Информационный, образовательный, культурный центр города Губкинский Ямало-Ненецкого автономного округа
ЯПоиск по сайту  
       
 
 
   

 

Июль

В Тюменской области


июль

185 лет назад (1829) в Тобольскую губернию прибыл Александр Фридрих Гумбольдт (1769-1859), немецкий естествоиспытатель, географ и путешественник.


4 июля

160 лет назад (1854) в г. Тобольске была открыта Мариинская школа для девочек, положившая начало женскому образованию в Сибири.


4 июля

15 лет со дня открытия (1999) православной гимназии в г. Нижневартовске.


5 июля

95 лет со дня рождения Ивана Емельяновича Казака (1919-1943), Героя Советского Союза.


8 июля

20 лет (1994) со дня посещения г. Тюмени Александром Исаевичем Солженицыным, писателем, лауреатом Нобелевской премии.


Тюменской области - 65:

приезд Александра Солженицына

Солженицын Александр Исаевич в Тюмени. 1994 год.8 июля в новейшей истории Тюменской области можно назвать знаменательным днем. В этот день в 1994 году Тюмень принимала известного писателя, Нобелевского лауреата Александра Солженицына. Как это было - в очередном материале в рамках рубрики, посвященной 65-летию Тюменской области «Хроника эпохи».

Тюменский железнодорожный вокзал - ворота в Сибирь или в Европу, если в обратном направлении. Бесчисленное множество лиц, расставаний и встреч. Иные промелькнут и исчезнут. Другие остаются в памяти навсегда, обретают статус исторических ценностей. Так и в данном конкретном случае.

Это было ровно - день в день - пятнадцать лет назад. В Тюмени побывал проездом Александр Исаевич Солженицын.
В прежнем нашем Отечестве больших писателей власть очень любила. Прямо до смерти. Впрочем, некоторые, пройдя сталинские лагеря, будучи выброшенными на чужбину, выживали, обретали там мировую известность - в Америке Солженицын получил Нобелевскую премию.

Свое возвращение на Родину Александр Исаевич спланировал с присущей ему необычностью - не с парадного входа страны, а с ее окраин, через печально знаменитый «Архипелаг ГУЛАГ».

Написанная им книга под таким названием нанесла сокрушительный, нокаутирующий удар не только по фальшивому фасаду чудовищного тоталитарного государства, но всей его сути, ставшей очевидной для всех.

Неудивительно, что в Тюменском краеведческом музее особое внимание Александра Исаевич привлекла экспозиция, рассказывающая о репрессиях сибирского крестьянства.

Несколько лет назад Александр Исаеевича Солженицына не стало. К сожалению, многие его мысли, как обустроить Россию, остались невостребованными. Что ж, нет пророка в своем Отечестве…
И выходит - не было?

Анатолий Туринцев

http://tyumen.rfn.ru/rnews.html?id=60155&cid=7


14 июля

55 лет со дня основания (1959) Тюменского электромеханического завода.


16 июля

120 лет со дня рождения Владимира Васильевича Щастного (1894-1988), корреспондента газеты «Трудовой набат», краеведа.

Историко-этнографические материалы в днениках и заметках белорусского переселенца В.В.Щастного

В последние годы, наряду с уверенностью в то, что возможности полевой этнографии многогранны и, практически, неисчерпаемы, все более начинают фигурировать письменные, в их числе мемуарные тексты. В этой связи встает проблема корректного применения специфически этнографических методов для исследований на основе “неспецифических” для этнографии источников, попытки чего уже предпринимались нами ранее [Фурсова, 2001, с. 95]. Белорусский материал в архивах – достаточно редкое явление, несмотря на ощутимый белорусский культурный, духовный потенциал среди массы сибирского крестьянства как на ранних этапах освоения Сибири, так и переселенческой волны пореформенного периода.

Дневники и многочисленные записи В.В. Щастного (13 единиц хранения, ГАТюО), начатые уже в зрелом возрасте, состоят из двух частей: первой, в которой записаны детские воспоминания и впечатления, и второй, где изложены текущие события жизни в Тюмени. Автору присущ хороший литературный язык, он многие годы работал, по его определению, “рабоче-крестьянским корреспондентом”, печатая свои репортажи под псевдонимом Зрячек. Щастный оказался скорым на перо писателем, о чем свидетельствует количество заметок в “Трудовом набате”: в 1923 г. их было помещено 264, а к 1 января 1925 г. общее число увеличилось до 504. Таким образом, его архив включает также рукописи, которые автор готовил для издания в местных газетах “Тюменская правда”, “Гудок”, “Трудовой набат” и пр. Многие такие записи, дневники можно рассматривать как свидетельства информатора, которые он самостоятельно отобрал для архива на свое усмотрение оставил в качестве исторических и этнографических материалов для потомков.

Тем интереснее личный дневник белоруса-переселенца, который позволяет посмотреть его глазами момент перемены этнической территории, а вместе с ней и природы, климата, языка. Смена традиционной культурной атмосферы не была столь ощутима для мигранта 1918 г., потому что переезд совпал с периодом “раскрестьянивания”, насильственного атеизма, усилившейся “советской унификации” массовой культуры.

В.В. Щастный родился в 1894 г. в Белоруссии, в д. Гиньки Норицкой волости Виленского уезда и губернии. Впоследствии во всех анкетах и в своем личном деле В. Щастный указывал национальность “белорус”. “Отец мой Щастный Василий Фомич первое время занимался хлебопашеством и частично столярным ремеслом. Как самоучка, с 1904 г. работал на Бологое Седлецкой железной дороги, участок Полоце-Молодечно в службе пути, а затем в 1920 г. в Тюмени дорожным мастером службы пути. После увольнения с железной дороги по болезни во второй половине 1920 г. он работал инструктором столярного ремесла в школе водников. Умер в 1938 г.”.

С 1902 г. в 8 лет от роду В. Щастный начал учиться в сельской школе. По воспоминаниям его можно составить представление об атмосфере дореволюцонной деревенской школы в Белоруссии, где на стенах были развешаны копии картин, отражающих события российской истории, например, “Ледовое побоище”, “Александр в Орде”, “Убиение царевича Дмитрия” и пр. Автору бросилась в глаза смена содержания картин школьной галереи после революции 1917 г.: это и портрет В.И. Ленина, и картина “Первая листовка и расстрел рабочих царскими войсками 9 января 1905 г.”, и портреты К.А. Тимирязева, И.В. Мичурина и т.д.

Впоследствии в 1912 г. Щастный окончил 2-х классное училище Министерства народного просвещения и начал работать ремонтным рабочим службы пути, а затем табельщиком-счетоводом у дорожного мастера станции Зябки Риго-Орловской железной дороги. В Личном деле сохранилось письмо-разрешение отца Василия Фомича Щастного: “Удостоверение. Я нижеподписавшийся сим удостоверяю, что предъявитель сего есть мой сын крестьянин Виленской губернии Виленского уезда Норецкой волости деревни Гинки Владимир Щастный мною добровольно отпущен в имение Городно Лидского уезда в Городненскую школу скотоводства и молочного хозяйства сроком на 2 года и еще 6 месяцев практики 16 декабря 1914 года. Родитель артельный староста Василий Щастный (подпись)”.

Когда летом 1914 г. началась Империалистическая война, Щастный был призван на фронт, но уже в 1915 г. уволен с военной службы ввиду болезни. К этому времени его мать эвакуировалась с фронтовой полосы в г. Тюмень, а отец остался на своем месте работы на станции Зябки, где и находился до занятия ее поляками. После 1916 г. Щастный приехал к родителям и работал снова на железной дороге на станциях Тюмень и Тура. Особо подчеркивал в своей биографии тот факт, что в декабре 1919 г. он вступил в ряды РКПб .

В сибирский период своей жизни молодой человек начал давать репортажи с мест событий того времени, отражая борьбу новой идеологии с традиционными жизненными установками, основанными на православии. В репортаже 1920-х гг. под названием “Кусочек нового быта” отражен момент революционного подъема атеистической молодежи, с энтузиазмом отвергавшей свои христианские имена. Эти свидетельства очевидца тем более интересны, что пока еще в отечественных исследованиях эта тема не актуализировалась, хотя в ней затрагивается наиболее глубинный и консервативный пласт таких русских традиционных ценностей как имянаречение. “В 8 ч. Вечера в присутствии комсомольцев д. Мыс (?) представителей от шефа детдома окружкома РКСМ и детей от других домов, торжественное заседание объявляется открытым. Т. Фадеев делает открытый доклад о значении старых поповско-религиозных имен и новых революционных. Далее зачитывается список товарищей, пожелавших окончательно порвать с церковью. Дружными аплодисментами приветствуют оглашенных в списках товарищей и дают поручения завдетдомом и секретарю ячейки РКСМ ходатайствовать перед отделом ЗАГС о перемене их имен… После торжественного заседания ставится пьеса “Борьба за красный стяг”, концерт, весь вечер проводится торжественно и оживленно ”.

Продолжение этой темы можно проследить по другим репортажам Щастного, например, “Красные октябрины”. “Занятия заканчиваются. Сотрудники Окрисполкома и Окрмилиции собираются в большом зале для участия в торжественном заседании – октябринах. Уборщица при Окрисполкоме т. Концерова назвала своего новорожденного сына Владиленом и с этого же дня решила окончательно порвать с церковно-религиозным дурманом. Тов. Кирвис сделал доклад о значении церковных обрядов, каковые уже уходят в вечность и скоро останутся в области предания, как отжившие свой век”.

“Далее выступил с приветствием т. Астахов от Окрмилиции и т. Синельников от месткома, которые отметили в своих приветствиях разумное решение т. Концеровой: переход к новому быту, бросив все старое, ветхое и никому из сознательных людей не нужное религиозное отношение. Местком и административный отдел Окрмилиции преподнесли новорожденному подарок и дали обещание оказывать всестороннюю помощь матери в воспитании сына (ф. 2140, о. 4, № 2, л. 79 об.). Тема борьбы с религиозным дурманом прослеживается и в записях дневника этого периода, где Щастный, видимо, осуждал свою мать за сочувствие “попам”. В 1930 г. записано: “А вот в Москве как устроили антирелигиозный диспут с участием советских ученых, то оказалось, что рядовой священник довел дело до того, что коммунисты совсем запарились. Это по душе матери”.

В 1925 г. работая рабкором – репортером в газете “Трудовой набат” Щастный вел рубрику “Наши ответы и советы читателям газеты”, в которой его ответы отражали широкий кругозор ведущего, умение доступно объяснить ситуацию. Любопытен, например, ответ читателю Шубину о смене народных праздников, отражающий неустойчивый период их формирования: “Церковные праздники крещение, благовещение и другие заменены следующими революционными праздниками: 2 мая – день труда; 5 июля – день освобождения Урала от Колчака; 8 ноября – второй день Октябрьской революции (постановление Окрисполкома № 46 от 2/IX, № 79 от 7/IV – 1925 г.)”.

Складывается впечатление о присущей рабоче-крестьянскому корреспонденту честности, где-то даже излишней бескомпромиссности. “Мне никогда не забыть одной моей беседы с группой старичков-крестьян из Исетской волости. Эти старички рассказали мне о своей беде и несчастье в том, что они, бедняки, обложены продналогом как кулаки, а кулаки их деревни обложены как бедняки. Об этом я написал заметку в газету “Трудовой набат”. Прошло некоторое время, и я в городе встретился со знакомыми старичками. Они были очень довольны. По газетной заметке было произведено переобложение и кулаки получили по заслугам”.

Как отмечал не раз в своих записях автор, подобные критические заметки о недостатках в работе предприятий, которые следовало устранить, не всегда нравились хозяйственникам. “Как-то в 1923 г., - писал Щастный, - мне пришлось написать практическую заметку в газету “Трудовой набат” о недостатках в работе руководства Рупвода (здесь: видимо, Речное управление водных путей – Е.Ф.), что не понравилось начальнику тов. Калинину, который мне прямо сказал: “Ты Щастный писать ниши, а администрации не трогай”. Председатель же месткома Рупвода предложил мне: “Если пишешь заметку, то приноси мне для прочтения, а потом сдавай в редакцию”. На что я ему ответил: “Простите, Вы являетесь председателем месткома а не цензором”.

По этой причине, но под другим предлогом – под видом сокращения штатов Щастный был уволен с работы. Впоследствии ретивому корреспонденту пришлось много раз менять места работы из-за своего ершистого и прямого характера, работать по заданию губкома РКПб и в отделе национальных меньшинств (1920 г.), и в отделе статистики Тюменского Рупвода (1921 г.), и финагентом ОКРФО (здесь: видимо, Окружного финансового отдела – Е.Ф.) (1923 г.) и т.д.

Таким образом, “документы личного происхождения” В.В. Щастного освещают важный хронологический срез переломного момента борьбы с традиционными ценностями досоветской эпохи, самое начало формирования бюрократического аппарата новой власти в Сибири. Из мемуарных текстов, дневниковых записей и профессиональных репортажей вырисовывается образ белоруса-партийца, участвовавшего в культурном строительстве нового общества, отвергавшего какие бы то ни было традиции предыдущих поколений. Рабоче-крестьянский корреспондент трудился на тюменской земле также самоотверженно, как если бы это происходило на его исторической родине. Именно переселенцы, не обжившиеся и не устроившиеся на новом месте, становились опорой для распространения пролетарской идеи социальной справедливости, искренне поверив в которую В. Щастный впоследствии сам жестоко пострадал.

Фурсова Е.Ф. Историко-этнографические материалы в дневниках и заметках белорусского переселенца В.В. Щастного // Проблемы археологии, этнографии, антропологии Сибири и сопредельных территорий. - Т. XIII. Новосибирск: Изд-во Института археологии и этнографии СО РАН, 2007. - С. 491 - 494.

*Работа поддержана грантом РГНФ № 07-04-90404а.

http://library.ikz.ru/puti-v-sibir-raznyh-narodov/belorusskii-put-v-sibir/fursova-e.f.-istoriko-etnograficheskie-materialy-v


17 июля

150 лет со дня рождения Виктора Викторовича Бартенева(1864-1921), краеведа, этнографа, публициста, исследователя Севера.

Бартенев Виктор Викторович

Бартенев Виктор Викторович, исследователь Севера.Бартенев Виктор Викторович родился 5 июля 1864 года. Активный участник студенческого движения 1880-х - один из основателей "экономического" кружка (в состав входили В. Бартенев, А. В. Гизетти, бр. Никоновы, А. И. Ульянов и др.), а также общестуденческой рев. организации "кадровиков"; делегат волжского землячества в Совете землячеств. Принимал активное участие в организации "Добролюбовской демонстрации" 17 ноября 1886. Участвовал в работе группы М.И. Бруснева – одной из первых социал-демократических организаций в России.
Во время обучения на юридическом факультете Санкт-Петербургского университета Бартенёв был активистом студенческого научно-литературного общества, где обсуждались задачи разработки и реализации специальных программ по сбору краеведческих материалов.
В 1891 на основании высочайшего повеления от 23 мая 1891 по делу в связи с убийством в Париже в 1890 бывшего шефа жандармов Н. Д. Селиверстова, был выслан в Тобольскую губернию, где прожил 4 года.
В течение 1891-1894 в Обдорске (в настоящее время - Салехард) занимался сбором сведений о традициях, образе жизни, быте местного населения. Результатом исследований стали статьи, опубликованные в журнале «Живая старина» и Ежегоднике Тобольского Губернского Музея, а также книга «На крайнем Северо-Западе Сибири : очерки Обдорского края», изданная в Санкт-Петербурге в 1896 г. и другие работы. В.В. Бартенев – автор грамматики остяцкого (хантыйского) языка (совместно И. П. Росляковым).
Также издавался под псевдонимами: Б-в, В.; Б-ъ, В.; В. Б.
После ссылки жил в Пскове, затем в Опочке (Псковская губ.), Архангельске. Служил в акцизном ведомстве.

Умер в Архангельске.

Библиография
* Бартенев В. В. О русском языке в Обдорском крае // Живая старина. - 1984 - Вып. 1
* Бартенёв В. В. Погребальные обычаи обдорских остяков // Живая старина. - 1895. - Вып. 3, 4
* Бартенев В. В. Понятие обдорских хантов о грехе // Ежегодник Тобольского Губернского Музея. 1895-1896. - Тобольск, 1896. - Вып. 5
* Бартенев В. В. На крайнем северо-западе Сибири. Очерки Обдорского края. - СПб., 1896
* Бартенев В. В. Обдорские песни. Известия Архангельского общества изучения Русского Севера (Журнал жизни Северного края). - 1914. - № 20
* Бартенев В. В. Очередные задачи при собирании и распространении русской народной песни

// Известия Архангельского общества изучения Русского Севера (Журнал жизни Северного края). - 1918. - № 3-4

http://www.emaproject.com/lib_author.html?id=Persona50

 


18 июля

140 лет со дня рождения Пантелеймона Петровича Чукомина (1874-1938/1944), тобольского художника.


19 июля

65 лет со дня рождения Валерия Алексеевича Рябкова (1949), актера Тюменского государственного театра драмы и комедии.


29 июля

45 лет назад (1969) образована Тюменская областная общественная организация Союза архитекторов СССР под председательством архитектора Владимира Аввакумовича Бешкильцева.

Союз тюменских архитекторов: путь длинною в 45 лет

В этом году Тюменская областная общественная организация Союза архитекторов России отмечает 45 лет со дня своего создания. К этой круглой дате было приурочено открытие выставки архивных документов «Зодчие Тюмени», которое состоялось 21 марта в государственном архиве социально-политической истории Тюменской области*. Продолжением презентации главных вех в жизни областной организации стала интересная беседа со старейшими архитекторами города. Они вспомнили творческие взлеты и нелегкие моменты, поделились курьезными случаями из своей профессиональной практики, подняли главные архитектурные проблемы сегодняшнего дня и обозначили задачи на будущее.

Партия приказала…
Цветной бульвар. г. Тюмень.Память именитых тюменских зодчих хранит моменты, связанные с образованием областной организации Союза архитекторов. Вообще, это событие должно было произойти не в 1969 году, а позже, лет этак через 5-10. Региональная «ячейка» была создана «в порядке исключения». На тот момент в Тюмени лишь три архитектора входили в российский Союз – это Владимир БЕШКИЛЬЦЕВ, Малех ЗАЙНАШЕВ и Виктор СТАНКЕВСКИЙ, а для создания областной организации требовалось не менее 10 профессионалов, имеющих членский билет. Тюменцы все же решили подать прошение, и головная организация почему-то им не отказала. Председателем правления региональной организации автоматически стал Владимир БЕШКИЛЬЦЕВ – инициатор этой идеи и опытный администратор.
«Спустя время нужно было переизбрать председателя, - рассказал Анатолий ОТРАДНОВ. – Нас, членов организации, уже было много, и все хотели, чтобы теперь «у руля» встал кто-нибудь из творческих архитекторов, потому как Владимир БЕШКИЛЬЦЕВ, на тот момент глава областного отдела архитектуры, стал истинным администратором. Предлагали кандидатуру молодого, деятельного Виктора СТАНКЕВСКОГО, однако времена были советские, и последнее слово оставалось за партией».
По словам Виктора Дмитриевича, действительно, во время переизбрания председателя возникли споры, но в какой-то момент представитель обкома объявил перерыв, попросил остаться в кабинете лишь членов партии и заявил, что мнение обкома однозначно – оставить Владимира БЕШКИЛЬЦЕВА - и обсуждению не подлежит…

В защиту власти и «муравейника»
Железнодогожный вокзал. г. Тобольск.Несмотря на известную несвободу тех времен, тюменским архитекторам повезло с местной властью. С теплотой они вспоминают Бориса ЩЕРБИНУ, первого секретаря обкома партии, который хоть и был жестким политическим деятелем, но отличался небывалой для тех времен демократичностью и всегда шел навстречу зодчим. Благодаря его поддержке удалось воплотить много значимых и, главное, «правильных» архитектурных проектов, а когда взаимодействие власти и архитекторов складывается, то и город строится гармонично…
По словам Анатолия ОТРАДНОВА, при рассмотрении тех или иных проектов Борис Евдокимович обязательно приглашал молодых архитекторов: «За это нужно отдать ему должное – он выслушивал нас. И меня всегда поражало, что такой большой величины государственный деятель, практически никакого отношения не имеющий к архитектуре, обладает столь высоким уровнем культуры и суждений».
Коллегу по цеху поддержал Виктор СТАНКЕВСКИЙ. «Выше Бориса ЩЕРБИНЫ не было никого, но при всей тоталитарности, он сначала всех выслушивал и лишь потом принимал решения, поперек общего мнения не шел, а это черта грамотного управленца, - отметил он. - Помню, на одном из совещаний рассматривали проект тобольского вокзала. Борису Евдокимовичу он очень не нравился, а мы выступили «за» - настолько необычным и смелым был проект. Однако чиновник, хмурясь и сердясь, проговорил: «Делайте, как хотите». Еще больше стали его уважать, когда он отстаивал запрет на строительство нижнеобской ГЭС».
Кстати, всем известный тюменский «муравейник» появился с легкой руки Бориса ЩЕРБИНЫ. По его мнению, нужно было построить высотное фланкирующее здание, которое «держало» бы все пространство, низ объекта должен был быть проходным - чтобы из всех кварталов оставался выход на главную улицу. «Очень грамотный подход, - считает Анатолий ОТРАДНОВ. - Такой проект мы, конечно, не могли сами в то время сделать, поэтому взяли за основу одну секцию многоэтажки, разработанной московскими архитекторами. Часто наше здание критикуют, но архитекторы тут не причем. Просто оно безобразно эксплуатируется: «муравейник» превратился в лоскутное одеяло из лоджий. Если сейчас его привести в единообразие, то, поверьте, это будет красивейший дом».

Успешный город
Если в городе есть не только архитекторы, но и учебные заведения, где можно получить такое образование, то город можно считать успешным: застройка и качество архитектуры будут гораздо выше, считают именитые зодчие. Тюмень в этом плане значительно преуспела - ровно 20 лет назад в Тюменском инженерно-строительном институте появилась архитектурная специальность.
«Это огромное достижение города и областного отделения Союза, - отметил Анатолий ОТРАДНОВ. - Наш архитектурный цех очень большой (только общественная организация насчитывает более 90 человек) и постоянно пополняется новыми кадрами. Уровень подготовки студентов выше всех похвал, среди них есть очень талантливые ребята».
А еще до открытия специальности при Союзе архитекторов была организована детская студия «АРХидея», где смогли постигать архитектурные азы ребята до поступления в вуз. По словам Светланы КАПЕЛЕВОЙ, директора АРХиД ТюмГАСУ, сегодня в студии обучается 350 детей в возрасте от пяти лет и старше.
«Теперь можно смело сказать, что сформировалась тюменская архитектурная школа - не каждый город может похвастать таким, - считает Сергей ЛЕСКОВ. – Сегодня наша задача – сохранить школу, раскрыть таланты и приумножить».

О Тюмени с улыбкой
Тюменские клоуны.История тюменских архитекторов богата случаями, которые вызывают улыбку. Сергей ЛЕСКОВ, занимавший некогда пост главного архитектора области, вспомнил моменты создания Цветного бульвара. Например, была обнаружена «недопустимая» ошибка в макете будущей скульптуры троицы клоунов, которая сегодня украшает бульвар. «Мы с Борисом МЕДВЕДЕВЫМ, главным архитектором города, приехали в Екатеринбургский художественный фонд принимать макет скульптуры, - рассказал он. – На первый взгляд вроде все хорошо, но Борису Петровичу что-то не нравилось. После мучительных раглядываний троицы его все же осенило - у одного из персонажей пиджак застегивался «по-женски»! На «ковер» вызвали скульптора, и оказалось, что причина ошибки проста: создатель клоунов лепил только голову и руки, а тело доверил своей ученице».
Вообще отстоять реконструкцию городского сада было нелегко. Например, на одной из встреч Сергея ЛЕСКОВА с бывшим мэром Тюмени Степаном КИРИЧУКОМ, глава города, глядя из окон своего кабинета на горсад, никак не соглашался одобрить предложенный проект. Мнение поменялось, когда Сергей Николаевич прикрепил на это же окно кальку с нарисованной фломастером перспективой бульвара.
Расширение границ Тюмени – отдельная тема, на которую любят юморить зодчие. Почти все областные руководители заявляли в свое время печальное «в городе уже негде строить». Борис ЩЕРБИНА дал добро на возведение 1, 2 и 3 микрорайонов, «назначил» ул. Широтную объездной и был абсолютно уверен, что за ее границы Тюмень уже никогда не выйдет. При Сергее СОБЯНИНЕ объездной дорогой уже стала ул. Федюнинского, за нее власти и градостроители тоже не собирались шагать. Но жизнь, как видим, внесла свои коррективы и сегодня в планах создание нового объездного пути.
По словам Сергея ЛЕСКОВА, интересные факты, касающиеся рождения того или иного объекта, не могли войти в архивные документы, но нужно обязательно подумать над тем, каким образом их изложить и все-таки сохранить для истории.

В ожидании перемен
Как это обычно бывает, люди, видавшие на своем веку смену власти, режимов, условий, мировоззрений, сравнивают прошлое и настоящее. Вот и на этот раз старейшие тюменские архитекторы порассуждали на тему «как было и как стало», а заодно подняли массу проблем вечных, на которые не влияет ни режим, ни умонастроения народа.
Среди них – застройка городских территорий без учета будущего. Виктор СТАНКЕВСКИЙ посетовал на то, что всегда строители и власти хотят удешевить процесс, но минует несколько лет и приходится тратить много усилий и средств на исправление ошибок, ведь город развивается, растет. «Мы в свое время до икоты ругались, отстаивая правильный ход строительства того или иного объекта, но нас не слушали, утверждая, что город на этом объекте закончится. Теперь получаем то, что получаем», - констатировал Виктор Дмитриевич.
Именно сегодня, например, следует подумать о транспортной инфраструктуре города. Анатолий ОТРАДНОВ назвал это главной проблемой Тюмени: «Если мы сейчас не будем разрабатывать варианты улучшения транспортного движения, завтра придем в тупик. Необходим диалог власти, строителей и архитекторов, нужно собраться на определенном уровне и серьезно обсудить эту тему, пока не поздно. Решение все равно можно найти». Случится ли такой разговор в реальности? – снова большой вопрос…
Если же сравнивать времена, то становится очевидным, что между работой архитектора советского и российского – огромная пропасть. «Проблемы у творческих людей всегда были и есть, но отношение к представителям архитектурного сообщества поменялось, - считает Сергей ЛЕСКОВ. – В советское время архитектор априори был социально ответственным за культуру, он принимал решения, с его мнением считались, потому что именно он формировал визитную карточку города, региона. Сейчас мы немного утеряли позиции, архитектор в душе остается ответственным, но чтобы нести эту нагрузку, должны быть права и полномочия. Многие вопросы решаются без нас, без градостроительного совета, должности главных архитекторов занимают не архитекторы. Это глобальная проблема, ее решение – одна из задач как властей, так и творческой организации».
Правоту слов Сергея Николаевича подтверждает наглядный пример – разработка утвержденного в прошлом году Генерального плана Тюмени. Виктор СТАНКЕВСКИЙ напомнил, что такие серьезные документы в советский период создавали центральные институты, но обязательно при участии местных архитекторов. «Какими бы замечательными ни были сотрудники центральных институтов, без специфики места, представлений о городе, не обойтись, - заявил он. – Мы помогали делать уместную архитектуру – то есть, у конкретного места. Мы, все здесь сидящие, участвовали в создании Генплана и 1969 года, и 1989 года, и в разработке проектов детальной планировки центра города. Совместные усилия высоких специалистов и местных архитекторов приводили к очень хорошим результатам. Последний Генеральный план полностью выполнен без участия тюменских архитекторов. Мы несколько раз старались привлечь внимание к нашему мнению, ждали, что с нами хотя бы посоветуются, но в приоритете оставались коммерческие отношения, а не градостроительные вопросы».
Это проблема, как заметил Анатолий ОТРАДНОВ, не только тюменского масштаба, а беда России в целом. Но все же архитектурное сообщество надеется на позитивные изменения. «В прошлом году было создано Министерство строительства и ЖКХ. Может быть, архитектурный курс в России изменится – застройке и внешнему облику городов будет уделяться несколько иное внимание. Хочется верить, что это все-таки историческая неизбежность», - выразил надежду Анатолий Николаевич.
Свою своеобразную лепту в выстраивании гармоничных отношений между властью и архитектурным сообществом внесет и наличие довузовской архитектурной подготовки детей. «Еще в 1996 году проходила Хартия союзов архитекторов, где говорили о том, что архитектурное образование должно войти в программу каждой школы. И это правильно, ведь тот, кто каждый день взаимодействует с архитектурой, не может безграмотно подходить к вопросам градостроительства. Сегодня в «АРХидее» учится 350 детишек, и мы надеемся, что рано или поздно количество перейдет в качество - на всех постах будут работать люди, которые имеют чувство прекрасного, гармонии, умеют видеть композицию», - с улыбкой предположила Светлана КАПЕЛЕВА.
45 лет позади. Они были сложными, но безмерно прекрасными и интересными, признаются архитекторы. Участники встречи – выпускники и студенты ТюмГАСУ, сотрудники областного архива, коренные жители города - выразили признательность всем тем, кто создал Тюмень сегодняшнюю: благодаря зодчим в сознании тюменцев закрепилось мнение, что областная столица красивая и уютная. Горожане, наконец, стали по-настоящему любить свой город.

Олеся Семисынова

http://kvobzor.ru/article/i1208

Тюменская областная общественная организация Союза архитекторов России

История

Открытие выставки архивных документов «Зодчие Тюмени».Тюменская областная общественная организация Союза архитекторов СССР образована 29 июля 1969 года в г.Тюмени под председательством архитектора Владимира Аввакумовича Бешкильцева. В тот период численность членов Союза составляла 10 человек. В состав правления вошли архитекторы А. Н. Отраднов, В. Д. Станкевский, Ю. И. Гавриков, М.З. Зайнашев, Г. Н. Устюгов, В. И. Гамарник и другие. Для сравнения: на сегодняшний день численность членов Союза составляет около 100 человек, в том числе, Ханты-Мансийском и Ямало-Ненецком округах, при этом в городах Тобольске, Салехарде, Ханты-Мансийске, Сургуте, Нижневартовске, Надыме, Новом Уренгое, Ноябрьске образованы самостоятельные отделения Союза.
Вспоминается 1954 год, когда после окончания Уральского политехнического института прибыл в г.Тюмень, мою родину, где только зарождался Западно-Сибирский нефтегазодобывающий комплекс. Кстати, и родился я в с.Березово Ханты-Мансийского автономного округа, где в 1953г. первая скважина дала газ. Поэтому считаю себя русским сыном хантыйского народа. Тюменская область в то время мало чем отличалась от пустыни Сахара, правда, вместо песков везде была вода, тайга, тундра, вечная мерзлота. Насчитывалось около 300 тыс. озер. Территория области составляла около 1,5 млн.кв.км., плотность населения на юге – 9 чел/кв.м., а в Ханты-Мансийском и Ямало-Ненецком округах – 0,9 и 0, 25 чел/кв.м., соответственно.
Количество городов в области можно было пересчитать по пальцам. Численность населения была менее 1 млн. человек, с учетом кочующих малых народов Севера. Даже столица области Тюмень не имела централизованного водоснабжения, канализации, электро- и теплоснабжения. Там, где сейчас современный центр города, раньше находился рынок, где для горожан сооружали две огромные встречные ледяные горки-катушки – вот и вся культура.
Я прибыл в Тюмень по заявке Облисполкома в Министерство Коммунального хозяйства, которое тогда занималось формированием городов. Кроме меня в городе работали еще 2 архитектора – главный архитектор города П. А. Гриненко и работник местной проектной конторы С. П. Дениц. На местах, в городах и райцентрах, даже в штатных расписаниях численности архитекторов не значилось. При этом власти чувствовали, что с развитием нефтяной и газовой промышленности неизбежен рост городов и нужны архитекторы.
Поразмыслив, в Облисполкоме образовали отдел по делам строительства и архитектуры, где меня назначили заведующим этим отделом, главным архитектором области. Так, во всех городах и райцентрах области ввели должность Главных архитекторов городов и районов. Начали активно развивать проектные институты, привлекать архитекторов и других специалистов. Кузницей наших кадров стали Уральский политехнический институт в г.Свердловске, институты Новосибирска, Хабаровска, Украины.
Центр укреплял областные советские и партийные органы опытными руководителями. Большую помощь во всех организационных вопросах оказывал Госстрой РСФСР, Госгражданстрой, строительные министерства и др. Мне, как главному архитектору области, внедрялись огромные средства на разработку градостроительной документации, проведение геодезических работ, привлекались центральные градостроительные институты.
Открытие месторождений нефти и газа, а также первые их поставки на Урал и Омский нефтеперерабатывающий завод, острая потребность страны в энергоресурсах резко изменили ситуацию. В области оперативно создавались строительные и хозяйственные организации, главки от центральных министерств и ведомств, укреплялась строительная база.
Население области возросло с одного до четырех миллионов человек. Выросли десятки новых городов и поселков, такие как Сургут, Нижневартовск, Нефтеюганск, Надым, Ноябрьск, Новый Уренгой. Пролегли железные дороги на Север, появились речные порты, аэропорты, домостроительные комбинаты и заводы железобетонных конструкций. Под эти объекты кстати оказались усилия по укреплению местных органов архитектуры.
Мы всегда считали, что местных усилий для надлежащего подъема Западной Сибири, с ее неисчерпаемыми богатствами, недостаточно, что необходимо по-настоящему задействовать и другие регионы, т.к. энергоресурсы добывались для всех. Но наши партийные и советские органы опасались, как бы нас в этом деле не обвинили в иждивенчестве, и не спешили с помощниками.
Надо отдать должное Ю. П. Баталину, который координировал работу местных строителей Минннефтегазстроя и был переведен в Москву, в Миннефтегазстрой СССР, а затем и в правительство Российской Федерации. Ему удалось доказать , что те новые огромные задачи по нефти и газу, которые ЦК КПСС и Правительство поставили перед Тюменским регионом, местными силами трудно одолеть. Было принято Постановление, согласно которому Москва, Украина, Прибалтика, Урал, Сибирь, Ленинград в значительном объеме свои материально-строительные и трудовые усилия строителей направили в Западную Сибирь. В результате современный облик малоэтажной застройки приобрели города Нижневартовск, Сургут, Надым, Мегион, Ноябрьск, Новый Уренгой, Ханты-Мансийск, Салехард и др.
Во всех этих делах, безусловно, принимали активное участие архитекторы, Тюменская областная общественная организация Союза архитекторов России.
Задачи архитекторов состояли не только в том, чтобы правильно формировать новые города по генеральному плану, ансамблю – комплексно, красиво, но и, главное, разумно – по государственному. Особенно трудно было отстаивать государственные интересы в начальный период, когда нефтяники и газовики готовы были строить поселочки для рабочих и их семей при каждом месторождении, хотя, казалось бы, так проще простого.
Однако специфика нефтедобывающей промышленности состоит в том, что многие месторождения разрабатываются 10-15 лет, а дальше что делать с созданным фондом жилья? Кроме этого, в подобных поселках невозможно создать надлежащую инфраструктуру – школы, детские сады, спортивные и иные помещения. Поэтому в градостроительстве, как правило, проводится в жизнь комбинированная система расселения – система крупных поселений (городов) и транспортные связи от них к отдаленным месторождениям (30-50 км.).
Нам удалось не распылить на тюменской земле мелкую систему расселений. В этом одна из главных заслуг органов по делам строительства и архитектуры, Союза архитекторов России.
Этот год для архитекторов юбилейный – в июле исполняется 40 лет со дня создания творческой организации – Союза архитекторов. Главным итогом является признание Российским и международным сообществом величия Западно-Сибирского нефтегазового комплекса.
Впереди еще огромное созидательное будущее – глубинное освоение богатств Западной Сибири и шельфов северных морей, как еще не тронутый пласт природы. Это потребует внедрения новейших технологий – подледное бурение, морские платформы, ультрасовременное расселение трудящихся на Севере – принципиально новые вахтовых методов обслуживания производственных участков, новый транспорт и технику, новых людей.
Огромный созидательный творческий труд предстоит Союзу архитекторов.


В. Бешкильцев
Главный архитектор Тюменской области (в период с 1960г. по 1976г.),
первый председатель правления Тюменского Союза архитекторов,
руководитель совета ветеранов ВОВ Союза архитекторов России


31 июля

150 лет назад в Тюмени начал работать  первый в Сибири водопровод (1864).

История тюменского водоканала


Река Тура. Инициатива постройки в городе Тюмени водопровода - первого сооружения такого рода в Сибири - принадлежит городскому голове Ивану Алексеевичу Подаруеву. Занимая эту должность в 1861-1863 годы и «видя крайнее затруднение жителей нагорной части в доставке воды из реки Туры по крутости ее берега как для домашнего употребления, так и в текущих случаях, пожелал оказать в этой необходимой нужде надлежащее содействие к постоянному запасу воды в нагорной части и обеспечить снабжение водою из нагорной части чрез посредство водоподъемной машины».
На устройство этой «машины» объявили добровольную подписку сбора средств, которая была «принята всем обществом с величайшим желанием».
Главными участниками в пожертвовании средств на такое значительное предприятие оказались: Семен Михайлович Трусов, Михаил Васильевич Корчемкин, Иван Васильевич Трусов, Петр Григорьевич Ядрыщников, Альфонс Фомич Поклевский-Козел, Кондратий Кузьмич Шешуков, Марьяна Степановна Комарова, Иван Афонасьевич Решетников и другие мещане. Всего было собрано 9 тыс. 250 рублей. Между тем, все устройство «водоподъемной машины» оценивалось в 25 тыс. 560 рублей серебром. Недостающую сумму дополнил из своих сбережений Иван Алексеевич Подаруев. Кроме того, «...Илья Степанович Брюханов пожертвовал подле своего дома пустопорожнее место под бассейн». Собранные деньги пошли на оплату по контракту, который был заключен 29 (по ст. стилю) мая 1862 года с подданными Великобритании Гектором Ивановичем Гуллетом и Петром Васильевичем Гексом. Английские механики брали на себя обязательство устройства «водоподъемной машины».
Тюменский водопровод. История.В 1863 году на улицах города производили укладку трубопровода. Беспорядок, как следствие любых строительных работ, вызвал недовольство господина городничего. В своем отношении к городской Думе он потребовал: «Понудить к скорейшему окончанию устройства водоподъемной машины и проведенную канаву засыпать и улицы выровнять». В ответ Дума дала понять городничему, что его назойливость и непонимание ситуации может «вынудить у благотворительных граждан некоторое охлаждение в дальнейшем предприятии в столь полезном для города деле». В итоге городничий был вынужден уступить.
Все инженерно-строительные работы были закончены к лету 1864 года. 19 июля 1864 года Прокопий Иванович Подаруев «желая воздать благодарение Всевышнему, помощнику во благих предприятиях, пригласил духовенство и граждан города, представителя губернского правления М. П. Курбановского, окружного начальника, городничего на божественную литургию по отслужении благодарственного молебна об успешном окончании работ и благополучного действия водопровода в будущем». После литургии водоподъемная машина была пущена в ход и при стечении народа показала свои полезные плоды.
Водопровод состоял из паровой машины, которая нагнетала воду из колодца в особый резервуар. Отсюда вода подземными трубами, сделанными из сосновых бревен, шла в чугунный бассейн. Водой из бассейна, а также из кранов в здании резервуара, мог пользоваться любой за определенную плату.
Первый год водоподъемную машину обязан был содержать Гуллет (и затем в течение трех лет он отвечал «...за все могущие случиться у нее повреждения»).
Тюменский водопровод.31 июля 1864 года И. А. Подаруев довел до сведения городской Думы о благополучном завершении строительства водопровода и обратился к членам Думы «сделать должное распоряжение о передаче его в надлежащее ведение общества».
Деревянный водопровод функционировал до начала XX века. С постройкой в 80-х годах Уральской железной дороги стали застраиваться местности, прилегающие к железнодорожной станции, но значительно отдаленные от воды. С началом же работ по сооружению железной дороги Тюмень-Омск стремление жителей селиться поблизости к станционным путям еще более усилилось и в течение непродолжительного времени были образованы новые части города.
Новые жилые районы оказались в довольно неблагоприятных условиях по снабжению водою, т.к. были удалены на значительное расстояние от реки, единственного места водоснабжения. Водопровод, сооруженный в 1864 году, к началу XX в. обветшал и совершенно не соответствовал современным требованиям техники и, кроме того, он обслуживал лишь небольшую центральную часть города.
Причем, прием воды из р. Туры был выбран для этого водопровода неудачно, почти в конце города, по течению реки, а потому в водопровод могла попадать вода, загрязненная городскими стоками и отбросами. Отсутствие очистки и фильтрации вынуждало горожан круглый год пользоваться мутной речной водой, которая во время весеннего разлива и сильных дождей не могла быть приемлема для употребления в пищу без предварительного и продолжительного отстаивания.
Водонапорная башня. г. Тюмень.Насосы и паровые котлы не отвечали техническим требованиям современности: были недостаточной мощности и неэкономичные. Водонапорная башня с запасным возвышенным резервуаром была недостаточна по высоте и не в состоянии была снабжать водою удаленные от нее высотные здания в городе. А самый главный недостаток этого водопровода заключался в том, что сеть городских труб, очень незначительная по длине, состояла из старых деревянных сосновых труб, прогнивших от времени, и потому постоянно грозила остановить действие водопровода в самое нужное для тушения пожаров время.
Если же принимать во внимание несовершенность деревянного водопровода и его отдаленность от многих частей города, то становится вполне понятным, почему Тюменское городское управление решило строить новый хозяйственно-противопожарный водопровод, который мог посредством фильтрации дать здоровую для питья воду и быть надежным средством в борьбе с огненной стихией.
Кроме того, современные средства водоснабжения необходимы были и для снабжения водой промышленных предприятий города. В 1909 году городская Дума рассматривала ходатайство «Товарищества кожевенного производства и торговли «Братьев Плишкиных» о разрешении им строительства своего собственного водопровода для нужд завода. В ходатайстве говорилось о том, что данный момент уже существуют два частновладельческих водопровода, принадлежащих «Торговому Дому Собенников и Бр. Молчановы» и «Товариществу Василия Логинова».
В 1910 году городская Дума утвердила смету на проведение городского водопровода в Александровский родильный дом и в городскую богадельню.
В это же время поступало множество заявлений от граждан города с просьбой разрешить провести домовые ответвления от водопровода. В основном просьбы удовлетворялись с условием оплаты. Возможность получения дополнительной прибыли для нужд города от продажи питьевой воды обусловила необходимость строительства нового, технически усовершенствованного водопровода.
Зимин Н.П.Постановлением городской Думы от 15 июня 1911 года было поручено Товариществу Инженеров «Н. П. Зимин и К°» (фирма «Нептун») составить нивелировочный план на г. Тюмень, а также предварительный проект и смету устройства хозяйственно-противопожарного водопровода. Фирма «Нептун», выполняя заказ, определила стоимость сооружения водопровода в 477 тыс. 622 руб.84 коп., длина сети водопроводных труб намечена общей протяженностью в 20 верст с двойной перекидкой через р. Туру для снабжения водой заречной части города.
Водоприемник, по проекту Зиминых, должен находиться выше по течению реки; вода должна очищаться американскими фильтрами и подаваться в количестве 150 тыс. ведер в сутки.
При расчете на суточное потребление 150 тыс. ведер воды, стоимость подачи 100 ведер должна была обойтись в размере 10 руб. 75 копеек. Если считать, что отпуск воды будет установлен за плату 15 копеек за 100 ведер из домовых ответвлений и 20 коп. за 100 ведер из водозаборов, то проектируемый водопровод не только должен был окупить все лежащие расходы, но и дать городу прибыль.
Свободного капитала на сооружение водопровода у города не было. По мнению городской Думы «подобного рода предприятия, имеющие своей целью удовлетворение общественных нужд не только настоящего, но и будущего времени ... должны быть сооружаемы на средства займов».
31 мая 1912 года Дума постановила: «заключить на устройство в г. Тюмени хозяйственно-противопожарного водопровода заем до 350 тыс. руб. в каком-либо ипотечном Банке Империи под залог городских выгонных земель».
Городское управление заключило на устройство в г. Тюмени хозяйственно-противопожарного водопровода заем до 350 тыс. руб. в Ярославско-Костромском Земельном Банке под залог городских выгонных земель на условиях погашения ссуды в 66 лет 2 месяца с тем, городская Управа оставила за собой свободу действий в распоряжении заложенных земель, имея право на пользование платы.
При реализации этого займа город получил наличными 297 тыс. 66 рублей.
Между тем, стоимость водопровода по смете Зиминых выражалась в 477 тыс. 622 рубля. Таким образом, для осуществления проекта у города недоставало свыше 180 тыс. рублей. Поэтому городские Дума и Управа вынуждены были сократить первоначальные предложения по сооружению, отказались от проведения водопровода в Заречную часть города.
Для ведения дел, относящихся к постройке хозяйственно-противопожарного водопровода, была организована хозяйственно-водопроводная комиссия, в состав которой вошли: председатель - городской голова П. И. Никольский и члены - В. В. Виницкий, Н. Д. Машаров, Н. И. Сергеев, К. П. Чакин, П. К. Огебин и К. А. Шишкин.
Заведовал стройкой А. Я. Дозоров. Строительные работы были начаты в 1913 году и сооружение должно было быть окончено к 1 января 1915 году.
Комиссия постановила заменить паровой котел на насосной станции водопровода на электрический. Остро встал вопрос о замене деревянных пожарных колодцев вновь строящегося водопровода на каменные, а нивелировка улиц привела к изменению уличной сети вновь строящегося водопровода.
Между тем, разразившаяся I Мировая война создала целый ряд препятcтвий к окончанию постройки водопровода. Дело в том, что водотрубные котлы для насосной станции были заказаны фирме «Финцер-Гамперт» в Сосновицах, городе, который в самом начале войны был занят германскими войсками. Машины были заказаны посреднической фирме «Трек» в Петрограде, причем, сами машины должны были быть изготовлены в Швеции. Владелец фирмы «Трек» оказался германским подданным и был выслан из Петрограда.
В условиях войны эти заказы выполнены быть не могли.
К январю 1915 года строительные работы первой очереди были почти окончены. В Нагорной и Затюменской частях города проложена водопроводная сеть, сооружен водоприемник, построены здания водонапорной башни и насосной станции и несколько водозаборных будок. По решению комиссии «водопровод приведен в такое состояние, что для приведения его в действие только не достает машин».
Никольский павел Иванович. г. Тюмень.Выход из сложившейся ситуации городские Дума и Управа видели во временном устройстве водопровода. До получения заказов, задержку можно было устранить, перенеся на новую станцию котлы и машины со старой станции. По отзыву технического надзора, заведующего постройкой водопровода, старые котлы и машины вполне могли исправно обслуживать некоторое время новую водопроводную сеть. При применении старых машин нельзя было использовать фильтры и потому вода, как и прежде, должна была доставляться потребителям нефильтрованная. Также нельзя было при таком устройстве пользоваться и пожарным давлением, а потому водопровод временно стал только хозяйственным. Но, несмотря на все возникшие в связи с войной трудности, постройка водопровода была доведена до благополучного завершения, в результате чего жители города получили здоровую питьевую воду и средство борьбы против пожаров.
В 1916 году по ходатайству Тюменского городского общественного управления, за вклад в сооружение хозяйственно-противопожарного водопровода, бывшему городскому голове П. И. Никольскому было присвоено звание Почетного гражданина города Тюмени.
До 1938 года городской водопровод обеспечивался из водозаборных сооружений электростанции. В 1938 году по настоянию городской санитарной инспекции водозаборные сооружения городского водопровода были построены отдельно от электростанции с выносом забора середину реки Туры. Был построен кирпичный береговой водоприемный колодец, уложены две самотечные линии труб. Кроме того, от берегового водоприемного колодца до шахты станции 1-го подъема был построен деревянный подземный туннель, в который были переложены всасывающие линии насосов станции 1-го подъема до туннеля электростанции.
Вопрос водоснабжения г. Тюмени остро встал в годы Великой Отечественной войны, когда в город стали эвакуироваться промышленные предприятия, государственные организации и учреждения.
Используя все возможнодопустимые методы интенсификации (повышения скорости фильтрации, сокращения времени отстоя и др.), водопровод мог подать до 5 тыс. м3 очищенной воды в сутки, тогда как водопотребление города и промышленных предприятий при максимальном ограничении достигало 7,5-8,0 м3 в сутки.
Такое обстоятельство вынуждало руководство горводопровода за счет ухудшения качества воды увеличить пропускную способность до 7,5 тыс.м3 воды в сутки, т.е. до предела возможного пропуска главных водоводов.
Таким образом, самым уязвимым элементом хозяйства Тюменского водопровода являлись очистные сооружения.
В связи с возросшими потребностями города в хозяйственно-питьевой воде, Ленинградской конторой треста «Госводоканалпроект» в декабре 1943 года, по ходатайству управления «Водосвет», был составлен проект реконструкции и расширения главных сооружений городского водопровода в условиях военного времени.
Реконструкция была спроектирована в две очереди: при освоении строительных работ первой очереди мощность водопровода должна была увеличиться до 20,5 тыс. м3 подачи воды в сутки при окончании строительства второй очереди водопровода - до 27 тыс. м3 подачи воды в сутки.
Однако, из-за отсутствия основных строительных материалов и оборудования, увеличение мощности существующего водопровода не удалось достичь ни в 1945, ни в 1946 годах. В 1947 году, в условиях мирного времени, в связи с появившейся возможностью получать цемент, арматурное железо, бутовый камень, руководство горводоканала решило отказаться от деревянных сооружений и обратилось с просьбой к Ленгосводоканалпроекту о перепроектировании временных сооружений на постоянные железобетонные. После отказа ленинградцев, Свердловский Водоканалпроект в сентябре 1947 года закончил проект с полной увязкой с ранее запроектированными и частично уже построенными другими сооружениями, причем применил метод суспензионной сепарации для осветления воды с быстродействующими фильтрами.
5 октября 1948 года фильтровальная станция была пущена в эксплуатацию. Исследование и наладку процесса осветления воды во взвешенном осадке, по договору с тюменским горводопроводом, взял на себя научный отдел Уральского политехнического института. Применение этого метода в специфических условиях речной воды являлось новым в практике городских водопроводов, поэтому пуск и наладка очистных сооружений Тюменского водопровода по существу явились научных экспериментом, в ходе которого открылась перспектива использования осветлителей в новой в безфильтровой схеме очистки воды.
Тогда это было единственное сооружение, питавшее весь город водой. Здесь же ютились абсолютно все службы, занимавшиеся водоснабжением и водоотведением.
- Качество подаваемой в город воды всегда стояло на первом месте, хотя и к объемам предъявлялись повышенные требования. Одно время у нас на водозаборе висел «экран» социалистических соревнований, на котором регулярно отражались основные показатели качества воды. Каждый месяц одна из четырех бригад, признанная лучшей, получала премию. По итогам года вручался титул победителя социалистических соревнований, был и титул победителя по результатам пятилетки. Порой стараешься-стараешься, а в конце смены что-нибудь непредвиденное произойдет и тебе «синяк» поставят (на «экране» закрасят квадратик синим цветом), а это значит, вода не по ГОСТу вышла, - говорит Галина Ивановна Кукса, старожил головной водоочистной станции.
Хотя коллектив на головном станции был в основном женский, однако, работенка здесь была далеко нелегкая.
Задвижки внизу были просто ужасные. Мы их втроем крутили и то порой сдвинуть с места не могли, приходилось бегать к мужикам-сетевикам в вагончик и просить о помощи. - продолжает Галина Ивановна. – Особенно тяжело было, когда Кулаковские скважины пустили. Там стояли глубинные насосы, которые давали порядка 15000 кубометров воды. Метелевский водозабор тогда еще не работал, и мы снабжали полностью весь город водой. Доходило до того, что приходилось буквально всю ночь дежурить у смесителя, чтобы держать уровень не больше и не меньше полутора сантиметров до края. Бывало, что и прокараулишь, тогда уж метелку в руки и вперед. За всю жизнь мы, наверное, пол Туры так вымели.
Галина Ивановна проработала фильтровальщицей вплоть до 1980 года, а затем ушла в хлораторщицы.
Силами работников водозабора в 1986 году был возведен пристрой. На его строительстве трудились все.
- В свободную минутку или в обеденный перерыв мы бегали разгружать кирпич. Все делали сами: от кладки до покраски, - вспоминает Галина Ивановна, - у нас не было такого, как сейчас: «Мне не заплатят – я не пойду», если надо было что-то сделать, мы шли и делали.
До того, как образовалась центральная лаборатория, воду приходилось отбирать не только в цехе, но и по городу. Была, как вспоминают ветераны, даже специальная должность – отборщица. Отборщицы ездили на автобусах по городу и брали пробы воды в специальные пол-литровые бутылочки. Дополнительно к этому хлораторщицы должны были каждое утро в пять часов ходить на колонку, что стояла на улицы Димитрова и также брать пробу для того, чтобы проконтролировать содержание хлора в воде.
Тамара Федоровна Ларина вообще застала времена, когда у водоканала была только одна машина и одна лошадь.
- Я устроилась на работу в 1960 году. Тогда еще мы коагулянт вручную на вагонетки грузили, а затем на подъемниках отправляли наверх, где приходилось вагонетку разворачивать, коагулянт выгружать и тут же вновь отправляться вниз для загрузки следующей партии, - рассказывает Тамара Федоровна, - в ту пору на водозаборе еще не существовало растворных баков, они появились чуть позже, и тогда уже коагулянт стали трактором загружать. В общем, трудиться было очень тяжело, особенно, в первые годы. Мы сами разгружали вагоны и на лошадях до водозабора возили.
За все время существования водозабора, воду, чем только не чистили: содой, известью, углем, глиной, марганцем, фтором…
- Вода ведь в те годы была слишком плохая. Весной у нас на станции всегда пахло канализацией. Чтобы этого запаха до потребителя не дошло, приходилось воду дополнительно углем чистить, - вспоминает Тамара Федоровна, - при этом все вручную грузили.
Галина Ивановна Кукса в красках вспомнила о погрузке угля:
- Придешь с погрузки – одни глаза торчат. Там была маленькая комнатка. Внутри стоял какой-то барабан, в него и загружали пылевидный уголь, перемешивали, а потом уже только наверх подавали. А вот с марганцем, когда работали, так у нас по всей станции вообще от него постоянно тошнотворный запах стоял.
Глина была спасением, когда необходимо было подавать 60000 кубометров воды при проектной мощности водозабора в 45000. Тогда воду "замучивали" с помощью глины, дабы ускорить образование и оседание хлопьев. Дело это было тоже далеко не простым: для начала глину необходимо было загрузить, замочить, растворить и затем уже добавить в воду.
- Приборов для проверки качества воды у нас тогда практически никаких не было, - говорит Тамара Федоровна, - воду проверяли по кресту. У хлораторной была установлена трехметровая стеклянная трубка с крестом на дне. Нужно было из-под каждого фильтра набрать в трехлитровый чайник воды и вылить все это в трубку. Если сквозь слой воды крестик был виден, значит, вода хорошего качества. Если нет – получай «синяк» (квадратик на доске социалистических соревнований закрашивали синим цветом, если вода выходила в город не по ГОСТу).
Несмотря на все трудности работы на единственном в те годы тюменской водоочистной станции, наград у этих женщин-героинь почему-то не так уж и много. Добиться присвоения звания почетного работника ЖКХ из всех собравшихся удалось лишь только для Клавдии Артемьевны Феропонтовой. Она начала работать на водозаборе еще в 1967 году. Теперь ее званием гордится весь тогдашний коллектив. Гордится коллектив и тем, что выучил ни один десяток специалистов для других станций водоочистки, в том числе для Велижанской и Метелевской.
Велижанская водоочистная станция была запущена на подмогу Головной в январе 1972 году. Источником воды стали артезианские скважины Велижанского и Тавдинского месторождений. В связи с угрозой дефицита воды в городе, Велижанская водоочистная станция и водоводы, идущие с нее в город были построены в самые кратчайшие сроки. Был проведен целый комплекс геологоразведочных мероприятий для того, чтобы найти пригодную для очистки воду. В Тюмень были приглашены лучшие специалисты в сфере очистки подземной воды. Велижанская водоочистная станция расположилась почти в 30 километрах от города, а скважины в радиусе от нее еще на 40 километров.
Городские очистные сооружения канализации начали прием стоков в 1973 году. История же их началась значительно раньше. 15 сентября 1965 года Тюменский облисполком принял решение о строительстве городских очистных сооружений канализации. Разработка проекта была поручена Новосибирскому институту «Гипрокоммунводоканал». Строить ГОСК начали в 1968 году по заказу областного управления коммунального хозяйства. Сооружения решено было расположить в районе юго-восточной промзоны, между деревнями Быково и Копытово.
Нина Семеновна Гордиевская, одна из свидетелей первых дней запуска ГОСК рассказала о том, что в первый год строительства территория очистных сооружений была огорожена колючей проволокой, а вокруг дозором автоматчики ходили.
- Я устроилась на ГОСК в 1972 году. На тот момент рабочей силы было всего шесть человек, мы думали, что нас сразу на точки поставят, но не тут-то было, для начала необходимо было достроить здание, привести его в порядок, все вымыть и вымести, - говорит Нина Семёновна.
Основные работы были закончены в июле 1973 года. Когда первая очередь сооружений была сдана в эксплуатацию и проводились ее первичные испытания, для чего на сооружения была подана чистая вода, тогдашний коллектив ГОСК устроил купания в радиальных отстойниках.
- Было очень весело, - вспоминает Нина Семеновна Гордиевская, - потом до тех пор, пока в городе КНСки не запустили, мы из этих отстойников сад поливали.
На тот момент проектная мощность сооружений составила всего 65 тыс. куб. м./сутки. Одновременно с начавшейся эксплуатацией было продолжено строительство новых объектов. Так в декабре 1976 года были пущены в работу 3 секции аэротенков, а в 1981 году – 2 песколовки. В состав сооружений вошли: здание решеток, оборудованное граблями МГ-8Т, песколовки радиальные с круговым движением воды, радиальные первичные отстойники диаметром 40 метров, шесть секций 3-х коридорных аэротенков длиной 84 метра, хлораторная станция производительностью до 25 килограммов хлора в час, контактные резервуары, воздуходувная станция.
Над обеспечением очистки всех сточных вод, поступающих из города, в ту пору трудились всего 35 человек.
В начале 80-х годов назрела необходимость увеличения мощностей уже имеющихся сооружений. В связи с этим в 1982 году был утвержден разработанный Новосибирским отделением института «Гипрокоммунводоканал» проект наращивания мощности ГОСК до 220 тыс.куб.м./сутки. К сожалению, история строительства второй очереди сооружений была очень длинной. Виной тому стало недостаточное финансирование, вследствие чего вторую очередь пришлось вводить поэтапно. Сперва ввели в работу песколовки, затем первичные отстойники, когда пришла очередь аэротенков, то выяснилось, что их стеновые панели не отвечают требованиям, поскольку со времени их монтажа прошло уже достаточно много времени и под воздействием атмосферы они пришли в негодность. Для того, чтобы их демонтировать пришлось применить направленные взрывы и только после этого приступить к дальнейшему строительству второй очереди.
Добросовестный труд работников городских очистных сооружений канализации не остался незамеченным и в 1983 году за плодотворную работу по охране природы коллектив был награжден Почетной грамотой и Памятной медалью Центрального совета всероссийского общества охраны природы.
- У нас очень добросовестные люди работают. И по сей день, на точках нет таких операторов, которые бы работали только ради того, чтобы отработать смену. Все очень ответственные и в случае каких-либо неполадок пытаются все исправить сами, чтобы у сменщика не было проблем, - говорит о коллективе одна из работниц ГОСК.
В 2002 году для решения вопроса с обработкой и утилизацией шлама, образующегося в процессе очистки стоков, в эксплуатацию был сдан цех механического обезвоживания осадка с уникальным дорогостоящим оборудованием. А в 2006 году начаты работы по строительству и запуску современной установки ультрафиолетового обеззараживания стоков, которая позволяет исключить попадание в водоем болезнетворных бактерий, и обеспечивает чистоту и экологию водных ресурсов без применения хлора.
Коллектив городских очистных сооружений канализации отличает высокая стабильность кадров. Многие проработали на ставшем родным предприятии уже не один десяток лет.
Дружными усилиями работников, территория ГОСК из пустыря превратилась в сад. За все время существования сооружений здесь было высажено свыше 2,5 тысяч деревьев и кустарников.
- Идея развести сад принадлежит Ивану Филипповичу Самсонову – одному из первых руководителей сооружений, - говорит Нина Семеновна.
Да и сегодня стоит отметить то благоговение, с которым работники сооружений подходят к благоустройству территории. Практически у каждого цеха ютятся аккуратные всегда прибранные и цветущие клумбы.
В 1982 году была запущена Метелёвская водоочистная станция. Она была построена выше по течению реки Тура, нежели Головная, проектная мощность сооружений составила 150 тысяч кубометров воды в сутки. В настоящий момент данные сооружения обеспечивают 2/3 всей потребности города Тюмени в чистой питьевой воде.


http://www.vodokanal.com/history/tmn_history/