в Швейцарии, национальные песни - в Тюменской области, - говорит певец. - Сбылась моя мечта: я презентовал этот диск оленеводам двух самых дальних поселков Ямало-Ненецкого автономного округа. Земляки были в восторге!
Сейчас Гавриил "замахнулся" на Пуччини. Давно бы появился и сингл, и новый клип. Благо что есть инвесторы, заинтересованные в появлении такой высококлассной продукции. Но вся проблема в отсутствии хороших аранжировщиков.
- Именно поэтому и "Фигаро" рождался тяжело, - поясняет Лагей. - Там такт забыли, там симфоническую строчку. А это классика - ее менять нельзя! И ведь после "Фигаро" никто ничего подобного не сделал - в эфире опера так и не появилась! Аранжировщики в России зачастую даже музыкальной грамоты не знают. Купили аппаратуру, есть студия крутая, а темы нет. И такое происходит не только в музыке. В последнее время мы стали страной понтов. Много надуваем шарик, да не тем газом. Да, у нас может быть много денег, нефти, но суть ведь не в этом. Она - во внутреннем наполнении. А у нас один оскал остался...

"ПОНАЕХАЛИ ТУТ!"

В Петербурге Гавриил в последнее время появляется редко. Да и вообще в России практически не выступает, хотя зовут часто.
- Позиционировать себя хорошо, когда люди вокруг сытые, довольные и не ущербные, - рассуждает певец. - А когда народ озлоблен, когда процветает национализм... Меня ведь в России практически каждый день останавливают. К счастью, пока только милиция для проверки документов. Когда говорю, что из России, часто отвечают: "Знаем мы вас, все вы из России! Понаехали тут!" И что, я должен при этом выходить на сцену и нести прекрасное? Я хочу выступать там, где ко мне относятся как к равноправному. Пока же в своей стране я чувствую себя не очень комфортно...

КНИГА НЕ КАК У МАДОННЫ

В прошлом году в одном из парижских книжных магазинов Гавриил Лагей неожиданно для себя увидел книгу "Ненцы". С огромным количеством страниц, в хорошем переплете. В России-то не встретишь подобных изданий, посвященных народам Крайнего Севера! Однако содержание книги совершенно не соответствовало форме.
- Все передернуто, как собственно и вся история России, фамилии многих людей исковерканы, - возмущается Гавриил. - Ненцы показаны в неприглядном виде. И тогда я решил хоть немного изменить представление о коренных народах русского Севера и написать более правдивую книгу на основе своих детских воспоминаний. Она отражает восприятие ребенком, живущим в тундре, окружающего мира, его мысли о природе, окружающих, разных обычаях, буровиках...
Книжка в форме коротких новелл оказалась интересной и детям, и тем, кто давно вышел из детского возраста. Перед сдачей в набор ее читали в нескольких питерских детсадах ребятне, понятия не имеющей о том, что такое чум, ягель, тундра. После чего дети стали играть в зайчика - героя одной из новелл.
- Нет, это отнюдь не подражание Мадонне, - уверяет Лагей. - Она написала книги детских сказок, полностью придуманных. А тут - реальная жизнь.

Кострова А

http://www.nvspb.ru/stories/gavriil_lagej_mue_naduvaem_sha


ЛАГЕЙ Гавриил Ильич,

 

Гавриил Лагей - личность на Ямале известная, правда, выступает он больше по заграницам, в Европе например. Мы же его видим достаточно редко и знаем его практически в единственной ипостаси - как эстрадного исполнителя этнических песен на ненецком, ханты и коми языках. Между тем сам Гавриил предпочитает петь классику. Обо всём этом, о планах на будущее мы разговаривали во время его недавнего визита в окружную столицу. Приезжал он по приглашению Союза оленеводов Ямала. Подарил делегатам конференции концерт «Дорогами кочевий» и в очередной раз поразил публику своей мощной энергетикой и прекрасным голосом.

- Гавриил, я не однажды уже слышала твои песни, но твое последнее выступление в Салехарде — это нечто. Как тебе удается так зажечь публику? Ты владеешь каким-то секретом?
- Просто я работаю и не вру, и если говорю что-то, то только от души. Если, выйдя на сцену, я не завел публику, то для меня это провал. А если воспринимать публику как толпу, а себя как гения, которому не важно, поймут его или нет, то зачем заниматься музыкой?! В таком случае надо водить машину, заниматься нефтяным бизнесом, чем угодно, полно профессий, где ты не влияешь на души людей. Поэтому нет никакого секрета, я выхожу на сцену, и каждый раз предо мной ребром встает страшный вопрос: полюбит меня сегодня публика или нет? И конечно, я хочу понравиться ей. Даже если на концерте всего три зрителя, но они хотели меня послушать и пришли, то я должен так отработать, чтобы они потом вспоминали этот концерт с радостью.
- На концерте прозвучали уже известные слушателям песни, но были и премьеры, например «Край»...
- Понравилась?
- Очень, она такая ритмичная, зажигательная, как ты говоришь, полнее можно поколбаситься.
- А на самом деле в оригинале она очень медленная. Это старинный ненецкий напев, его мне подарила Татьяна Лар, известная исполнительница. Я исполнил ее в современной аранжировке, в быстром ритме, и получилось, думаю, неплохо. Татьяна слышала, ей понравилось.
Сразу скажу, что публика к такому восприятию меня не подготовлена. И по голосу, и по всему остальному я классический певец. Но пока у нас нет профессиональных певцов, которые могут исполнять национальную, этническую музыку, причем не просто исполнить, но и обработать произведение нужно для восприятия широким кругом публики, не только для ненцев, ханты, коми, но и для русских, украинцев, чтобы было вкусно, модно. Вот этим я занимаюсь, но это - хобби. Но одновременно я чувствую, что это надо делать. Если я не сделаю, то другой никто не возьмется, да на сегодняшний день никто лучше это и не сделает. Это я не себя хвалю, просто у меня уже отработанные методики.
Вот сколько бы на Ямале аранжировок современных пи делали, что сегодня исполняют? В основном диск «Зов». Была бы другая, более качественная вещь, крутили бы ее.
- Как ты думаешь, почему у других не получается?
- Честно говоря, не знаю. Во-первых, наверное, из-за финансовых проблем. При всем богатстве нашего округа у нас не находится достаточных средств, чтобы раскручивать молодых певцов. Хотя они есть и в окружном центре, и на местах, но ими надо заниматься. А у нас бытует мнение, что если ты молод, талантлив и живешь здесь, значит, ты свой и можешь обойтись своими силами. Развиваешься - ну и ладно. То, что я сейчас делаю, — результат моего собственного труда, я сам финансирую эти проекты, сам раскручиваю, по крайней мере, насколько возможно.
Взять многим известный «Обской вальс» — это очень старая песня, ко все ее исполняют на уровне самодеятельности, а на моем концерте ты слышала, какие были овации. И не потому, что именно я эту песню спел, а потому, что исполнена она была профессиональной звучала уже не просто как застольная песня, а как произведение искусства. И когда я видел, как женщины в зале плакали, я чуть сам не разрыдался. Если честно, я ее за одну ночь аранжировал. Прежде, естественно, попросил разрешения Валентины Ипшановой, автора песни, показал, как будет она звучать. Она с удовольствием согласилась. И я очень счастлив, что всё удалось и людям понравилось.
- Во время выступлений где бы то ни было — в Европе, Москве — ты чувствуешь, что ты представитель Ямала, представитель своей нации?
- Каждый раз я выхожу на сцену, как на поединок. Нет, не с публикой, не с самим собой, а с неким штампом, ведь если я провалюсь, то скажут: «Да он северянин, они все такие замороженные, и что еще от них ожидать». А если я хорошо выступаю и зал орет от удовольствия, говорят, наоборот: «Ну конечно, за ним стоит такой богатый регион. Столько денег в него закачано, поэтому он так выступает, и может учиться и получать консультации у любых профессоров». Понимаешь, как получается? Так или иначе, я всё равно буду не прав. И каждому не объяснишь, что никакие деньги и никакие связи не помогут, если ты сам не захочешь добиться каких-то результатов.
Это, наверное, комплекс интерната, что надо доказать воспитателю, что ты не такой плохой. Да, ты человек из тундры, но ты такой же, как все, понимаешь? Это комплекс, всю жизнь приходится с этим бороться и доказывать.
- То есть звездной болезнью ты не страдаешь?
- Иногда, конечно, бывают такие моменты, когда кому-то может это показаться. Ага, дескать, не хочет Лагей общаться, не так посмотрел. Но ведь каждый из нас живой, порой устаешь, просто нет настроения. Впрочем, какой звездностью можно страдать, когда я, попробовав многое в этом мире, понял, что лучше искусства нет ничего. У тебя может быть десять красивых машин, ты можешь ходить в лучшие рестораны, иметь всё что пожелаешь, но всё это, вместе взятое, не сравнить с музыкой. Ведь люди будут помнить не твои машины, дачи, всё то, что ты наворовал или заработал, а будут помнить твои дела и поступки. Будут говорить: «О, как он пел!»
- Но кроме так называемого духовного наследия есть и другое. О семье ты еще не думал?
- Это, как говорится, вопрос на засыпку. Все задают его, понятно, что людям интересно, но если Бог не дал на сегодняшний день, значит, не дал. Если бы я раньше завел семью, детей, кто знает, как бы сейчас сложилась моя судьба, куда бы я повернул. Потому что семья — это материальные проблемы, а я человек достаточно ответственный. Занимался бы чем-нибудь другим, но не пением — этим неблагодарным с одной стороны делом. А так как я человек искусства, это и есть мое дитя.
- Его ты и растишь?
- Вчера, на концерте, ты меня восприняла как-то по-другому, нежели раньше, потому что подспудно ты понимаешь, что по голосовому уровню я вырос и могу достаточно спокойно себя чувствовать. Как тот самолет, что вошел в скоростной режим, набрал высоту, и тогда уже не страшно. Конечно, это годы тренировок, часы репетиций, распевок. После концерта телевизионщики заскочили за кулисы, спрашивают: «Вы принципиально работаете живьем?» То есть люди уже удивляются тому, что человек может обходиться без фонограммы, понимаешь?
- То есть ты под фонограмму никогда не поешь?
- Иногда случается. Причем я об этом объявляю. Бывает, приходится выступать на площадке, где сложно выстроить звук, на улице допустим. А кроме того, все знают, что у меня есть голос, никому доказывать этого не надо.
- Гавриил, ты родом из Белоярска, местная детвора тебе не пишет? Ты для них как-никак знаменитость.
- Они не знают адреса. Не так давно там открыли новую школу, хотели меня пригласить, так просто не могли найти. Хотя я бы с удовольствием приехал на открытие новой школы. В принципе, я не прочь бы с ними поддерживать связь. Ко мне, кстати, поступает очень много предложений такого рода, причем не только с Ямала.
Не появляется на небосклоне больше ярких имен, ты у нас один, Няруй тоже в гордом одиночестве. В чём причина? Песенный народ ненцы не может родить больше талантов?
— Я думаю, это проблема культуры, прежде всего. Нет концепции ее развития, причем не только на Ямале, но и в России. Все «Фабрики звезд» — это всё надуманное и вымышленное. На сто сорок миллионов населения у нас всего 150 известных имен, а в Америке на двести шестьдесят миллионов только одних популярных групп тысяч десять, популярных певцов тысячи, не говоря о рок-музыкантах, кантри... А у нас на центральном телевидении тусуются всего полторы сотни балбесов. Молодые таланты не могут туда пробиться. Я не говорю про себя, я говорю вообще. Но это все знают, я не открываю Америки.
Ты веришь в провидение, в то, что где-то там есть ангел-хранитель, который следит за тобой, помогает тебе?
— Иногда такое ощущение бывает. Я много раз хотел бросить петь, заняться чем-то другим, много раз хотел эмигрировать, чтобы даже имя мое забыли. Из-за непонимания... Никто же не знает, как я пою классику, разве что узкий круг людей, никто не знает, что когда я пою в Европе, стоит ор в зале. Ту программу, что ты видела, я исполняю только здесь, на Ямале, и в других северных регионах, редко когда в Москве, иногда в Санкт-Петербурге. Я не хвалю себя, но я исполняю фрагменты арий так, как их старинные мастера пели, со всеми сложностями. А приезжаю на Ямал', конечно, все радуются: «О, наш Лагей!» Да, есть какой-то прогресс, но воспринимают меня больше как певца национального, может, как эстрадного.
Надо приехать сюда с классическим репертуаром.
— Я думаю, так и будет. Я уже говорил с местными властями, это будет не только мой концерт, а со звездами первой величины, по крайней мере российскими. Скорее всего, он состоится ближе к осени, если найдется достаточное финансирование, конечно. Звучать будет примерно так: «Гавриил Лагей приглашает звезд балета и оперы». И это будет впервые для Ямала. Я не могу раскрывать все карты, но скоро меня услышит и российская публика на центральных каналах. Это будет классика. Мы хотим сделать прорыв в развитии классической музыки, и это будет делать Ямал.
Будем ждать прорыва. А пока что бы ты себе пожелал в новом году?
— Многие считают, что у меня от природы голос такой. Да не от природы! Я всегда считал, что если человек умеет говорить, даже шепотом, он может стать оперным певцом, причем великим.
В любом возрасте?
— В любом! Главное — труд, труд, еще раз труд. Я, например, распеваюсь по три часа, а потом уже выхожу на концерт. Поэтому желаю себе, чтобы мой голос стал еще больше мне подвластен, чтобы я еще лучше им мог управлять. По большому счету, при моей комплекции иметь баритон — это уже что-то. Но хочется достичь такого уровня, чтобы люди говорили: «О, да такого не может быть!»
—А ямальцам что пожелаешь?
— Мира в семье. Мы живем в сложное время, проблем множество, из телевизора льется всякая гадость, нас хотят поссорить между народами, семьями, идет раздрай в обществе. А потому хочется, чтобы люди были мудрее, особенно ямальцы, были выше всех проблем, чуть-чуть отстранились от них и думали о семье, о благе семьи, о здоровье — это, наверное, самое главное. Своему родному поселку Белоярск я хочу передать отдельный привет и сказать спасибо за то, что в свое время мне дали возможность выйти на сцену сначала столовой интерната, потом школы, затем поселкового клуба. И восприняли меня не в штыки, а с любовью, за это я хочу поблагодарить их, за то, что поняли меня.
Это прекрасные слова. Думаю, многие мальчишки и девчонки, живущие в интернатах и не только, прочитав их, поймут, что каждый из них может добиться успеха в жизни. Может, они и не станут певцами, но найду! себя на другом поприще, главное, что всё в их силах, было бы желание. Тебе удачи, приезжай к нам еще, мы всегда рады тебя и видеть, и слышать.

Мещерякова А.

//Красный Север.-2005.-12 января(№2).-С.19.

.

наверх

 

 
Все тексты в нашей библиотеке предназначены только для личного использования.
Любое коммерческое использование текстов категорически запрещается.
Все права защищены. 2005-2009
Контактная информация