Визитная карточка Тюмени
Исследователи сибири
Нефть и газ Тюменского Севера
Писатели Тюмени
Художники Тюмени
 
Дворец культуры Нефтяник
Здание Театра кукол
Никольская церковь


Тюменское отделение

Союза художников РСФСР

 

Ранее других творческих объединении в Тюмени оформилось отделение Союза художников РСФСР. Оно было основано 22 сентября 1944 г. из членов бывшей Омской областной организации Союза художников, куда вошло сначала 8 человек. Возглавил отделение А. П. Митинский. В октябре 1945 г. в Тюмени было открыто кооперативное товарищество «Художник». При нем работала студия для молодых художников-профессионалов, в которой первые шаги в искусстве сделали известные потом тюменские художники — А. И. Мурычев, М. С. Рогожнев, Е. К. Кобелев, В. П. Хохряков, заслуженные художники РСФСР, скульпторы В. Е, Семенова, В. С. Зайков. В сентябре 1946 г. при областном Доме народного творчества был открыт салон работ тюменских художников. С 1946 г. выставки тюменских художников стали регулярными.
В конце 1940-х гг. открылись кооперативные художественные мастерские в Тобольске. Их создателями были Г. Бочанов, П, Токарев, Г. Килин. Первая тобольская городская выставка состоялась в 1952 году, на которой восемь тобольских художников выставили 82 работы. В Тобольске воспитана плеяда замечательных скульпторов, графиков, дизайнеров.
Важным событием в художественной жизни области явилось открытие в 1957 г. на базе художественных собраний Тюменского и Тобольского краеведческих музеев, областной картинной галереи. В 1957 г. коллекция галереи состояла из 369 полотен, в дальнейшем рост ее фондов происходил за счет передачи Тюмени картин из Ленинградского театрального музея, Русского музея, Эрмитажа и других хранилищ страны. Активной в эти годы была выставочная деятельность. Ежегодно проводились областные выставки профессиональных и самодеятельных художников, постоянным явлением стали персональные выставки.
Большое внимание в послевоенные годы уделялось пропаганде искусства. Организовывались передвижные выставки, особенно в городах Обского Севера. С 1958 г. при картинной галерее действует лекторий с циклом лекций по истории зарубежного и российского искусства. Возможности пропаганды искусства улучшились в 1978 г. после открытия выставочного зала в Тюмени. В начале 80-х гг. появились сельские картинные галереи. В Тюменской организации Союза художников в 90-е г. насчитывалось более 40 членов. В эти годы активизируется выставочная деятельность, открываются новые художественные салоны.

//Очерки истории Тюменской области.-Тюмень,1994.-С.250

ХУДОЖНИКИ И ВРЕМЯ


Юбилеи подходят быстро. Кажется, еще совсем недавно нынешних ветеранов именовали молодыми художниками, а сейчас они по возрасту старше их организации-юбиляра.
Официально Тюменская организация Союза художников России была оформлена в 1944 году, когда Тюменская область получила статус самостоятельности, выделившись из Омской области.
Действительное же формирование биографии Тюменской организации Союза художников России началось не в Великую Отечественную войну, а в гражданскую. Тогда, в 1918 году, с мандатом отдела ИЗО Наркомпроса прибыл в Тюмень недавний выпускник Петербургской Императорской академии художеств М.И. Авилов.
Сюда его привела, конечно, нужда. Центральную Россию, в поисках средств к существованию, покидали в ту пору и другие художники. Михаил Иванович, имя которого уже знали тюменские любители искусства по фронтовым рисункам в журнале «Нива», сделал объявление об открытии платной изостудии в рисовальном классе Реального училища (ныне сельхозинститут). Первыми по указанному адресу пришли со своими рисунками телеграфисты Вениамин Барашев и Иван Кротов. Затем к ним присоединились Александр Митинский, Павел Россомахин, Василий Бояринцев, Аркадий Китов, Николай Кротов, Всеволод Митинский, другие тюменцы и студия начала работу.
Авилов давал знания не только по основам изобразительной грамоты, но и много рассказывал о методах работы художников, в частности И.Е. Репина, у которого учился. Занятия проходили интересно, но через полгода прекратились. Тюмень заняли белые. Авилов уехал в Иркутск.
Оставили Тюмень Барашев и Кротов. Их, как классных связистов, военное командование белой армии мобилизовало для выполнения своих заданий.
Вернувшись в Тюмень в январе 1920 года, и возобновив работу на телеграфе, начинающие художники стали искать возможные пути возобновления работы изостудии. Таким поводом, по их мнению, могла стать организация городской выставки, которая бы помогла выявить и объединить любителей искусства.
Руководители отдела губернской связи поддержали инициативу и дали разрешение на устройство выставки в помещении телеграфа. Одна из самых больших комнат была соответственно оформлена, и «в июньское воскресенье, - вспоминал В. Барашев, - грянул оркестр, и первая советская выставка изобразительного искусства открылась».
Стояла солнечная погода, невзгоды гражданской войны затихли, и это праздничное настроение передавалось посетителям выставки.
Под кураторством Губернского управления по профессиональному образованию осенью 1920 года возобновила свою работу и изостудия. Занятия проводились в рисовальном классе бывшего Реального училища. Здесь имелась богатая коллекция гипсовых слепокв, церковной и бытовой утвари. Студийцы отапливали помещение, следили за порядком, оформляли отчетные выставки.
Студию возглавляли разные люди. Но наиболее яркий след в творческой судьбе воспитанников оставили И. И. Овешков и К.П. Трофимов.
И. Овешков, сын основателя Тобольского промысла художественной резьбы по кости, тяготел к пластическим искусствам. Из дерева вырезал небольшие фигурки, изображающие типы местных жителей. Уехав в 1924 году в Загорск, Иван Иванович стал мастером игрушечного промысла.
Дальнейшее руководство изостудией возглавлял тоже наш земляк Константин Павлович Трофимов, считавшийся кумиром творческой молодежи.
Кроме практических занятий любители искусства собирались на «среды», чаще на квартире В. Бояринцева. Все они преданно и трогательно любили тюменскую старину и архитектуру. А потому с удовольствием рассматривали и читали богато иллюстрированные журналы «Лукоморье», «Новь», «Зеркало» и другие, где печатались репродукции с произведений любимых ими художников И.А. Лукомского, Г.И. Нарбута, Н.К. Рериха, К.Ф. Юона.
Приход на «среды» К. Трофимова оживлял всю обстановку. Знаток русского стиля, мастер стилизации, вертуозно владеющий резцом и кистью, он заинтересованно рассказывал о практике работы иконописцев и русских художников, о выразительных и изобразительных свойствах цвета, используемых реалистами и футуристами.
Желанными для любителей живописи являлись, конечно, встречи с почитателями их искусства на выставках, которые организовывались в ту пору почти ежегодно.
Местная газета «Известия», приветствуя первую выставку студийцев, отмечала, что «маленькая комната, занимаемая выставкой, все время полна народа».
Экспонировались пейзажи, учебные натюрморты, делались первые пробы создания картин, преимущественно - революционной тематики.
В 1925 г. Митинский и Кротов становятся членами Свердловского отделения АХР (Ассоциации художников революции). В том же году они и Котовщиков приняли участие в «Первой выставке творчества современных художников Уральского края». Котовщиков и Митинский, испытавшие в своем творчестве влияние Трофимова, представляли пейзажи декоративно-стилизованного плана: «Сказочное», «Старинный мотив», «Русская деревушка» и другие. Кротов показал тематические композиции «Рынок», «Кордон на Урале». Картину «Октябрьские торжества в провинции», получившую признание критики, приобрел Пермский художественный музей.
Некоторое влияние на оживление художественной жизни в Тюмени оказал московский художник и поэт Е.Л. Кропивницкий, новатор в области живописных исканий. Он был инициатором создания художественного общества.
Если тюменские любители искусства в 1920-е годы лишь осваивали азы изобразительной грамоты, то в Тобольске к этому времени сложилась группа молодых художников, имеющих профессиональное образование. Их отличала жажда творчества и просветительства.
Н.П. Колмогоров, ученик К.Е. Маковского, имел частную мастерскую. В школах города преподавал А.Н. Шохин, учившийся в школе живописи у И.А. Левитана и К.А. Коровина. А.О. Никулин, П.Н. Лазугянский, П.П. Чукомин получили образование в Петербургском Центральном училище технического рисования. В их группу входил П.И. Львов, будущий преподаватель Академии Художеств.
Авангардная роль в организации художественной жизни принадлежала П. Чукомину. Его именовали не иначе, как педагог, художник, общественник. В 1920 году при поддержке заведующего районным отделом народного образования А.Ф. Демьянова Петр Пантелеймонович открыл художественную школу, а затем музей изящных искусств. С этой целью Чукомин ездил в Москву, там встречался с наркомом просвещения А.В. Луначарским и с художником В.В. Кандинским. Возвратился Чукомин в Тобольск с десятью ящиками ваз, гипсовыми слепками и тридцатью картинами, среди которых имелись произведения И.Е. Репина, В.Д. Поленова, В.А. Серова, И.К. Айвазовского, братьев В.Е. и К.Е. Маковских, В.В. Кандинского и других художников.
Музей изящных искусств и художественная школа размещались в бывшей женской гимназии. В экспозиции рядом с привезенными произведениями соседствовали картины художников-сибиряков, предметы народного быта, образцы художественной резьбы по мамонтовой кости. Чукомину, творившему в традициях поздних передвижников, во всех делах помогали И.М. Лысенко, С.С. Туманьянц.
Изобразительное искусство в провинции, где художники во многом были представлены сами себе, развивалось весьма неровно. Многое зависело от непредвиденных обстоятельств. В 1926 году К.П. Трофимов уехал на преподавательскую работу в Омский художественный техникум им. М.А. Врубеля. По разным причинам Тюмень оставили и другие художники. Усиливался идеологический пресс, выражавшийся в негативном отношении к культурно-историческому наследию. В 1924 году под видом нехватки средств закрылась художественная школа в Тобольске. В 1929 году был расформирован музей изящных искусств. Эстетическое воспитание отдельными руководителями истолковывалось как буржуазный предрассудок. Творческий пульс, так ярко вспыхнувший, начал опускаться к нулевой отметке.
Однако в руководящем аппарате были лица, иначе понимающие значение художественного творчества и умеющие находить выход в складывающейся ситуации. Таким человеком оказался Б.Н. Назаровский, редактор газеты «Красное знамя». Он предложил художникам организовать областную выставку и приурочить ее к Первому областному съезду Советов, который созывался в связи с вновь образуемой Обско-Иртышской областью. В состав ее вошла и Тюменская область.
При редакции газет «Советский север» в Тюмени и «Тобольская правда» в Тобольске летом 1934 года прошли совещания художников по избранию инициативных групп для подготовки к выставке.
В заметке «Шаг к объединению», опубликованной в газете «Красное знамя» 15 ноября 1934 года, говорилось, что если в ряде городов СССР создаются коллективы художников, идет поиск новых форм в изобразительном искусстве, то «тюменец-художник живет и работает замкнуто, оторванно от общественного коллектива, большинство не творит, а пишет исключительно для сбыта на «толчок» копии. Молодые, вновь нарождающиеся художники-самородки, не в силах в одиночку плодотворно работать над собой, учиться».
Намеченная выставка «Художники Первому областному съезду Советов» открылась 12 декабря 1934 года. Двенадцать участников представили 269 произведений. Для большинства из них была характерна любовь к старине, природе своего края, интерес к переменам в окружающей действительности.
Краеведческий уклон в творчестве особенно ярко проявился в пейзажах А. Митинского. Названия работ говорили сами за себя: «Заречье», «У перевоза», «Базарная площадь», «Печатный цех «ночью», «Литейный цех завода «Механик», «Первомайская демонстрация на площади» и другие.
Обладая крепким выразительным рисунком И. Кротов одинаково успешно работал в жанре пейзажа и сатирической графики, чему во многом содействовала работа в театре, а потом в газете. Его пейзажные этюды маслом, акварелью и гуашью отличали душевность и декоративность, он охотно зарисовывал достопримечательные места Тюмени, не чужды были Ивану Ивановичу портретные этюды, жанровые сценки: «На охоту», «Уборка хлеба», «У шалаша лесорубов».
В. Барашев, продолжая работать телеграфистом, выступал в своем амплуа - церковная и старинная архитектура: «Затюменское кладбище», «Музей», «Часть казармы», «Ворота ограды Никольской церкви»...
И. Котовщиков, поработавший художником театра, учителем рисования, в молодежной газете «Комсомолец Севера», представил на выставку эскизы декораций к спектаклям: «Царь Федор Иоанович», «Женитьба», «Улица радости», «Огни Крутостроя» и другие.
П. Россомахина, занимающегося живописью «для души», привлекала передача в пейзажах различных световых и цветовых эффектов. Свои «Вечера», «Рассветы» Россомахин писал не с натуры, а по представлению. Он обычно наблюдал явление в природе и на листах карманного альбомчика записывал краски земли и неба. И хотя в малиново-желтых «колерах» не доставало воздушности, картинки получались яркими и привлекательными.
Павел Россомахин был заметной личностью. В 1926 году, поучившись недолго в Академии Художества, он стал учительствовать. В 1917 году был избран полковым командиром. В том же году - делегирован от 1-го Сибирского корпуса к В.И. Ленину. При захвате белогвардейцами Туринска приговорен к расстрелу, но «общественные организации и население вступились за него, и он был освобожден», - писала в 1927 году газета «Красное знамя». С 1923 году Россомахин - ответственный секретарь Тюменского УКОМА ВКП(б), заведующий губернским отделом народного образования, директор музея.
В этюдах А.Н. Шохина («Черемуха», «В саду», «Сирень», «Купавки» ощущалось благоухание природы. Колоритность письма он унаследовал от своих московских учителей.
Картина В. Сидельского «Настигли» о гражданской войне в Средней Азии отвечала тогдашним установкам - показывать жизнь в ее революционном развитии.
Прочно с Тюменью связал свою жизнь В.Ф. Дубицкий. Еще в 1898 году он закончил вольнослушателем Высшее художественное училище в Киеве и в 1930-е годы преподавал рисование в школе. На выставке в 1934 году экспонировались «Портрет жены», «Головка девочки», «Жница» и другие работы, выполненные маслом и акварелью.
П. Чукомин, чье творчество было уже широко известно, сейчас показывал неведомый многим экзотический мир жизни аборигенов Севера: «Ханты», «Вечер в хантейском чуме», «Ханты слушают радио». С неторопливой добротностью он запечатлел Тобольск и его окрестности.
Областная выставка, проведенная в 1934 году, сделала тюменских и тобольских художников известными. И. Кротов, А. Митинский, П. Чукомин, А. Шохин были приняты в члены Союза художников СССР. Участники выставки получили премии.
Обско-Иртышская область с центром в Тюмени просуществовала год. А поскольку ее территория отошла к Омской области, то и художники Тюмени и Тобольска влились в Омский Союз художников, где уже было организовано кооперативное товарищество «Художник». В 1935 году В. Барашев и И. Кротов получили творческие командировки в Москву. Там они посмотрели музеи столицы, познакомились с известным художником и ценителем старины И. Грабарем.
- Слышь, Сергей Васильевич, - обратился Игорь Эммануилович к Герасимову, - из Сибири рисовальщики приехали.
- Вместо предполагаемого, самое большое, получасового визита, мы пробыли в оживленной беседе часа два, не менее, - вспоминал В. Барашев. Возвращая зарисовки архитектурных памятников Тюмени, видный историк искусства заметил: «Интерес к этому у нас уже пробуждается, он наступает. Ваши рисунки лет через десять будут иметь большую будущность».
В июне 1953 года были организованы персональная выставка и чествование Петра Пантелеймоновича Чукомина по случаю 35-летия его творческой деятельности. Событие вылилось в важнейшее общегородское мероприятие. Торжественное собрание состоялось 5 июня, а 8 июня в отчетном репортаже «Тобольской правды» говорилось: «Один за другим подходили к юбиляру представители общественных организаций и коллективов, приветствуя его крепким рукопожатием... Закончил свое выступление юбиляр под звуки оркестра и громкие аплодисменты... Вечер закончился художественной частью».
Персональные выставки произведений А. Митинского, И. Кротова, П. Россомахина в 1936 году прошли в Омске. А в следующем, 1937 году, возможно по примеру тюменцев (П. Россомахин стал председателем Омского Союза художников СССР) была проведена «Первая Омская областная выставка живописи и графики».
К выставке был издан каталог с фотографиями и биографиями художников. Во вступительной статье подчеркивалось, что «необходимость в общей выставке давно назрела. Омск, Тюмень, Тобольск имеют до 25 художников-профессионалов».
Выставка явилась самым представительным смотром состояния изобразительных искусств в Западной Сибири. Другим важным событием для «художников глубинки» стала организация в 1939 году в Москве выставки произведений периферийных художников. И. Кротов показал картину «Сибирские партизаны», В. Барашев - пейзаж «Ивы», за что и был принят в члены Союза художников СССР.
В русле традиций станкового искусства развивался и Тобольский промысел художественной резьбы по кости. Сначала резчики работали на этнографическом материале, а потом стали создавать произведения, отражающие ход социалистических преобразований на Севере: «Выборы в тундре», «Приезд остяка-книгоноши», «Чтение конституции СССР» и т.п.
По итогам участия в Международной выставке в Париже в 1937 году В. И. Денисову был присужден диплом Золотой медали, З.И. Трегубову и В.Н. Лопатину - серебряной. Павильон СССР на выставке был украшен картинами ненца К.А. Панкова, достоенного диплома Золотой медали.
Однако не все в конце 1930-х годов развивалось по осходящей линии. Продолжалось разрушение памятников, катилась волна репрессий. В 1938 году был арестован П. Чукомин, другие художники уехали из Тобольска, и художественная жизнь в старинном сибирском городе почти замерла.
В войну в стране псе подчинялось нуждам фронта. На первый план вышло агитационное искусство. На железнодорожном вокзале в Тюмени, в цехах фабрик и заводов висели боевые лозунги и плакаты, 26 сентября 1944 года газета «Красное Знамя» отмечала большую работу в дни войны художников Домрычева, Зотова, Митинского и других.
Чтобы вселить уверенность народа в победе над врагом, в Москве поддерживалось проведение культурных мероприятий. Работали театры, организовывались выставки. Соответствуюащая работа проводилась и в Тюмени, которая с 15 августа 1944 года стала центром вновь образованной Тюменской области. В решении Облисполкома «О мероприятиях по улучшению художественного обслуживания трудящихся Тюменской области, принятого 22 сентября 1944 года, предусматривалось «оформить не позднее 10 октября с.г. Тюменское отделение Союза художников СССР».
Этим же документом намечалось проведение XIII отчетной выставки работ художников города Тюмени. Участвовали: А.А. Вагнер, А.Г. Дымов, И.И. Кротов, А.П. Митинский, А.С. Окушко, Е.Н. Пастухова. На фоне вернисажа, приуроченного к XXYII годовщине Октябрьской революции, и состоялось 15 ноября 1944 года организационное собрание художников, которые, объединившись в творческий Союз, избрали председателем правления А.П. Митинского.
6 июля 1945 года Тюменский Облисполком принял решение об организации в Тюмени с I августа 1945 года кооперативного товарищества «Художник». Ему было выделено помещение склада гособеспечения, находившегося во дворе бывшего клуба приказчиков (ныне областная филармония).
Коллектив мастерской, по воспоминаниям С.С. Лопатина, представлял небольшую артель художников, живущих в Тюмени, вернувшихся с войны. И все они работали в единственной комнате, площадью около 40 квадратных метров. Два окна освещали мастерскую, в которой стояло несколько потемневших мольбертов, довольно древний диван. На нем постоянно находилась мандолина. Диван служил почетным местом для гостей, мандолина - для музыкальных пауз художников. Хорошо на ней играл И. П. Котовщиков.
Митинский одновременно являлся руководителем и кассиром новой организации. Складом художественных материалов являлся сундук, стоящий в небольшой комнате без окон.
Деления на творческую и производственную работу в военные годы не было. Художники плодили для ресторанов и буфетов шишкинских «мишек», перовских «охотников». Для рекламы продукции использовались большие окна филармонии, выходящие на улицу Республики. То были картины с изображением замков с лебедями, лунных ночей и т.п. Словом, придумывалось то, что казалось романтичным: кончилась война, людям хотелось жить красиво, а художникам иметь заработок. Много заказов поступало на сказки от детских садов, по фотографиям-эталонам в мастерской выполнялись портреты членов Политбюро ЦК КПСС.
С возвращением художников с фронта оживилась и творческая деятельность. 1 мая 1946 года года была торжественно открыта Первая выставка вновь созданной организации. Последующие областные выставки проводились почти ежегодно. Зрители активно посещали их, ждали открытия очередных, что вдохновляло художников.
Определенное внимание художественному творчеству уделяли общественные и руководящие организации. По итогам проведенной в 1947 году 2-ой областной выставки 11 участников Облисполком отметил благодарностями и премиями. При этом отмечался «значительный рост качества и увеличения количества» участников второй областной выставки «за счет привлечения в художников из других городов области».
В том же, 1947 году А. Митинский, П. Суханов, И. Котовщиков приняли участие в Межобластной выставке в Новосибирске.
В 1952 году проведены персональные выставки произведений П.А. Россомахина и А. Г. Дымова.
До 1954 года выставки профессиональных и самодеятельных художников проводились совместно. Соревновательная демонстрация произведений, желание показать свое искусство за пределами области побудили членов товарищества «Художник» учиться. Их на 1 января 1953 года было 22 человека. Два раза в неделю художники собирались на коллективное рисование. Занятия проводил И. П. Котовщиков.
Своеобразной школой самообразования являлись и творческие среды, организуемые Е.А. Вагнером. Он - москвич. В Тюмени возглавлял коллектив художников городского сада. Был образован, уверенно рисовал. В качестве примера показывал академические рисунки своего учителя, профессора М.И. Курилко. На «средах» царила доверительная обстановка, а потому художники охотно несли сюда свои работы.
В 1948 году по инициативе любителей искусства Г. С. Бочанова, П.П. Токарева, А.С. Москвина, вернувшихся с войны, была создана художественная мастерская в Тобольске и открыта первая городская выставка. Тоболяки стали принимать участие в областных выставках.
В 1950-е годы вместе с живописцами, графиками, скульпторами начали демонстрировать свое искусство и тобольские резчики по кости. Кроме традиционных сюжетов на темы жизни народов Севера, они охотно обращались к воплощению сказочных сюжетов, что отвечало духу времени, позволяло свободней искать новые пластические средства в обработке мамонтовой кости. В 1958 году на Международной выставке в Брюсселе артели «Тобольский косторез» бьиа присуждена Большая Золотая медаль. В 1956 году Тюменские художники вновь приняли участие в Межобластной выставке произведений художников Сибири и Дальнего Востока, которая проводилась в Иркутске. В экспозицию были включены картины Г. Бочанова, В. Вагнера, А. Зубарева, А. Митинского, А. Мурычева, скульптуры В. Белова, Е. Герасимова, В. Семеновой. Участие в выставках за пределами области являлось в ту пору событием, вдохновляющим всех художников.
Произведения, экспонируемые в послевоенные годы, своими названиями говорили о времени, в которое они создавались: «Возвращение к труду» (Р. Бирская), «Наша Родина - миру оплот» (А. Ремизов), «Колхозные ребята», «Агитатор на путине» (И. Котовщиков), «Павлик Морозов», «Организация колхоза», «Книгу в тундру» (П. Суханов).
В развитии графического искусства большое значение имело открытие в Тюмени книжного издательства. С ним по оформлению книг и других изданий постоянно сотрудничали И. Котовщиков, П. Суханов, Е. Кобелев. Молодой график М. Рогожнев в 1957 году принял участие во Всесоюзной выставке в Москве «Книга, графика, плакат».
Со второй половины 1950-х годов как самостоятельный вид искусства получила развитие скульптура. В. Белов, Е. Герасимов, А. Клюкин, А. Ремизов, Н. Распопов, В. Семенова в основном работали в жанре портретной скульптуры. В 1957 году в сквере около пединститута был установлен памятник борцам революции, выполненный В. Герасимовым и А. Ремизовым. Этот год был важным и тем, что в Тюмени открылась областная картинная галерея, где и стали проводиться выставки.
В 1958 году В. Семенова и П. Суханов представляли Тюменскую организацию на Первом Съезде художников СССР.
Выставку 1959 года в прессе называли большим событием в культурной жизни области. Оно так и было. Но вряд ли тогда кто предполагал, что она явится завершением одного из этапов в деятельности тюменских художников, условно именуемым «изобразительное искусство военного времени и послевоенных лет».
Сплочение художественных сил, создание изобразительной летописи края - непреходящая заслуга художников минувших десятилетий, которые творчеством занимались во время, свободное от основной работы.
Живописцам, графикам, скульпторам, в большинстве не имеющим должного образования и опыта, нелегко было достигнуть единства замысла и воплощения. Идеологические догмы оказывали ограничительное влияние на все советское искусство, еще более усугубляя положение художников в провинции. Поэтому далеко не все произведения, считавшиеся когда-то значительными, вписались в местную историю искусств.
Приезд выпускников художественных училищ и институтов в начале 1960- годов можно уподобить ветру, открывшему ворота, за которыми размеренно текла жизнь далекой провинции. Все, как было уже не раз, начиналось заново. Молодым профессионалам искусство местных художников виделось доморощенно-устаревшим. Картины «ученых» художников преподносились созданными под чужеродно-западным влиянием.
Начальники от культуры и идеологи, что тогда модно было, делили художников на «реалистов» и «абстракционистов». Диспуты разгорались на выставках, в клубах, в кафе. И каждая сторона пыталась доказать свое.
Произведения художников «старой» школы представляли изобразительный рассказ о каком-либо событии или явлении. Повествовательность, светотеневая моделировка, камерность -характерные признаки картин живописцев 1920-1950-х годов. Мастера последующего десятилетия стремились в своих полотнах передать индустриальное преображение Тюменскоого края, масштабность градостроительства. Переосмысление исторических процессов выражалось подчеркнутой значимостью эпохи. Они размещались на картинах фронтально к зрителю, в состоянии возвышенного духовного подъема Цветовые отношения строились на больших контрастах. Мелкие подробности упускались. Повышенная звучность и декоративность цвета отличали картины приверженцев «сурового стиля» О. Шруба, П. Токарева, Г. Барилкиса, П. Рудина, М. Бронникова, их коллег и последователей.
В духе новых веяний как бы заново возрождалась графика. Эстамп занял лидирующее положение на выставках. В ту пору казалось, что линогравюра с ее четким ритмом линий и пятен как нельзя лучше передает суровую контрастность сибирского индустриального пейзажа. В авангарде творческих поисков шел Е. Кобелев. Создав серию выразительных гравюр о Тюмени, героях революции, он стал постепенно изучать и раскрывать образы покорителей нефтяной целины.
М. Рогожнев больше работал над сериями пейзажных линогравюр, Н. Оболенинов предпочитал технику офорта.
Создание различных произведений в материале (металл, дерево, мрамор) отличало и творчество скульпторов В. Белова, В. Мурашова, А. Ремизова, Б. Савина.
Художники-шестидесятники работали в Успенском соборе Троицкого монастыря. Фанерные перегородки на втором этаже обозначали индивидуальные мастерские. Мрачные, серые стены, лишенные религиозной живописи, вызывали тягостное уныние. На больших холстах оживали сюжеты, не свойственные храму: «Интервенты» - П. Токарева, «Изыскатели» - П. Рудина, «Шоферы» - Г. Барилкиса. В многочисленных пленерных этюдах берез А. Седов старался передать трепет листвы, солнце и воздух...
В 1966 году был сдан в эксплуатацию Дом художника. Живописцы, графики, скульпторы получили персональные мастерские.
Другим центром активной художественной жизни был Тобольск, культурные традиции которого оказывали благотворное влияние на всех художников. Они преимущественно творили «на дому». Своеобразным клубом встреч была мастерская О. Шруба, устроенная в ризнице Тобольского кремля. Привлекали экзотичность интерьера, нестандартность суждений художника, его широкий творческий диапазон: «Оружие пролетариата», «Черемухи цвет», «Восемнадцать лет».
Вместе с тем к картинам О. Шруба было неоднозначно отношение зрителей: одни одобряли, другие критиковали. Последние тоже были правы: идеи автора опережали исполнительское мастерство. Иные не принимали творчество живописца по идеологическим соображениям, а потому большой квадрат холста с изображением сомневающегося В.И. Ленина долго оставался в ризнице.
Старинный Тобольск, образы природы Прииртышья поэтически воссоздавал Г. Бочанов. Было мнение отдельных живописцев, что картины его, построенные на тонких тональных отношениях, и есть творческое кредо художника. Оппоненты утверждали, что яркий колорит пейзажей и натюрмортов, чему Григорий Степанович начал отдавать предпочтение в конце 1960-х годов, больше отвечал духу времени.
Посетители картинной галереи, открытой в 1967 году в боковом приделе Успенского Собора, заинтересованно рассматривали пейзажи Н. Голошубина, акварели А. Зубарева, скульптуры Н. Распопова, работы других художников.
Подобно живописцам усиливали декоративную выразительность скульптурных миниатюр и резчики по кости. Особое внимание они уделяли выявлению красоты природных свойств мамонтовой и животной кости, зуба кашалота. Обобщенности резных фигурок содействовало и то, что ручная обработка кости была заменена механизированной. Творческий почерк Г. Хазова, К Кривошеина, В. Обрядовой, В. Русаева, М. Тимергазеева был индивидуален, но они не выбивались из русла традиций и своими достижениями обогащали промысел.
Между коллективами художников Тобольска и Тюмени сложилось плодотворное соревнование, вылившееся в совместное выступление на областных вернисажах. Генеральным смотром художественных сил стала подготовка к Первой зональной выставке «Урал Социалистический». Она состоялась в 1964 году в Свердловске и стала отправным этапом в творчестве тюменцев.
Зональные творческие встречи, которым предшествовали областные, давали возможность художникам огромного региона обмениваться личным опытом. По ним определялось состояние современного искусства, поскольку с них отбирались произведения на выставки «Советская Россия».
Творческая деятельность тюменцев шла своим чередом, Отчитывались перед знаменательными датами: 1967 год - 50-летие Советской власти, 1970 год - 100-летие со дня рождения В.И. Ленина и т.д. и т.п. Интерес у зрителей к творчеству художников еще сохранялся. Поводом для дискуссий был выбор творческого метода.
1970-е годы и последующие десятилетия - время резкого явственного увеличения творческой организации. Коллектив художников пополнился молодежью, прибывшей из различных республик, областей страны, что внесло заметное разнообразие в дятельность творческого Союза.
Были созданы секции, в числе их и молодежная. В рамках подготовки к Всесоюзному фестивалю советской молодежи и студентов в 1973 году в Тюмени прошла. Первая областная выставка произведений молодых художников. Из 39 участников половина вскоре стали членами Союза художников СССР.
Рост организации позволил проводить тематические, групповые и передвижные выставки. Они обогатились произведениями, привлекающими внимание новыми сюжетами, их личностной тарактовкой. Иносказательность, метафора отличали работы М. Гардубея, Д. Бобонича, М. Захарова, Ю. Юдина, Г. Токарева, В. Волкова.
В число пейзажистов, проводников традиций местных художников, ярким выразителем которых в это время был Мурычев, последовательно влились Ю. Рыбьяков, Г. Токарев, М. Захарова, В. Волков, И. Пуртов. М. Полков, А. Павлов, С. Струнников, А. Визель и другие. Активно продолжали работать в этом жанре А. Седов, Г. Сорокин. Ряд названных художников охотно обращались к портрету, натюрморту, тематическим композициям.

Видными графиками в это время стали Г. Бусыгин, работающий в технике литографии, и А. Тюленев, обратившийся к новой в Тюмени технике ксилографии. В офорте стали работать М. Акишев, А. Новик, И. Станков, А. Холодов. Искусство плаката на качественно новом уровне возродили Р. Сульженко, Г. Бельтюков, В. Золотухин, В. Горда.
Раздел скульптуры на выставках, где ранее преобладал портрет, композиции в гипсе, стал обогащаться произведениями Г. Вострецова, В. Шарапова, В. Афанасьева, Б. Савина. Усилился интерес к поиску индивидуального почерка, пластической культуре, работе в материале над фигурными композициями, в скульптуре малых форм.
Декоративно-прикладное искусство обычно представляли мастера тобольской художественной резьбы по кости. Сейчас новым видом искусства стал гобелен. Первые пробы сделал Г. Губин, затем активно стала работать в технике ручного ткачества Н Гордеева. С приездом в Тюмень Г. Визель на выставках в 1970-е годы появилась художественная керамика.
Потребность в монументальном искусстве возникла с формированием областного центра. Автором проекта и архитектурного оформления залов и кабинетов Дома Советов был А. Вагнер, член товарищества «Художник».
В предверии 50-летия Советской власти была сделана попытка массового оформления Тюмени мозаиками, панно, памятниками. Но этот эксперимент не был удачным. В большеразмерные композиции были перенесены формы станкового и оформительского искусства.
В 1970-е годы и последующее время повысился профессионализм и исполнительская культура в оформлении зданий. Примером может служить творчество Э. Тягло, В. Шилова, В. Кальнина, О. Шруба, П. Токарева, Г. Засекина, А. Погорелова, А. Чугунова, Г. Юринок, Д. Бобонича и других.
Вехами истории художественной жизни по прежнему оставались областные и зональные отчеты. Памятной для тюменцев стала V-я выставка «Урал-социалистический». Она проходила в Выставочном зале областного центра в 1975 году, и в ней приняло участие 99 тюменских художников. Но в дальнейшем интерес к зональным выставкам стал гаснуть. Отбор произведений выставкомом часто проводился не по художественным достоинствам, а по идейно-тематическому содержанию.
Оживление среди художников вносила подготовка к целевым выставкам, например, «Всегда начеку», проведенным в 1975, 1982 годах и посвященным милиции.
В 1975 году Союзом художников СССР и местной организацией был устроен праздник акварелистов. Экспозиция называлась «На Тюменском меридиане». Ее открытию предшествовала поездка творческих групп художников-акварелистов по Тюменской области. С увлечением в этой технике работали И. Пуртов, Д. Бобонич, М. Гардубей, А. Ильиных, A. Миллер, другие живописцы и графики.
В канун 60-летия Советской власти при поддержке Обкомка КПСС и министерства культуры РСФСР, сначала в Тюмени, а затем в Москве была проведена весьма масштабная выставка «Земля Тюменская». Она задумывалась как эксперимент по возрождению традиций 20-30-х годов, когда художники ехали на заводы и фабрики, чтобы в образной форме запечатлеть труд своих современников, создать изобразительную летопись первых пятилеток.
В довольно обширной экспозиции преобладающее место занимали индустриальные пейзажи, картины с жанровыми сценками, одиночные и групповые портреты. Были полотна о жизни декабристов в Сибири, о гражданской и отечественной войнах. Однако произведений, глубоких по содержанию и исполнению, было немного. Их авторами большей частью являлись москвичи. Из картин тюменских авторов выделялись: «На полевом стане» П. Рудина, «Комсомольское собрание» В. Шилова, «Вертолет-строитель» Ю. Юдина, «Весна на буровой» B. Янке, «Над Обью» Г. Токарева, «Товарищи» П. Токарева, «Оружие Ермака» Г. Юринок, «Холодные дожди» В.Волкова.
Произведения после показа в Москве были переданы организациям, оплатившим их стоимость.
Практика социального заказа нуждалась в совершенствовании, профессиональном подходе. А этого не происходило. Потому последующая демонстрация произведений по случаю 60-летия образования автономных округов прошла вяло и нерезультативно.
Среди выставок, проведенных за пределами области, пожалуй самой памятной оказалась «Художники Тюмени» - ретроспективный показ творчества в Москве. Подготовка к нему шла заинтересованно, но и не просто. В глазах столичных мастеров и зрителей организаторам хотелось создать впечатление о Тюменском Союзе художников, способном решать разнообразные творческие задачи. К тому же изобразительными средствами надо было подкрепить уже сложившееся представление об обширной области, богатой историческим прошлым и являющейся плацдармом ранее невиданных строек по освоению природных богатств Севера.
По установившейся практике на выставку в Москву из фондов галереи и мастерских отбирались прежде всего произведения на историко-революционную тематику: «Земля и коммуна» П. Токарева, «Оружие пролетариата» О. Шруба, «Оружие Ермака» Г. Юринок, «Стены старого Тобольска» А. Мурычева, «Тобольский кремль» Г. Бочанова, «На фронт» Г. Токарева, «Солдатские вдовы» В. Овчарова.
Сержанту милиции Ф.В. Щербакову, совершившему подвиг в мирные дни, посвящалась скульптурная композиция Б. Савина.
Но самые «ударные» места занимали, конечно, картины о первопроходцах Тюменского Севера: «Разбуженная тайга» В. Янке, «На вахту» Г. Барилкиса, «На промысле» М. Гардубея, «Ветераны «Мегионефти» В. Шилова.
О. Шруб в триптихе «Весна Самотлора» выразил торжество победы человека над дикими силами природы. Масштабность развернувшейся стройки в трактовке живописца сравнима с наступлением на фронте, где неизбежны и потери. Об этом картина «Возвращение с поля».
Индустриальаный «гул» в экспозиции смягчался произведениями лирического и камерного характера: «Зимний вечер» В. Барашева, «Девушка у окна» Н. Газеева, «Древняя птица» М. Захарова, «День уходит» Д. Бобонича, «Родные места» А. Седова, «Полевая тишина» Г. Токарева, «Весной» А. Митинского, «Восход» М. Полкова, «Старый город» Ю. Юдина.
В графике, как и в живописи, предпочтение тоже отдавалось индустриально-северной тематике: серии «Наш север» А Тюленева, «На стапелях судостроительного завода» И. Станкова, автоцинкографии «Промысел», «Колонна ГПЗ» М. Рогожнева, цветные линогравюры «Установка колонны», «Цех управления» Е. Кобелева.
В это время графики, наряду с освоением различных техник эстампа, стремились расширить и тематический диапазон. Любопытный интерес вызывали серии литографий «Ненецкие игры» Г. Засекина и особенно литографии Г. Бусыгина о детях Севера.
Пейзажи, выполненные акварелью, гуашью, темперой показывали И. Пуртов, Д. Бобонич, Ю. Рыбьяков, А. Новик, Г. Новиков.
Плакаты «Богатство недр тюменских - Родине» Г. Сульженко, Г. Бельтюкова, «Расцветай Югорский край» В. Горда, говорили о себе своими названиями.
Подобно графикам, скульпторы тоже представляли свои композиции в различных материалах: «Осень» (шамот) В. Афанасьев, «Идущая» (бронза) Г. Вострецов, «Девушка-манси» (дерево) Н. Распопов, «Материнство» (гранит) В. Шарапов.
В небольшом разделе декоративно-прикладного искусства экспонировались глиняные расписные блюда Г. Визель, набор штофов, выточенных из дерева А. Модиным для ресторана «Русь». Там же были выставлены скульптурные миниатюры из кости Г. Кривошеина, В. Обрядовой, М. Тимергазеева, Г. Хазова, В. Русаева, а также театральные эскизы В. Осколкова, А. Шкуренко, цветные фото с рельефов театра кукол, выполненных В. Кальниным, Э. Тягло, В. Шиловым, а также с мозаики П. Токарева «Ключи Иртыша». Они, как и резные работы из кости, были хорошо оценены критикой.
Объемные экспонаты удачно сочетались с гобеленами Г. Губина «Тюменский самородок» и Н. Гордеевой «Морозная ночь».
Выставка в Москве получилась компактной, содержательной и представительной, а потому дискуссия столичных художников и тюменских коллег в экспозиции прошла на хорошем уровне. Искусствовед Л. Дьяконицын, сделавший общий обзор, затем писал в журнале «Художник», что тюменцы «стремятся творить в общем русле поисков современного советского искусства. Об этом говорят и утверждение ими цветности живописи и крепости рисунка, интерес к крупным тематическим сериям, монументальным композициям, психологизму».
Отмечая гражданскую увлеченность художников переменами, происходящими в крае, автор статьи отметил, что профессиональное мастерство «не всегда достигает у многих участников выставки необходимого уровня». Причину Л. Дьяконицын видел в поспешности организации выставок, в том, что «захваченные стремительным ритмом жизни края, живописцы в спешке нередко обходятся накатанными приемами письма», что они имитируют натурную, пленерную живопись, а потому вместо богатой колористической игры проглядывает «крашенность» цвета, приблизительность формы.
Более ровным обозревателю представлялся раздел графики. Здесь он отметил работы А. Мурычева, Е. Кобелева, Ю. Юдина. Примером уверенного владения деревом, как материалом скульптуры, названы «Девушка-манси» Н. Распопова, «Материнство» В. Шарапова. Привлекли внимание остротой силуэта тематические композиции в металле Г. Вострецова.
Критические замечания и советы видных московских художников были конкретны, принципиальны и доброжелательны. Сводились к тому, чтобы тюменские коллеги избавлялись от надуманности, а больше изучали жизнь и повышали мастерство.
Еще в 1982 году прошли Дни культуры и искусства Тюменской области в Азербайджане. Там экспонировались и произведения художников. В 1991 году аналогичное мероприятие проводилось в Казахстане. Ответную выставку петропавловских художников увидели тюменцы.
Областная художественная выставка, посвященная 60-летию образования СССР, во многом отличалась от предыдущих масштабом. Она явилась попыткой генерального смотра состояния изобразительных искусств в области. Одновременно с произведениями художников-профессионалов в Выставочном зале экспонировались рисунки учащихся детских художественных школ, училища искусств, работы народных мастеров и самодеятельных художников, учащихся Салехардского культурно-просветительного училища.
В разделе профессионального искусства показывали свои работы, произведения 99 авторов, что почти вдвое превышало количество участников областных выставок предшествующих десятилетий. И хотя юбилейная экспозиция в 1987 году была украшена различными полотнищами, она подсказывала тюменцам, что следование стилю сурового реализма явно затянулось. Выставки, организуемые по случаю «дат» и из работ, исполненных по заказу, стали терять эмоциональную силу воздействия. Зрителям хотелось видеть что-то необычное, человеческое. Они нуждались в красоте и духовности. Словом, все говорило о том, что пора искать новые пути.
Идеологический занавес вскоре упал столь неожиданно, что от наступившей свободы художники растерялись. Что писать, что показывать - стало нешуточными проблемами. И вновь, как в былые годы многим казалось: надо все начинать сначала.
Весенняя выставка произведений художников 1991 года показала пока еще пестрое, неуверенное вхождение в изменившуюся действительность. В экспозиции тогда преобладали пейзажные этюды, натюрморты, работы экспериментального характера. Сюжет скорее становился поводом для решения художественных задач. Наметилась тенденция к усилению в живописи живописного начала, в графике - графического. Повышенная эстетизация формы особенно стала заметна в экспозиции небольшой выставки «Осень-93».
Если раньше художников обычно разграничивали по принадлежности к тому или иному виду искусства, то в начале 90-х годов они стали делиться на реалистов» и «авангардистов», что выражалось лишь внешне, а потому не приняло противостояния. Да к тому же среди немногих «беспредметников» отдельные стали скатываться к формально-цветовым поискам. Со временем между художниками нивелировалось возрастное различие, не стало подчеркнутого деления на ведущих и неведущих. Но заметно обозначилась проблема преемственности поколений. Количество молодых художников в организации весьма незначительно.
Однако по-прежнему творчески активны ветераны. Г. Бочанов, Г. Барилкис, М. Рогожнев, Н. Распопов, Е. Кобелев, О. Шруб отчитались о своем творчестве персональными выставками. Их примеру последовали А. Тюленев, Г. Токарев, А. Чугунов, Г. Визель. Такие выставки напомнили об этапах художественной жизни организации, стимулировали других художников работать целенаправленней.
С исчезновением прежних ориентиров, зовущих художников к коллективному утверждению идеологических установок, творческая деятельность художников индивидуализировалась. Одни остались верны городской теме (Ю. Рыбьяков, Ю. Юдин), другие - сельской (М. Захаров, Г. Токарев, Ю. Акишев). Некоторые в стилевых поисках следуют урокам, преподанным в учебных заведениях (С. Струнников, А. Павлов, В. Рогозин, В. Янке), иные ведут лабораторные эксперименты, отвечающие их представлениям о взаимодействии формы и содержания (А. Чугунов. Г. Вострецов, М. Гардубей, А. Новик). Быть может впервые столь пристальное внимание в коллективе стало уделяться колористическим поискам (М. Полков, П. Токарев, А. Шкуренко), работе с натуры (Е. Кобелев, И. Пуртов и другие). В картинах ряда художников ощутимо заимствование опыта русских и европейских мастеров.
Новым явлением в творчестве стало появление произведений на мифологические и религиозные сюжеты (А. Амелин, А. Тюленев, В. Шилов). Ряд художников занимает философское толкование взаимодействия земной жизни и космоса.
Обращаясь к северной тематике, к городской культуре Тобольска Г. Кривошеин, Г. Хазов, В. Русаев, В. Обрядова, М. Тимергазеев и другие резчики по кости создали выдающиеся образцы миниатюрной скульптуры, отличающиеся емкостью содержания, красотой пластики, выявлением природных свойств мамонтовой и животной кости.
Однако пик расцвета Тобольского промысла остался позади. Н. Фофанова - ныне единственный член Союза художников на фабрике Косторезно-художественных изделий. Хотя там есть и другие способные резчики. Например, С. Алыкова, А. Кугаевский, М. Сандлерская, персональная выставка произведений которой прошла осенью 1994 года в Екатеринбурге. Проблема кадров и сохранения традиций остается.
В коллектив тюменских художников недавно влились представители автономных округов Г. Хартаганов, А. Сязи, М. Тебетев, А. Лар. Известно, что среди народов Севера не были развиты изобразительные виды искусств. Поэтому нынешние художники во многом являются пионерами в этом виде творчества. Обращение к фольклеру народов Севера - главное направление их поисков. Тюменские художники пусть без прежнего энтузиазма приняли участие в VII региональной художественной выставке «Урал», проходившей в Кургане. В 1994 году к 50-летнему юбилею образования Тюменской области они выполнили заказ на исполнение произведения для здания областной администрации.
Сегодня в коллективе 66 членов Союза художников России. Они работают не только в Тюмени и Тобольске, а и в Ишиме, Ялуторовске, Сургуте, Березове, Салехарде, а потому творчество их похоже на широкую и пеструю мозаику.
15 ноября 1994 года коллективу Тюменских художников исполнилось 50 лет. 1 мая 1996 года - 50-летний юбилей Первой выставки вновь созданной организации.
Такие даты и выставки побуждают оглянуться назад, посмотреть в будущее. Просветительская деятельность представителей местной интелегенции с участием художников-передвижников, нравственный подвиг художников 1920-1930-х годов по объединению художественных сил и созданию изобразительной летописи края, энтузиазм «шестидесятников» в работе над произведениями, отвечающими духу времени, повышенный интерес к проблемам мастерства, личностной трактовке явлений действительности среди современных художников, значимость Тюменской области в масштабе страны - важные стимулы в дальнейшем творческом поиске художников Тюмени.

Александр ВАЛОВ

//Художники Тюмени. Юбилейный альбом.- Тюм. Обл. орган-ия Союза худ. России,1994.-С.11-25

наверх

 

 
Все тексты в нашей библиотеке предназначены только для личного использования.
Любое коммерческое использование текстов категорически запрещается.
Все права защищены. 2005-2009
Контактная информация