Визитная карточка Ямала
Карта Ямала
Ямал в лицах
Боги Ямала
Высказывания о Ямале
Города Ямала
Животный мир Ямала
История народов Ямала
Литература Ямала
Мангазея "ЗЛАТОКИПЯЩАЯ"
Музыкальные инструменты
Народы Ямала
Народная медицина ненцев
Образование на Ямале
Обычаи, обряды, традиции
Освоение Ямала
Писатели Ямала
Праздники тайги и тундры
Происхождение ненцев
Птицы Ямала
Растительный мир Ямала
Реки Ямала
Скульптура народов Ямала
Стихи о Ямале
Традиционная одежда ненцев
Фольклор Ненцев
Цветы Ямала
Экология Ямала
Ягодные россыпи Ямала


Крылосов Анатолий Васильевич,

председатель Городской Думы города Ноябрьск

Крылосов Анатолий Васильевич


Анатолий Васильевич Крылосов родился 14 апреля 1952 года в поселке Чад Октябрьского района Пермской области в семье бурильщика геологоразведочной экспедиции.
В 1974 году окончил Тюменский индустриальный институт имени Ленинского комсомола по специальности «Бурение нефтяных и газовых скважин» (Тюменский государственный нефтегазовый университет). В этом же году начал трудовую практику в качестве помощника бурильщика в Тарко-Салинской нефтегазоразведочной экспедиции «Главтюменьгеологии» Министерства геологии СССР.
С сентября 1976 года Анатолий Крылосов - второй секретарь райкома ВЛКСМ. В 1977 году был избран председателем Ноябрьского сельского Совета Пуровского райисполкома. Под его непосредственным руководством началось строительство и обустройство маленького ямальского поселка, ныне города Ноябрьска. С 1980 по 1989 годы трудился в Пуровском районном Совете народных депутатов: сначала в должности заместителя председателя, а с 1987 года - председателем Совета.
Свою трудовую деятельность Крылосов продолжил на предприятии «Сургутгазпром» РАО «Газпром», где с 1994 г. трудился в должности заместителя начальника управления капитального строительства, с 1996 года заместителя начальника по экономическим и правовым вопросам Ноябрьского управления по добыче и транспортировке газа и конденсата. В 1997 году в связи с реорганизацией предприятия «Сургутгазпром» был назначен заместителем генерального директора по экономике ООО «Ноябрьскгаздобыча» РАО «Газпром».
В 2004 году стал генеральным директором ООО «Ноябрьскгаздобыча», ныне «Газпром добыча Ноябрьск». С 2005 по 2009 годы являлся депутатом Государственной Думы Ямало-Ненецкого автономного округа. Член депутатской фракции Всероссийской политической партии «Единая Россия».
28 марта 2009 года из состава Городской Думы Ноябрьска V созыва избран Главой города (2009-2014 гг.).
Анатолий Крылосов награжден медалью «За освоение недр и развитие нефтегазового комплекса Западной Сибири», почетными грамотами губернатора ЯНАО и Президиума российского совета «Нефтегазстройпрофсоюза» РФ, нагрудным знаком Федерации независимых профсоюзов «За содружество». В 2005 году Анатолию Крылосову было присвоено звание «Почетный гражданин города Ноябрьска».
Женат, двое взрослых детей.
Депутат Городской Думы по единому избирательному округу.

 

http://www.asdg.ru/sostav/3595/?chief=yes

 


Анатолий Крылосов:"Чем дальше на север, тем люди надежнее"

 

Лучшие генералы вырастают из рядовых. Самые надежные генеральные директора, наверное, тоже. Редкий сын кочевника, повзрослев, избегает странствий. Только мудрый сын, идущий по стопам отца, пройдет его путем степенно, осознанно, выверяя каждый шаг, Так, чтобы прожить долгие годы на однажды избранной земле. И, обернувшись в былое, искренне сказать судьбе спасибо. За все, что было.


Анатолий Васильевич Крылосов, генеральный директор ООО"Ноябрьскгаздобыча". ЯНАО.Крылосов Анатолий Васильевич. Родился в Пермской области в семье бурильщика геологоразведочной экспедиции.
В 1974 году окончил Тюменский индустриальный институт по специальности "Бурение нефтяных и газовых скважин".
Трудовую биографию начал помощником бурильщика Тарко-Салинской нефтеразведочной экспедиции "Главтюменьгеология" Мингео РСФСР.
В сентябре 1976 года избран вторым секретарем Пуровского райкома ВЛКСМ.
С 1977 по 1980 год занимает пост председателя исполкома Ноябрьского поселкового совета Пуровского райисполкома. С 1980 по 1990 годы работал в партийных и советских организациях Пуровского района. Позднее занимался предпринимательской деятельностью.
В 1994 году перешел на работу в общество "Сургутгазпром".
С 1996 года работал в должности заместителя начальника по экономическим и правовым вопросам Ноябрьского управления по добыче и транспортировке газа и конденсата общества "Сургутгазпром".
С 1997 года - заместитель генерального директора ООО "Ноябрьскгаздобыча" по экономике.
1 марта 2004 года назначен генеральным директором ООО "Ноябрьскгаздобыча". Награжден медалью "За освоение недр и развитие нефтегазового комплекса Западной Сибири".
Женат. Воспитывает сына и дочь.

Эхо полуострова Мангышлак

-Анатолий Васильевич, вы сын буровика. Познали кочевую жизнь с самого детства. И все же избрали специальность горного инженера, по профилю бурения нефтяных и газовых скважин. Романтика ремесла превзошла издержки профессии?
- Мой отец работал в нефтеразведке. Буровики часто переезжали с одного места на другое. И детство мое прошло в небольших поселках или вовсе в глухих деревушках. Пришлось, конечно, много поскитаться. Нас в семье было четверо детей: я и три сестры. Уже потом, когда мы стали подрастать, родители решили прочно осесть на одном месте.
Тогда мы жили в Красноуфимске. Отец работал в местном педучилище, а мама - бухгалтером на консервном заводе. Только на большую семью денег все равно не хватало.
В конце шестидесятых родители переехали в Казахстан. Ново-Узеньское управление буровых работ.
Это на полуострове Мангышлак. Там побольше платили. Плюс к зарплате шли приличные надбавки за "безводные" условия жизни.
Две младшие сестры уехали с ними. Среднюю школу я заканчивал самостоятельно. А после ее окончания поступил в Тюменский индустриальный институт. Он был самый ближний по той специальности, которую я выбрал.
А почему я все же выбрал профессию, связанную с нефтяной отраслью? Как тут сказать... Просто потому, что это мужская работа. Настоящая мужская работа. Я был у отца на полуострове Мангышлак. Не сравнить, конечно, с тихой должностью заместителя директора педучилища.

Север далекий и близкий

- После получения диплома у вас были хорошие показатели, позволявшие выбрать место работы. Почему решили поехать на Крайний Север?
- Основная масса студентов нашего потока выбрала Север. Нефтедобыча на Ямале еще не велась в то время. Нефтяники осваивали месторождения в Ханты-Мансийском округе. Поэтому многие однокашники предпочли Сургут, Нижневартовск, Нефтеюганск, Мегион. Там шло эксплуатационное бурение. Ни Когалыма еще не было, ни Лангепаса, ни Радужного.
А я на преддипломной практике работал в геологоразведке. И что-то меня не очень прельщали обжитые города с горячей водой, благоустроенным" и квартирами. Почему-то потянуло в суровые края. Решил... даже не знаю...
- Проверить себя?
- Может быть, и так. Начать с нуля. Хотя не буду лукавить: осознанно делал выбор. Главный инженер Главтюменьгеологии Геннадий Махалин предложил мне две нефтеразведочные экспедиции. Я выбрал Тарко-Салинскую. Мне очень приглянулся поселок. И было с чем сравнить. Просто преддипломную практику проходил в Газ-Сале. И мы туда добирались... долго. Сначала прилетели в Салехард, потом на гидросамолете был перелет в Тазовский, оттуда на теплоходике шли в Газ-Сале. Обратно на вертолете МИ-6 летели до Тарко-Сале, оттуда летал АН-24. Кроме вертолетов и пароходов, других транспортных путей в те края не было.
Из геологических поселков Тарко-Сале стал самым развитым. Нефтяники продвигались на север. Сургутское нефтяное объединение вышло сначала в район Когалыма, потом к Ноябрьску. Образовывались самостоятельные нефтедобывающие объединения - Когалымнефтегаз, Ноябрьскнефтегаз, родивший позднее Пурнефтегаз. Параллельно строилась железная дорога, осваивались газовые месторождения. Надым, Новый Уренгой знаменитый, Ямбург и так далее.
- Сейчас часто говорят про романтику 70-х. Это и правда было особое время?
- Это уж точно. Отношения между людьми совсем другие были. Простецкие. Можно было или деталь какую-нибудь для работы попросить, или даже денег занять у незнакомого человека. И давали запросто. Все знали, что не обманешь. Все равно вернешь. Это потому, что чем дальше на Север, тем человек чище. Меньше в эти широты просачивалось людей таких, я бы сказал, случайных. Как-то на практике, еще в студенчестве, был у меня случай. Я про него однажды рассказывал журналисту. Показательный, скажу вам, случай. Получил я стипендию. Как сейчас помню - 45 рулей. Неплохие деньги для 1973 года. И поистратился. Молодые же мы были, опыта нет. В общем, деньги кончились. А жить на что-то надо. Нас разместили в общежитии Тазовской экспедиции.
А там как раз гуляли лесозаготовители. У них только что сезон кончился. Восемь месяцев мужики вкалывали, лес рубили, сплавляли. Получили расчет. Деньги, конечно, крепкие. И гуляли они широко.
Я насмелился, подошел к одному парню. Попросил 50 рублей до аванса. Так, мол, и так, студент. Поиздержался. Выручи, друг... Я его видел-то первый раз в жизни. А он мне: "В моей комнате, в тумбочке, возьми". А в той тумбочке лежала кипа пятирублевок! Рублей пятьсот. Может, и больше. Я взял пятьдесят рублей. Показал ему. И все. Потом, когда заработал, вернул.
Раньше везде так было. Подвезут тебя, и денег никто не возьмет. Легковушки по Северу не ездили. А если надо было на вертолете подбросить, на грузовике подвезти, так это запросто...

Вот тебе моя рука...

- Анатолий Васильевич, типичная ситуация - приходит выпускник института, мальчишка, по сути, в сбитый мужской коллектив. Как молодого специалиста встретили бывалые геологи?
- Я скажу, что не испытал никакого пренебрежения к себе. Ни грани, нас разделяющей, не ощутил. Особое это было время. Молодой специалист. Это был... статус! Да, я должен был отработать два года по направлению института. Но у меня были права на получение жилья в течение определенного времени.
И все, по крайней мере, знали, что если молодой сотрудник себя проявит, то получит обязательно жилье. Холостяк - комнату в общежитии. Семейный - жилье в порядке очереди.
На предприятии была очередность производственников, которым жилье полагалось по стажу, и была другая очередь - молодых специалистов. В общем, были у нас права. И обязанности, конечно, тоже. Времени на раскачку нам не давали. Я помбуром пришел на вахту. В маленький коллектив, где не сачканешь. Где бурильщик, его помощник, верховой. Да еще дизелист. На кого можно свою работу переложить? Не хватало немножко людей, из одной вахты в другую мужики переходили. Полгода прошло, как положено по закону, и меня перевели помощником мастера. Но в связи с тем, что Мастер заболел, редко появлялся, приходилось работать одному, по сути дела.
Тогда еще не было геологического объединения. Наше предприятие -Тарко-Салинская нефтегазоразведочная экспедиция, было, может быть, смешное слово скажу, поселкообразующим. Основной организацией, на которой держался поселок. Ну, там были еще совхоз "Верхне-Пуровский", рыбозавод, аэропорт.
- Можете вспомнить свой первый рабочий день?
- Помнится, а как же? Хоть и не в деталях. Я приехал помощником бурильщика на буровую Р-82. Там накануне произошла авария. И новую установку монтировали. Прежняя сгорела. Забуривались по новой.
- Кто-то был рядом как наставник, советчик?
- Когда стал помощником мастера, моим учителем был буровой мастер Ердаков Николай. А потом жизнь круто повернулась. Я был молодой, холостой, времени - навалом. Комсомолец был, второй секретарь Пуровского райкома ВЛКСМ. Занимался молодыми специалистами. Был председателем совета молодых специалистов в районе. И так получилось, что дал слабину... (Смеется).
-?...
- Да ушел с производства! Избрали меня вторым секретарем райкома комсомола. Так вот получилось... Хотя производственники и сам начальник экспедиции меня уговаривали, чтобы не уходил.

Нас водила молодость

- Анатолий Васильевич, в 1977 году вы стали председателем исполкома Ноябрьского поселкового совета. Вам тогда всего 25 было. Нежный возраст...

- Как-то не думал об этом показалось. Потом вступил в партию. И вскоре вызывает меня к себе первый секретарь райкома Анатолий Анисимов: поедешь, говорит, в Ноябрьск. Создавать там советскую власть.
А мне 25 всего. И секретарь исполкома тоже молодая женщина. А членами исполкома обычно были руководители. Начальником СМП-329 работал Павел Куприянович Петухов, фронтовик. С 1924 года рождения. Это же возраст моего отца. У них тоже была психология - как это председатель поссовета такой молодой?!
- Об этом-то и речь...
- И тем не менее мы знали только работу. Все нюансы ушли просто-напросто. Все работали на одно дело. На Севере и ценят человека по делам. А мы поселок начинали строить. В котором ничего не было! Вот такое выпало неповторимое время. И мне тогда здорово повезло. Среди тех, с кем работал бок о бок, были мудрые люди, настоящие мужики. Я их считаю своими учителями.
Много раз мне помог добрыми советами Лев Моисеевич Кипнис, в ту пору начальник дорожно-строительного управления. Рудольф Иванович Кацин возглавлял трест "Обьнефтегазстрой". Не могу не вспомнить таких людей, как Василий Васильевич Калмыков, начальник НГДУ "Холмогорнефть", Борис Михайлович Коротин, начальник СМУ-10.

Вообще, на разных этапах моей жизни мне встречались разные люди, определявшие мою судьбу. Одним из таких людей стал Михаил Иосифович Галькович. Прежний генеральный директор ООО " Ноябрьскгаздобыча". Получив от него предложение, я сменил работу. Да и всю жизнь. Пришел к газовикам.
- Пришлось чему-то учиться?
- А то как же! Хотя многих газовиков я уже знал. Но работа в системе "Газпрома" - это совсем не то, что предпринимательская или административная деятельность.
Сначала я был заместителем начальника Ноябрьского управления по добыче и транспорту газа. Мы были, по сути дела, самостоятельной организацией в городе. Второй точкой его опоры. В 1997 году приказом по обществу "Газпром" нас выделили в самостоятельное добывающее предприятие в статусе юридического лица.
Это к разговору о моих учителях. А возраст... Возраст - это еще что! Это было самой малой из проблем... К нам приезжали не просто вольные вахтовики. Люди с семьями. Надо было возводить всю инфраструктуру. Строить город. Детские сады, школы, почту, комбинат бытового обслуживания.1 Дом культуры, наконец. А как? Приходилось многие часы беседовать с руководителями нефтегазовых строительных подразделений. Объяснять. Уговаривать. Даже просить.
- А если просто приказать? Всей силой, данной исполкому власти?
- И что тогда? Ну распределим задания - какое предприятие должно построить почту, а какое - комбинат бытового обслуживания. А из чего они будут строить? Это сегодня, если деньги есть, можно купить что хочешь. Тогда, при плановой системе, все было иначе. Все ресурсы распределялись согласно фондам. По лимитам. Белая краска, обрезная доска, ДСП - все было распределено. Даже занять не у кого. Все в таких же условиях.
Когда строили школу на 392 места, столкнулись с нехваткой материалов. Поехали на Украину. Туда, где располагались центральные конторы предприятий-подрядчиков. Объяснили ситуацию. Что такое для Украины, тогда развитой республики, была эта краска, строительные материалы? Пустяк. Помогли с комплектацией запросто...

До сих пор помню, как почту в городе строили. Задание получило СМУ-10, подразделение треста "Сибкомплектмонтаж". Они и соорудили почтовое отделение из подручных материалов. Панелей, труб. Холодища была в том здании! Утепляли его потом. Зато своя почта появилась. Телефон провели. Для горожан это стало средством связи с внешним миром. Прежде только письма писали да посылок дожидались. А чуть позднее обеспечили и телевидение. Тоже изладили его из подручных материалов.
Вместо вышки - опора ЛЭП. На нее нужно было установить антенну. Взгромоздили ее на грузовик "Урал", поехали. Я внутри стою. Держу ее. А антенна за телефонные провода зацепилась - и рухнула. Меня из кузова выкинуло. Одежду разорвало. Сам в крови. Как еще жив остался... Загрузили мы антенну по новой - и дальше. Страха не было. Молодость...
Естественно, не все так просто получалось. Что-то мы не успевали сделать. Город строился поэтапно. Вагон-городки сменили двухэтажные здания. Потом пошла капитальная застройка. А поначалу многие городские службы располагались в приспособленных помещениях.

Я стою лицом к городу

- Сегодня у Ноябрьска ослепительно красивый фасад. Затейливые дома, широкие проспекты. Все в городе обстоит так благополучно, как выглядит?
- Есть, конечно же, проблемы. Городу почти 30 лет. Хотя на этот счет имеются разночтения. Разные даты берутся за точку отсчета. Но я-то знаю, что 11 декабря 1977 года прошла организационная сессия поселкового исполкома. И те деревяшки, что до сих пор стоят, естественно, обветшали, изгнили. Когда-то "Сибнефть" была градообразующим предприятием. А сегодня содержание жилья, объектов соцкультбыта передано на муниципальный бюджет.
- Сразу же возникает вопрос: а есть ли в бюджете деньги?
- На обеспечение текущих нужд хватает. Только есть и глубинные вещи, которые происходят в городе. Их же не замолчишь, они видны. Только с начала года у нас произошло пять пожаров в деревянных зданиях. По сути дела, дома уничтожены. Семьдесят семей остались на улице. Их, конечно, разместили в жилье оборотного фонда. Но сколько его, того оборотного фонда?
Сегодня деревянная часть города - одна пожароопасная зона. И это беда Ноябрьска. Сети имеют обыкновение стареть. К нашему стыду, мы третий год говорим о чистой воде в городе, но до сих пор ее нет. Есть организационные проблемы. Неправильно заказчика выбрали, подрядчик и заказчик был в одном лице, что не очень хорошо. И так далее.
Наверное, для решения накопившихся проблем необходимо больше денег выделять. Но такие же проблемы - в Новом Уренгое, Губкинском. Так же бюджету передали содержание инженерных сетей. По сути, это верно. У "Газпрома" основная задача - газ добывать.
- Сегодня много говорится о социальной ответственности бизнеса. О том, что при передаче объектов в городскую собственность нужен переходный период. Без помощи "Газпрома" муниципальные власти все расходы не потянут...
- Тогда нужны какие-то нормативы этой деятельности. Вот я, Анатолий Крылосов, един в двух лицах. Руководитель предприятия и депутат, с одной стороны, я искренне болею за город, за проблемы его жителей. Которые в силу недостаточного финансирования не всегда своевременно решаются. С другой - я руководитель предприятия. За моей спиной - коллектив. Три с половиной тысячи специалистов и рабочих. Я живу по смете. По бюджету. У меня под все статьи выделены определенные средства. И если прибыль образуется, почему я должен отдавать ее в город, а не тем людям, которые эти деньги заработали?
И тем не менее мы идем на это. Мы выделяем деньги и на городские мероприятия, и тем четырем муниципальным образованиям, на чьей территории работаем. Это Но-ябрьск, город Губкинский, Пуровский район. Ведем геологоразведочные работы в Красноселькупском районе.
Мы ежегодно участвуем в совместной реализации социальных проектов. Помогали возводить и содержать храм Архистратига Михаила, городскую мечеть, школы, библиотеку. Просьбы о помощи поступают едва ли не каждый день. От ветеранов, инвалидов, медиков, детских организаций. Много лет шефствуем над ро-доплеменной общиной "Еты-Яля" из поселка Ха-лясавей.
В 2005 году в порядке благотворительности, спонсорской помощи выделено 52,4 миллиона рублей. Это, по-вашему, какие деньги?
— Солидные...

Кто вы, Анатолий Крылосов?

- К какому типу руководителей вы себя относите? Демократичный, жесткий, покладистый, дипломатичный?
- Это, наверное, лучше знают люди, с которыми я работаю...
- Да это-то как раз понятно. А сами как считаете?
- Считаю, что не жесткий. Может, даже чересчур мягкий. Стараюсь выслушать мнение каждого. Но если решение принято, оно будет исполнено,
- Вам приходится ругаться матом?
- Иногда. В том кругу, где это можно.
- Если на газовом промысле к вам подойдет оператор с черными от мазута руками...
- Не посчитаю зазорным поздороваться за руку. Первым. Я доступен и часто бываю в своих подразделениях. Общаюсь с рабочими, инженерным составом. Готов выслушивать все предложения. И жалобы. Более того, у нас достаточно благополучный коллектив. И люди это видят. Мы открыто говорим персоналу: сравните то, что вы имеете, с тем, как живут горожане. Нефтяники, строители, частные предприниматели, бюджетники.
Работник нашего предприятия достаточно мощно защищен в социальном плане. Он получает достойную зарплату, одну из самых высоких на тех территориях, где мы работаем. Каждый, кто трудится в "Ноябрьскгаз добыче", имеет нормальный социальный пакет. Возможность отдохнуть, пролечиться по путевке, заплатив за нее от 20 до 30 процентов стоимости. Остальное оплачивает предприятие. Уходя в отпуск, наш сотрудник получает вторую месячную зарплату специально на оздоровление. В санаторий на море может поехать. Не каждое предприятие может себе это позволить.
- И есть очередь в отделе кадров?
- В "Ноябрьскгаздобычу" весь бы город устроился. Как и в любое предприятие системы "Газпрома". Мы заботимся о человеке. Наши экономические показатели это позволяют. Что будет дальше? Думаю, что хуже не будет.
Государство как основной акционер, давно спрашивает с нас, насколько рационально мы хозяйствуем. Сейчас идет реструктуризация предприятий. Мы также живем по смете, утвержденной вышестоящей организацией.
- При этом на предприятии нет социальной напряженности?
- Любые изменения ее несут. Буквально в позапрошлом году мы освободились от ведомственных детских садов. Передали оба на баланс муниципалитета. Естественно, и люди перешли на новую работу. Это вызвало недовольство. Зарплата не та, социальный пакет - тоже. Но мы постарались минимизировать потери, понесенные людьми, и сейчас стараемся помочь бывшим нашим работникам.
На втором этапе реструктуризации реформированию будут подвергнуты строительные подразделения и в перспективе - автотранспортные. Выделяемые компании должны стать или дочками, или пройти этап приватизации, или приобрести другой статус.
Мы сегодня оставляем за собой только те производства, что связаны с добычей газа. Все остальное - транспорт, ремонт, строительство и прочие сервисные услуги - должны предоставлять специализированные компании, прошедшие тендерный отбор. Нефтяники давно опробовали такой метод работы. Результат положительный.
- Какие ближайшие перспективы предприятия?
- По объемам добычи мы сегодня прочно занимаем третье место в системе "Газпрома". Работаем на ряде крупных промыслов - Комсомольском, Западно-Таркосалинеком, Вынгапуровском, Вынгаяхинском, Губкинском. Недавно ввели Еты-Пуровское, очень перспективное месторождение.
Только надо понимать, что сырьевая база стремительно сокращается. Старейший из наших промыслов - Вынгапуровский - работает с падающей добычей газа. И нуждается в модернизаций. По Вынгаяхинскому и Еты-Пуровскому промыслам вообще вопросов нет. На них установлено самое современное оборудование. Специалисты подсчитали, что через три-четыре года мы столкнемся с падением давления в скважинах. Соответственно, сократится и добыча газа на наших месторождениях. Поэтому надо увеличивать объем геологоразведочных работ, развивать сырьевую базу.
- Для чего вы пошли в депутаты окружного парламента? Ведь руководителю мощного предприятия и так забот хватает...
- Начнем с того, что я не впервые получаю мандат депутата. Для меня этот статус не новый. Два раза избирался, работая в советских органах власти. В пору предпринимательской деятельности тоже был избран депутатом. Округ тогда еще не был самостоятельным субъектом Федерации, оставаясь в составе Тюменской области.
Почему я решил баллотироваться в депутаты? Да как раз в силу того, что я руководитель. Мы 52 миллиона рублей потратили на людские нужды. Помогаем храмам, больницам, народному образованию, пенсионерам, инвалидам, малоимущим. Это не каждому депутату по силам. Потому что рычагов нет. Мне статус руководителя помогает решать многие вопросы. Если у кого-то возникает нужда, куда человек идет? К производственнику. Или к главе администрации. К тому, у кого есть деньги. Другого не дано.
- С чем приходят избиратели в дни приемов по личным вопросам?
- Очень много обращений по проблемам жилья и трудоустройства молодежи. Это проблема многих городов. У нас к тому же немало специалистов, занимающих рабочие должности, но имеющих высшее образование. И они вправе рассчитывать на продвижение по службе. И не секрет, что многие стараются устроить к нам на предприятие жену, ребенка. И я не вижу в этом ничего запретного. Почему нет? Протестируйте специалиста. Если кадр ценный, почему он не должен работать вместе с родственниками?
Вопросов возникает множество. Кому можем, помогаем сами. Если вопрос не в нашей компетенции, направляем в администрацию города. Ну а когда случаются вещи совсем уж вопиющие, например, человек вообще без средств остался, - изыскиваем все возможные средства. Обращаемся в администрацию, управление социальной защиты. Просим, чтобы помогли. Хотя по части помощи малоимущим округ в общем-то благополучен. Умереть с голоду на Ямале не дадут.
- Анатолий Васильевич, у вас есть несостоявшаяся мечта?
- Хм... Я бы по большому счету хотел ответить. Есть мечта. Хочу, чтобы человек, НОРМАЛЬНО работающий, получал достойную зарплату и сам решал свои вопросы. Не просил, не унижался. Тогда он без нашей депутатской помощи обойдется. Через систему ипотеки купит жилье. В кредит приобретет автомобиль, оплатит учебу детей. Так весь цивилизованный мир живет. Просто хочу, чтоб у каждого была достойная зарплата. И ничего больше не нужно.
Когда это будет, депутатам останется только принимать незначительные поправки к законам. И все.
- Когда это будет?
- Не знаю. Хотелось бы верить, что при нашей жизни. В границах своего предприятия мы эту мечту отчасти воплотили.
- Кем бы вы хотели видеть своих детей?
- Дочь Елена закончила нефтегазовый университет. Сейчас работает в Тюмени, в страховой компании. Сын Алексей закончил ТюмГУ, он работает в банке.
- Значит, жизнь сложилась?
- Грех обижаться. Пятьдесят лет своей сознательной жизни я прожил нормально.
- Что впереди?
- Ну, есть определенные планы относительно того, что еще нужно сделать на предприятии. И дай Бог до пенсии нормально доработать. Пусть все получится...

Белов Александр

// Тюменские известия.-2006.-20 марта(№59).-С.3-4.

 

наверх

 
Все тексты в нашей библиотеке предназначены только для личного использования.
Любое коммерческое использование текстов категорически запрещается.
Все права защищены. 2005-2009
Контактная информация