Твен М.

ПРИКЛЮЧЕНИЯ ТОМА СОЙЕРА
(Отрывок из романа)

 

Том, Джо и Гек вернулись на остров веселые и опять принялись за игры, болтая наперебой об удивительной выдумке Тома и восторгаясь его изобретательностью. После роскошного обеда из яичницы и рыбы Том объявил, что он, пожалуй, поучился бы курить. И Джо воспламенился этой мыслью и сказал, что ему тоже хотелось бы попробовать. Гек сделал им трубки и набил табаком. Оба новичка не курили до сих пор ничего, кроме виноградных листьев, от которых только щипало язык, да это и не считалось настоящим куревом.
Они развалились на земле, опираясь на локти, и начали попыхивать трубками, очень осторожно и не без опаски. Дым был неприятного вкуса и застревал в горле, но Том сказал:
- Да это совсем легко! Если б я знал, что это так просто, я бы давно выучился.
- И я тоже, подтвердил Джо. – Ничего не стоит.
- Сколько раз я видел, как другие курят, вот бы, думаю, и мне тоже, - сказал Том, - только я не знал, что смогу.
- Вот и я тоже, правда, Гек? Сколько раз я при тебе это самое говорил, ты ведь слышал, Гек? Вот Гек скажет говорил я или нет.
- Ну да, сколько раз, - подтвердил Гек.
- И я тоже, - сказал Том, - тысячу раз говорил.
Один раз около бойни. Помнишь, Гек? Еще тогда были с нами Боб Таннер, Джонни Миллер и Джеф Тэтчер. Ты ведь помнишь, Гек, я это говорил?
- Ну да, еще бы, - сказал Гек, - Это было в тот самый день, когда я потерял белый шарик. Нет, не в тот день, а накануне.
- Ага, что я тебе говорил, - сказал Том. – Вот и Гек тоже помнит.
Мне кажется, я бы мог целый день курить трубку, - сказал Джо. – Ни капельки не тошнит.
- И меня тоже ни капельки, - сказал Том.– Я бы мог курить целый день. А вот Джеф Тэтчер, наверное, не мог бы.
- Джеф Тэтчер! Да он от двух затяжек под стол свалится. Пускай попробует хоть один раз. Где ему!
- Ну конечно. И Джонни Миллер тоже, - хотел бы я посмотреть, как он за это примется!
- Еще бы, я тоже! – сказал Джо. – Куда твой Джонни Миллер годится! Его от одной затяжки совсем свернет.
- Ну да, свернет. А хотелось бы мне, чтобы ребята на нас поглядели теперь.
- И мне тоже.
- Вот что, друзья, мы никому ничего не скажем, а как нибудь, когда они соберутся, я подойду к тебе и скажу: «Джо, трубка с тобой? Что-то захотелось покурить». А ты ответишь так, между прочим, будто это ровно ничего не значит: «Да, старая трубка со мной, и запасная тоже есть, только табак неважный». А я скажу: «Это ничего, лишь бы был покрепче». А ты достанешь обе трубки, и мы с тобой закурим, как ни в чем не бывало, то-то они удивятся!
- Ей-богу, вот будет здорово! Жалко, что сейчас они нас не видят!
- Еще бы не жалко! А когда мы скажем, что выучились курить, когда были пиратами, небось позавидуют, что не были с нами?
- Конечно, позавидуют! Да еще как!
И разговор продолжался. Но скоро он стал каким-то вялым и бессвязным. Паузы удлинились, курильщики стали сплевывать что-то уж очень часто. За щеками у них образовались как будто фонтаны; под языком было сущее наводнение, только успевай откачивать; заливало даже и в горло, несмотря на все старания, и все время подкатывала тошнота, Оба мальчика побледнели, и вид у них был самый жалкий. Трубка выпала из ослабевших пальцев Джо Гарпера. То же самое случилось и с Томом. Оба фонтана работали вовсю, так что насосы едва поспевали откачивать. Джо сказал слабым голосом:
- Я потерял ножик, Пойти, что ли, поискать?
Том, заикаясь, едва выговорил дрожащими губами:
Я тебе помогу. Ты ступай вон в ту сторону, а я поищу около ручья. Нет, ты с нами не ходи, Гек, мы и без тебя найдем.
Гек опять уселся и поджидал их около часа. Потом соскучился и пошел разыскивать своих друзей. Он нашел их в чаще леса, очень далеко друг от друга. И тот и другой крепко спали и были очень бледны. Однако он догадался почему-то, что, если с ними и случилась какая-нибудь неприятность, то теперь все уже прошло. За ужином в тот вечер они были очень неразговорчивы. Они совсем присмирели, и когда Гек набил себе после ужина трубку и собирался набить и для них, они сказали, что не надо, они что-то неважно себя чувствуют, - должно быть. Съели за обедом что-нибудь лишнее.