Воробьева Виктория Анатольевна. Альманах "Вкус ягоды ямальской". Губкинский. ЯНАО. / Губкинская ЦБСВоробьева Виктория Анатольевн – журналист. На ямальском Севере почти 20 лет. Последние несколько лет работает собственным корреспондентом окружной газеты «Красный Север».
Виктория Анатольевна Воробьёва пишет прозу и стихи, является членом литературного объединения “Губкинский родник”, её произведения публиковались в двух предыдущих выпусках городского литературно-художественного альманаха “Вкус ягоды ямальской”.
В течение многих лет В.А. Воробьёва увлекается прикладным творчеством. От Красноселькупского района участвовала в областной выставке женских рукоделий “Вышитая картина” {г. Тюмень), где была отмечена поощрительным призом. В настоящее время является членом клуба рукоделия и прикладного творчества “Дочки-матери” при детском социально реабилитационном центре “Елена”, участвовала в создании коллективной работы панно “Мой город Губкинский” к 15-летию города (экспонировалось на выставках в России и за рубежом), в выставках “Творческие метаморфозы”, “Бабушкин рассказ”, “Рождественский сувенир”.
Виктория Воробьева относится к разряду людей, стремящихся «объять необъятное» и стихи для нее по-прежнему являются отдушиной, они приходят в момент эмоционального напряжения и представляют собой возможность «выплеснуть» его в нескольких строках. Насколько удачно это получается, – судить читателям альманаха «Вкус ягоды ямальской».
«… Удивительно устроена человеческая душа, рассуждает Виктория Воробьева, - в зрелости вдруг открываешь в себе новое, неизвестное ранее, а, может быть, просто дремавшее до поры… Вот, к примеру, я, после окончания филологического факультета Ленинградского государственного университета 30 лет проработала в журналистике, брала интервью, писала очерки, для души – короткие рассказы. При этом всегда считала себя человеком рациональным, не витающим в облаках. И уж чего не было, так это собственных стихов. И вдруг они появились. Почему? Откуда? Оказалось, что в стихотворных строчках мне легче выразить мимолетные, но сильные эмоции…».
П Р О З А
С Т И Х И

 

."Вкус ягоды ямальской" - 2

Утоляя духовную жажду

На всю жизнь запомнился мне один давний разговор с коллегой-журналистом.
- Не могу поверить, - говорил он, - что там (имелось в виду за порогом смерти) ничего нет.
Я тоже, даже в те атеистические времена, в глубине души не могла согласиться с пустотой, с полным исчезновением моего единственного "я". И вот думается теперь: «Чего же стоил наш показной атеизм?» Идея бессмертной души, наследующей Царство Божие, живет в нас изначально, как генетически впитанный, отложившийся за века опыт поколений. Точно так же живет, как бы глубоко его ни прятали, в какие потаенные уголки сознания ни помещали бы, страх неотвратимости Божьего суда за содеянное, Божьего суда над каждым в отдельности и воздаяния по его делам. И тогда - так естественны и объяснимы молитвы и просьбы к Спасителю, Матери Божьей, христианским святым о прощении и помощи, если ты слаб и болен, беззащитен и открыт порокам.
Есть одна положительная черта у нашего смутного времени, когда не осталось надежды ни на отдельного человека, ни на государство, - оно пробудило веру в Бога.
Подмосковный Серпухов известен исстари, с древних времен, как вотчина князя Ивана Калиты, как форпост в защите русских земель от татаро-монгольских завоевателей, от литовских и польских интервентов. В современной истории Серпухов - важный стратегический пункт во время обороны столицы в последнюю Великую Отечественную войну.
Серпухов - промышленный заводской город. Поинтересовавшись, вы можете узнать, что есть там несколько памятников зодчества, среди которых Покровская церковь в Высоцком мужском монастыре, перестроенная в 17 веке. Но никогда бы раньше вы не нашли, да и сейчас не найдете в официальных источниках (если не будете интересоваться специально) сведений о чудотворной иконе "Неупиваемая Чаша", содержащейся в серпуховском Высоцком монастыре.
Между тем, говоря высоким слогом, Господу было угодно явить именно в подмосковном Серпухове чудотворную икону своей Пречистой Матери как источник помощи и исцеления для тех, кто одержим недугом пьянства.
Сказание об иконе "Неупиваемая Чаша" относит нас к 1878 году. Крестьянин Ефремовского уезда Тульской губернии, заслуженный отставной солдат, был горьким пьяницей. Он пропивал всю свою пенсию, пропил все, что имел, и вскоре стал нищенствовать. Благодаря вещему сну этот опустившийся и больной человек с огромными трудностями добрался до Высоцкого монастыря, нашел там икону "Неупиваемая Чаша" и отстоял перед ней молебен. Из Серпухова он возвращался вполне здоровым.
Весть о чудесном исцелении, о прославлении иконы Божьей Матери распространилась не только в Серпухове, но и по России. И потянулись сюда страждущие, их родственники и близкие, дабы вознести свои молитвы об исцелении. А многие, очень многие приходили и потом, чтобы возблагодарить небесную владычицу за ее милость.
Сейчас в возрожденном Серпуховском Высоцком монастыре по воскресеньям по окончании Божественной Литургии совершается молебен перед иконой Божьей Матери, за которым поминаются имена несчастных, одержимых пристрастием к алкоголю.
Каждый год в отпуске, оказавшись в Москве, так близко от Серпухова, не могу не поехать туда. Наверное, не надо как-то особенно объяснять тягу прикоснуться к святыне, очиститься, выплакать свои слезы, в конце концов. В наш сухой и жесткий век где еще можно сделать это?! А уж зараженных пьянством и даже алкоголизмом, пьющих в той или иной мере, но всегда во вред себе и окружающим - среди родных, хороших друзей и знакомых - полно. Так что и просить есть о чем.
Всего полтора часа на электричке - и мы в Серпухове. Когда входим в церковь, литургия уже идет, но до главного - молебна Пресвятой Богородице, который обязательно нужно выстоять от начала до конца, - есть еще время. И мы заходим в небольшое помещение, где продают свечи.
Здесь очень много толпящихся людей. И какие же все они разные, но всех объединяет застывшее в глазах одинаковое горе, да еще последняя надежда, с которой они пришли в эту церковь.
- Скажите, а... помогает? - робко задаю мучающий меня вопрос стоящей рядом высокой женщине.
- Да я в первый раз... - неуверенно ежится она. Потом оживляется: - Маше помогло, у нее пить перестали и муж, и сыновья. Но она пять раз ездила...
Старуха-монахиня мать Варвара, прерывая время от времени свое основное дело, запись на молебны и молитвы и продажу свечей, с жаром проповедует о том, что пьянство и связанное с ним распутство процветают из-за попустительства этим порокам окружающих.
- Никакой экстрасенс, никакое кодирование не поможет, если человек грешен и не покаялся, не осознал мерзости своего поведения, - говорит мать Варвара.
- Я же говорил тебе, что кодироваться - ни в коем случае, - шепчет другу хорошо одетый мужчина с испитым помятым лицом. Потом во время молебна он стоит недалеко от меня, и я вижу, как его глаза наполняются слезами, а дрожащие губы вслед за священником повторяют слова молитв... Но это позже.
Мы входим в церковный зал, где идет непрерывная служба. Первое непроизвольное движение - к иконе Божьей Матери. Но пройти невозможно, люди стоят стеной, и мы остаемся на месте.
Идет проповедь. Молодой небольшого роста темноволосый священник проникновенно произносит слова, которые никого не могут оставить равнодушными.
- Для чего живет на земле человек? Не только для того, чтобы не делать зла, но, как говорил апостол Павел, делать добро. Ибо Бог есть Любовь. Только через любовь человек может приблизиться к Богу, жить не только для себя, но и для других. Но сколько же людей добровольно сами предают себя в руки дьявола. Пьянство - вот страшный пример того, что получается, когда человеком овладевает порочная страсть. Не обманывайтесь, - приводит священник слова апостола, - ни пьяницы, ни лихоимцы Царства Божия не наследуют."
Начинается Акафист - молебное хвалебное пение Пресвятой Богородице ради чудотворной ее иконы "Неупиваемая Чаша".
Жалость и сочувствие ко всем страдающим, покаяние в собственных грехах (а их у каждого из нас достаточно) переполняют сердце. Я не замечаю, как из глаз моих начинают литься слезы. Молодая красивая женщина слева от меня падает на колени, крестится, содрогаясь в рыданиях, кланяется до пола. "Радуйся, моления грешников не отвергающая... Радуйся, недуги наши душевныя и телесныя врачующая..."
"Радуйся, Владычице, Неупиваемая Чаша, духовную жажду нашу утоляющая..."
Служба заканчивается и, наконец, можно подойти к иконе. Какая же она, необыкновенная чудотворная? На иконе изображена Матерь Божия с младенцем. Богомладенец написан стоящим в чаше, руки его подняты для благословления. Это Чаша Причащения. Тем, кто приходит к ней с верой, источает она милость, дарованную грешному роду человеческому искупительным подвигом Иисуса Христа. А Матерь Божия с воздетыми вверх руками возносит Богу жертву - своего закланного сына. Она молится за всех грешников, всем хочет спасения. Вместо низких губительных пристрастий она призывает всех к неистощимому источнику духовной радости и утешения. Она возвещает, что Неупиваемая Чаша небесной помощи и милосердия уготована каждому нуждающемуся.

* "Вкус ягоды ямальской" - 2 *

 

Чиф-пьянчужка

Котенок, которого подкинули к дверям нашей квартиры, был самый обыкновенный - из серо-бурых полосатых мурок, название которым "кошка домашняя". Он жался к ногам и пронзительно, требовательно мяукал: "Ме-е!" Мы впустили его в дом из жалости, с мыслью в ближайшее время пристроить к хорошим людям. Но других хозяев так и не нашлось.
- Что ж, придется оставить, - без особого энтузиазма смирилась с обстоятельствами я. Дело в том, что у нас уже жила кошка - рыжая сибирская красавица Сюзанна (в просторечии Сюзька), которую 9 лет назад маленьким котенком муж привез из Салехарда. Этой кошкой вся наша семья гордилась, потому как один из ее потомков, черепаховая пушистая Пусси, завоевала золотую медаль по разряду сибирских кошек на престижной международной кошачьей выставке в городе Калининграде.
Всем на удивление наша независимая Сюзька приняла пришельца вполне благосклонно: обнюхала, потом облизала, урча что-то ему на ухо, а потом и вовсе уступила свою плошку с едой.
- Не иначе как в сыновья взяла, - предположил муж. Все знаки внимания со стороны Сюзьки маленький худосочный котенок воспринял как должное. С жадностью набросился на кусок рыбы, сердито фыркнул и выгнул спину, когда другой член нашей семьи - собака - подошла к нему поближе. И стал жить на новом месте.
Назвали котенка Чифом,от английского "чиф", что означает "начальник", "шеф". Был в этом свой юмор, потому что по виду малыш никак не тянул больше, чем на "Ваську из подворотни". Одна знакомая, правда, рассмеялась: "Ха-ха-ха, чековый инвестиционный фонд, ну, придумали!"
От спокойной молчаливой, полной собственного достоинства Сюзьки Чиф отличался не только внешним видом, но и характером. Был он настоящим занудой. Если что не по нем, орал на всю квартиру: "Ме-е! Ме-е!" А, видать, не нравилось многое. Особенно раздражали две белые собаки, мать и сын. В общении с ними котенок показал свой отважный боевой нрав: шипел, оскаливаясь, выгибал спину дутой, так что шерсть вставала дыбом, и даже замахивался лапой. И все время норовил занять "верхнюю позицию": запрыгивал на стул. чтобы смотреть на собак сверху вниз. Но благородные животные игнорировали происки юного задиры. В конце концов все привыкли друг к другу и даже вместе играли.
Чиф оказался понятливым и чистоплотным котом. За это мы прощали ему маленькие слабости: излишнее любопытство и любовь к хозяйской постели (кот обожал валяться на белоснежных простынях, чего ему. естественно, не разрешали).
Все было хорошо до одного момента. Вдруг ни с того ни с сего Чиф начал где ни попадя гадить. Поругали. Перестал. Но через некоторое время снова продолжил. Тогда побили. Снова перестал. И даже как будто раскаялся, судя по опущенному хвосту и смущенной морде. И... снова согрешил.
- Да что же это случилось с нашим чистюлей? – ломала голову я. Из книг я знала, что подобные сдвиги бывают у кошек в стрессовой ситуации, в состоянии тоски, страха, неуверенности. Но с чего тосковать Чифу, если он чувствует себя в доме хозяином, если ничего у нас не изменилось, если все любят и ласкают его? Пора «нежной страсти» тоже пока не наступила, мал еще котенок. Я решила набраться терпения, последить за ним и заметила, что полюбил наш Чиф запрыгивать на кухон¬ный шкафчик, стоящий около холодильника. Вскоре я застала его на "месте преступления", самозабвенно нюхающим флакончик с валерьянкой.
Дней за десять до этого случая муж наводил порядок в коробке с лекарствами, вытащил все пузырьки с сердечными средствами: корвалолом, каплями Зеленина, валерьянкой, и поставил отдельно со словами: «Пусть будут на видном месте, чтобы не искать, если понадобятся". От пузырьков, если принюхаться, шел тонкий специфический аромат, особенно от того, в котором находилась валерьянка - кошачья радость.
И тут все встало на свои места. Я припомнила и пошатывающуюся походку Чифа, и его мертвецки крепкий сон, хотя обычно он спал чутко, просыпаясь на каждый шорох. Однажды не могла «добудиться» его, чтобы согнать с дивана, а когда взяла на руки, то лапы и голова повисли, как у неживого. И эти грехи «по-маленькому»… Картина вырисовывалась ясная.
- Ах ты, пьянчужка, - сказала я Чифу, вытянувшемуся на диване, и убрала пузырьки в холодильник.
Проснувшись на следующий день утром, котенок сразу же побежал на кухню. Взлетел на заветный шкафчик, несколько раз втянул в себя воздух, обнюхивая место, где стоял раньше флакончик с валерьянкой, покрутил ушастой головой и… спрыгнул. До обеда он еще раза четыре побывал на шкафчике и всякий раз уходил несолоно хлебавши.
- Ищи, ищи, - злорадно думала я, - не найдешь. Правда, когда открыла холодильник, усатый учуял, как знакомо пахнуло. Побегал рядом – зря.
С тех пор ведет Чиф трезвую жизнь. Все у него наладилось, все стало нормально. Но я знаю: как настоящий кошачий мужчина, он у нас «выпить не дурак», поэтому слежу строго, чтобы валерьянки в доступном для кота месте не было.

* "Вкус ягоды ямальской" - 2 *
."Вкус ягоды ямальской" - 3
* * *
Одинокая старость – не жди,

Я к тебе не приду, я – другая,
Я промчусь, я сгорю на пути,
Я исчезну, себя отдавая.
Старцев немощный эгоизм
Вызывает лишь только жалость:
Их смирение и стоицизм,
И зовущая к жизни жадность.
Как в стоячем болоте, быт,
Нудной бедности скупердяйство…
Не хочу! Наплевать и забыть –
Вот такое мое «чапайство».
Наша жизнь, как короткий пир –
Убывает шагрени кожа.
Полон зла и добра наш мир –
Дай же сил, дай любви нам, Боже,

Чтобы радость дарить чужим,
Раздавая свои богатства,
А уже если уйти – босым,
В не стареющих ангелов братство.

* "Вкус ягоды ямальской" - 3 *

* * *
Ах, одинокий человек,

Как мне понятна ваша странность:
Волос небрежных поздний снег,
Походки мерная усталость.

Всегда поднятый воротник,
Пальто распахнуто беспечно,
Еще, пожалуй, не старик,
С глазами мудрыми, как вечность.

Когда и на каком витке
Любовь промчалась стороною?
А вдруг в туманном далеке
Тогда б вы встретились со мною?

Возможно, как сказал поэт…
Да, счастье было бы возможно,
Но в прошлое возврата нет,
Как ни мечтай неосторожно.

Дорога жизни, как река:
В ней есть конец, и есть начало,
А мы – по разным берегам,
И каждый – со своей печалью.

И нам вовеки не сойтись,
Хоть мне понятна ваша странность,
И глядя из окошка вниз,
Я вашу чувствую усталость.

* "Вкус ягоды ямальской" - 3 *

* * *
Нужна тебе, как кружка чая,

Как корка хлеба, как сукно,
Она не скажет, убегая,
С сердечной болью: «Все равно…»

Да, слишком сложно - романтично
Любовь лелеять, как цветок,
Ведь в грубой жизни все обычно:
Кусок еды, воды глоток.

Ты выбрал то, что было проще,
Что легче взять. – Не мудрено.
Пусть плачет та, что темной ночью
Шептала тихо: «Все равно…»

А ты следишь застывшим взглядом
За журавлями в облаках.
Ты - на земле, с тобою рядом
Синица, что всегда в руках.

И поселилась отчужденность
В холодном доме уж давно,
Никто не молвит обреченно:
«Не любишь, что же, все равно…»

* "Вкус ягоды ямальской" - 3 *

Наверх

."Вкус ягоды ямальской" - 5


* * *


Мы с тобою такие разные:

Птица ранняя и сова,
Но связала болезнь прекрасная –
И кружится моя голова.

Гороскоп мой совсем неправильный –
Говорит: не бывать любви.
Только наши сердца расплавлены,
И пылает огонь в крови.

Лед и пламень – борьба опасная,
Но молюсь я, потупив взор:
Будем вместе, такие разные,
Гороскопу наперекор.

* "Вкус ягоды ямальской" - 5 *

 

* * *


Когда в пролет высокой лестницы

Смотрела я в отчаянье,
И комом к горлу подступала смерть, -
Ты весел был, и мысли беспечальные
Бродили в голове твоей. И твердь
Земли не покачнулась от предательства…

* "Вкус ягоды ямальской" - 5 *

 

* * *


Колдун живет со мною рядом,

Все чувствует и мало спит,
Преследует и мучит взглядом,
Ревнует, громко говорит…

Считает мелкие обиды,
Наивно требуя любви,
И с горя пьянствует, и видно,
Он не боится злой молвы.

А это колдуново царство –
Такая странная страна!
От всех болезней есть лекарство,
Но лишь моя душа – одна.

И дом как клетка золотая,
И мыслю, горечь затая:
Когда любовь прошла – не знаю,
Но мой колдун – моя семья.

Он подает тарелку супа
И хочет рюмочку налить,
А я веду себя так глупо:
Сажусь с ним есть, сажусь с ним пить…

И улыбаясь безмятежно,
Иду к терновому венцу,
А жизнь течет себе неспешно,
И маска приросла к лицу.

* "Вкус ягоды ямальской" - 5 *

 

* * *


Когда взрослеют наши дети,

Вдруг исчезает суета,
Мятежный затихает ветер
И… жизнь становится пуста.

И поселяется тревога
На веки вечные в сердцах,
А детям – дальняя дорога,
В пути не помнят об отцах.

Когда взрослеют наши дети,
Работой заполняем ум,
Пусть опыт нужен и заметен,
Но что спасет от горьких дум?

От дум, что возвращают к детям,
К переоценке бытия,
И жажде строчки в Интернете:
«Привет, мамуля, это я!».

* "Вкус ягоды ямальской" - 5 *

 

* * *


Как долго я ждала преображенья –

Тому почти уж тридцать лет прошло…
Но вдруг, то Божий дар или везенье –
Ты бросил пить грехам своим назло.

Другой мужчина поселился рядом,
Он долгим взглядом смотрит мне в глаза,
И говорит, что дней его отрада –
Мой смех и светлая слеза.

На склоне лет пришел другой мужчина,
Без глупых подозрений и обид,
Пришла моя вторая половина –
Мой старый муж, который бросил пить.

А я не знаю, плакать иль смеяться,
Но в жизни вдруг настал такой покой,
Такая благодать, что впору вновь рождаться
И в молодости встретиться с тобой.

И вновь душа любви открыта стала,
Как будто возраст растворился вдалеке,
Ну что же, давай тогда начнем сначала,
С той давней встречи налегке…

* "Вкус ягоды ямальской" - 5 *

 

Наверх.

.

 

"Вкус ягоды ямальской" - 7

* * *
Ты как будто бежишь по кругу,

Повторяя свои ошибки,
Были жены – пришли подруги,
Ты всегда одинок, все зыбко.

Обязательств – вагон и тачка,
Должен всем, но отдал немногим,
Счастья ждешь, как судьбы подачку,
Но мотают судьбы дороги.

С легкомысленною улыбкой
Все, что есть, раздаешь – не жалко,
И к рукам ничего не липнет,
И живешь, как играешь в салки.

Наступая на те же грабли,
Ошибаясь опять и снова,
Ты бежишь, пустотой отравлен,
Но уж просит душа иного…

Разорвать бы тот круг и - баста!
Полюбить навсегда, до боли,
Не жалеть, не страдать напрасно…
Близок рай… Что же, вольному - воля…

* "Вкус ягоды ямальской" - 7*

 

Наверх.

* * *
Столкнулись неожиданно. Ну, здравствуй…

Какая пора на дворе…
Осеннее солнце прекрасно,
Деревья желты в октябре.

Стоим мы у старого парка,
Как целую вечность назад,
Негаданной встрече-подарку
Я рада и ты тоже рад.

Ну здравствуй, когда-то любимый,
Вот жизнь прожила без тебя,
Боялась, что многое мимо
Пройдет, но боялась я зря.

Все было: любовь и тревоги,
Успех, неуспех, кабала…
И звали куда-то дороги,
И сполохи неба, и мгла…

Ну, здравствуй. Смотрю с сожаленьем
В знакомые с детства глаза,
Молчим – ни к чему откровенья,
Хотя закипает слеза.

Вся жизнь пролетела, как птица,
В восторженный, радостный май,
Уже ничего не случится…
Ну, здравствуй, родной, и прощай.

* "Вкус ягоды ямальской" - 7*

 

Наверх

* * *
Из «Легенды о Нараяме»

Ощущаю себя старухой,
Рассчитаться скорей с долгами,
Да и в гору?! Какая скука!

Почему же лечу, как ветер,
Все бегу я по этой жизни?
Кто бы мне рассказал-ответил,
Иль такая дорогая к тризне?

У слабеющей амазонки,
Как и прежде, глаза прекрасны,
Только все тяжелее гонки,
Только в гневе слова напрасны…

Озабочена лишь долгами,
Ощущаю себя старухой,
Отдала и отцу, и маме,
Но остались дети и внуки…

* "Вкус ягоды ямальской" - 7*

 

Наверх

Философски-ироническое

Тревожит будущего новь,
На огнище летишь, не зная,
Что опалит тебя любовь,
И сгинет, пепел оставляя.

Он был красавец и спортсмен.
Зелёные глаза, фигура…
И в ожиданье перемен
В него я втрескалась, как дура.

Он книжек вовсе не читал,
А я училась в институте.
Он говорил: «Пошли в спортзал!»
Я шла, мечтая о «хомуте».

Надеть замужества хомут
Стремится каждая девчонка.
Бывает, о любви нам врут,
И делается это тонко…

Он мне не врал и не хитрил,
Самовлюблённый и довольный,
Он отвернулся и забыл.
И это было очень больно.

Но время шло, и жизнь текла,
Свои подарки раздавая.
Любовь к спортсмену умерла,
А я была вполне живая.

От одиночества привет –
В подушку слёзы и страданья
Я напрочь выбросила. Нет! -
Спортсмена «новому изданью».

Второй избранник был студент,
Учился в университете.
И что ни слово – комплимент.
А в результате – наши дети.

Что ж, он таков, судьбы заказ:
Уносит будущего ветер
Совсем ненужное для нас…
Всё правильно на этом свете!

* "Вкус ягоды ямальской" - 7*

 

Наверх

Богдану Федориву

Вот седой молодой человек,
Старый мальчик с душевною песней,
Он уехал потешить свой век,
Но ему в царской Гатчине тесно.

Нет простора – и радости нет.
Север, Север, далекие дали,
В холода там друзьями согрет,
Только как оторваться от Али?

Эти локоны – золота цвет,
Эти синие очи в печали…
Нет, не купишь обратный билет,
На Ямал не уедешь от Али…

Дети, внуки, семьи кутерьма,
Это счастье. Но пламя адово,
Если рифма приходит сама,
И расколото сердце надвое…

(От автора: Аля – Алла Федорив, супруга Богдана)

* "Вкус ягоды ямальской" - 7*

 

Наверх

ШУТОЧНОЕ

 

Моим ровесницам

Не по Пушкину: И, полно, Таня! В наши лета
Мы не слыхали про любовь…
Ужель, девчонки, в наши годы
Не думать вовсе про любовь?
Нельзя обманывать природу -
Она нам мать, а не свекровь.

Да, мужики такая «бяка»,
Но и без них, наверно, хуже…
Возможно обогреть собаку,
Но лучше – обогрейте мужа.

* "Вкус ягоды ямальской" - 7*

 

Наверх

 

Мужчинам

Мужчины, это не смешно,
Вам преимущество дано:
Вас меньше нас живет в России,
Так не растрачивайте силы,

Не пейте водку и вино,
Не мрите в праздники, как мухи, -
Любить вас будем, как в кино,
И будем вечно - молодухи.

Пусть больше женщины родят
Здоровых крепеньких ребят,
А коль не хватит нам отцов –
Найдем китайских молодцов.

* "Вкус ягоды ямальской" - 7*

 

Наверх

Хризантемы
Грустная, но оптимистичная новогодняя история

 

- Кто же это из великих сказал: «Война войной, а обед по расписанию»? Наполеон, что ли… Или Суворов? – Так и не вспомнив, Вера продолжала свой путь по предновогоднему городу.
- В Новый год положено веселиться и дарить подарки, - думала она, - так почему же из-за того, что мне плохо, девочка должна лишиться этой радости? –
Молодая женщина остановилась у огромной зеркальной витрины детского универмага. Витрина вся переливалась разноцветными огоньками и была уставлена разнообразными игрушками. Вот здесь она и купит новогодний подарок Иришке, есть из чего выбрать.
Мельком скользнув взглядом по своему отражению в зеркалах и машинально отметив, что лицо слишком бледное, Вера зашла в магазин. В отделе мягкой игрушки ей сразу понравился большой ушастый розовый заяц, который, ко всей своей красоте, оказался ещё и музыкальным: нажмёшь кнопочку на лапке, и он начинает петь весёлую новогоднюю песенку. Этого зайца она и купила.
Выйдя из детского универмага, Вера направилась через дорогу. Над широкими дверями магазина красным цветом горели огромные буквы «Рив Гош». Она давно придумала, что подарит маме дорогие духи, причём обязательно из этого фирменного магазина. И не прогадала. Духи оказались итальянские, известной парфюмерной фирмы, с современным модным запахом. Она была уверена - подарок маме понравится.
Домой Вера решила пойти тоже пешком. Возбуждение, вызванное посещением многолюдных магазинов и удачными покупками, постепенно проходило, и на женщину снова накатывали тоска и какая-то тянущая боль в груди. Это состояние не оставляло её две недели. Впервые за последние шесть лет она не купила новогоднего подарка Виталию. Праздник, который принято считать семейным, она будет встречать без мужа. Бывшего мужа…
- Когда это началось? – Под обтекаемым «это» Вера подразумевала растущую отчуждённость между собой и мужем, вызванную, как выяснилось недавно, его интересом к другой женщине, очень уж не похожей на неё, жену.
Вспомнилось, как она решила обсудить с Виталием, стоит ли отдавать Иришку в детский садик в зиму. Иришке исполнялось три года в ноябре. Зимой дети болеют чаще…
- Может быть, подождать до весны? – спросила она мужа. – А я посижу дома ещё полгода, ведь денег на жизнь хватает… -
- Ну, и клуша же ты, - его глаза смотрели на неё с удивлением и даже, как ей показалось, с холодноватой насмешкой. – И как я раньше не замечал… Конечно, сиди, сколько хочешь. Хотя я слышал, что не стоит создавать ребёнку тепличные условия, жизнь ведь штука такая… -
Её зацепил этот разговор. В душе шевельнулась обида, что муж её не понял. Но она не успела ему ничего сказать – в соседней комнате раздался громкий рёв дочери, которая, спрыгнув на пол с дивана, упала прямо на коленки…
- А ведь уже тогда можно было догадаться, - корила себя Вера. – Просто надо было остановиться в круговерти мелочных домашних дел и подумать, всё ли в порядке в нашей семейной жизни. Может быть, я сама виновата… -
… Виталий был «безотцовщиной». Круглосуточные ясли-сад, потом школа-интернат. В поликлинике, где его мать работала врачом, злые языки поговаривали, что ребёнка она родила студенткой, от женатого. Отцом мальчик никогда не интересовался, и вообще как будто всегда был со всем согласен: не нарушал дисциплину, прекрасно учился, был вежлив.
- Чтобы не приставали, - объяснил он Вере, рассказывая о своём детстве и имея в виду педагогов. С одноклассниками у него тоже были ровные спокойные отношения. А матери он воспротивился лишь однажды, когда та захотела отправить его в военное училище.
Виталий рос на государственном обеспечении и не причинял родительнице никаких хлопот. Она привыкла гордиться сыном, в общем-то не прилагая к его воспитанию и образованию никаких усилий, и думала, что так будет всегда. Но он вопреки её желанию поступил в Политехнический институт. Учился, как всегда, блестяще - на повышенную стипендию. Как все однокурсники, подрабатывал, однако и мать заставил помогать ему деньгами до окончания учёбы.
С тихой немногословной Верочкой судьба свела Виталия в институтской аудитории. Девушка показалась всегдашнему отличнику близкой по духу. К тому же она была такая милая…
… Виталий искал в себе хоть какой-то отголосок былых чувств к жене и – не находил. Оказывается, идеал женщины у него совсем другой. Как в песне поётся: «Красивая и смелая дорогу перешла…»
- Так и есть, - размышлял он. – «Один раз в год сады цветут…», - снова назойливо лезли в голову слова песни. – Жизнь одна, и надо прожить её с женщиной, к которой неудержимо тянет. Иришку… жалко? -
Впрочем, нельзя сказать, что дочь занимала большое место в его жизни. Виталий долго привыкал к ребёнку. Поначалу это орущее маленькое существо только раздражало его. Но со временем дочка становилась всё более и более интересной: осмысленными стали глазки и появилась улыбка, а уж когда встала на ножки и заговорила…
- Ну, мы же будем общаться… Не она первая, не она последняя, - отмахнулся Виталий от мыслей, которые напомнили ему, что оставляя семью, он, всегда такой правильный, поступает нехорошо.
Вера запомнила день, когда муж решил объясниться с ней, – 15 декабря. Он сделал это так, как всегда делал всё: спокойно сказал, что уходит от них, потому что полюбил другую женщину. Слова были убедительны.
- Я мог бы продолжать спать с тобой (близких отношений между ними давно уже не было), но ведь ты сама не хочешь, чтобы я тебя обманывал? – муж внимательно смотрел на неё. Ей показалось, что в его глазах мелькнуло холодное любопытство: неужели скажет, что хотела бы, ведь это оставляет надежду…
Вера молча покачала головой. Её как парализовало.
- Ну, вот и хорошо, - с облегчением выдохнул Виталий. Видимо где-то в глубине души он боялся её слёз и пространных объяснений. – Ты – взрослый разумный человек, а помогать вам я буду, - заключил он.
… Первого января Вера проснулась рано. Снова закрыла глаза, но заснуть не удалось. Она встала, разложила под ёлкой подарки для дочки и мамы. Её мама жила у них с того дня, как Виталий ушёл к другой женщине. Она говорила, что не может оставаться одна в своей квартире из-за высокого давления. Но Вера знала: мать переживает за неё и очень боится, как бы Вера чего-нибудь с собой не сделала.
Ей и вправду было тяжело, но не до такой же степени… Она знала: станет, должно стать легче. Женщина написала записку, что скоро вернётся, и вышла на улицу.
Ноги сами привели её к метро. Она спустилась вниз и медленно двинулась по безлюдному залу. С шумом подошла электричка. Вера повернула назад и, встав на ступеньку эскалатора, вдруг почувствовала горьковатый свежий запах. Оглянулась – сзади стояла женщина с огромным букетом белых хризантем. Увидев удивлённое восторженное лицо Веры, она, улыбнувшись, пояснила:
- Новогодний подарок. – Потом спросила: Вы тоже любите хризантемы? – Вера кивнула головой. Эскалатор уже вынес их в вестибюль метро, когда она услышала голос попутчицы:
- Подождите, ну, подождите же! – Догнав её, женщина отделила от букета три мохнатых белых шара на высоких тёмно-зелёных ножках:
- Это вам. С Новым годом ! –
Как же обрадовал Веру нежданный подарок! Он как будто оживил её и принёс новые мысли… Вера прижала цветы к лицу. Вдыхая нежный аромат хризантем, она шла и думала, что нужно начинать жизнь с начала. Первое, что надо сделать, - устроиться на работу. Ирочку – отдать в детский сад. Девочка самостоятельная, общительная, - приживётся. А сама она… А что она? - Молодая, недурна собой… Она ещё полюбит, и её полюбят…

* "Вкус ягоды ямальской" - 7*

 

Наверх

Первый снег в январе
Новогодняя фантастическая история

 

Посланец торопился – в его распоряжении было всего около двух земных суток. Он должен был провести их на планете Земля, единственной, где добывалась субстанция Радости. Наступало время, по поверьям землян, полное чудес. Нужно было удивить и осчастливить хотя бы нескольких из них.
Субстанция Радости считалась особенно ценной, если ранее человека переполняли отнюдь не весёлые чувства и мысли. Поэтому посланец собирался помочь людям, которым после зимних праздников ещё предстояло пройти нелёгкий путь преодоления собственных ошибок и жизненных невзгод. Он намеревался соединить разлучившихся несколько лет назад отца и сына, поддержать женщину, от которой ушёл муж. Но хотелось чего-то ещё, лёгкого и красивого…
Посланец летел над Землёй и в какой-то миг музыкой прозвучали для него стихи, которые декламировал звонкий девичий голос:

В тот год осенняя погода
Стояла долго на дворе;
Зимы ждала, ждала природа:
Снег выпал только в январе
На третье в ночь…

«Евгений Онегин», глава пятая. - Прервав свой монолог и раздевшись у порога, Лера крикнула в глубину комнаты:
- Светка! Это точно про нынешнюю зиму Пушкин стихи писал!
- Ну, да, - лениво откликнулась подруга, - только почти двести лет назад. – И более заинтересованно спросила:
- Как зарубежная литература? –
- «Отлично». Следующий экзамен – третьего января. –
- Как у меня. – Светлана лежала на высокой хозяйской кровати с большими пуховыми подушками и держала в руках учебник, на котором крупными буквами было написано: «Сольфеджио». Экзамен по специальности она сдала на «пятёрку» и уже начала готовиться к следующему. Девушка училась в консерватории по классу фортепиано, а её подружка была студенткой филфака университета. Их родители работали на Севере. Света и Лера второй год снимали вдвоём комнату в коммунальной квартире.
- А сегодня что? – спросила Лера. – Смотрим телевизор? -
- Ленка Тургель в гости звала, - задумчиво произнесла Света. Подружки не любили «салонные» вечера в огромной квартире Тургелей, где подвыпившие консерваторцы пели арии из опер и романсы, а сама Ленка, изображая светскую даму, в вечернем платье, с длинной сигаретой в зубах аккомпанировала им на рояле. Но выбора не было – тётя Мила ждала их в Выборге только первого января.
Они сделали генеральную уборку, достали с антресолей и украсили искусственную ёлочку. И, надев нарядные платья, в 10 часов вечера вышли из дома.
Ближайший гастроном встретил тишиной – всё, что необходимо к Новому году, народ уже закупил и приступал к празднику. Тщательно пересчитав в кошельках деньги, подружки взяли бутылку шампанского и коробку конфет, и побежали к автобусной остановке. Их обогнали двое курсантов в чёрных шинелях. Но у самых дверей автобуса молодые люди в военно-морской форме остановились и пропустили вперёд девушек, а заодно и старика в серой кроличьей шапке.
- Какие вежливые, - шепнула мимоходом Лера. – И симпатичные, - в тон ей негромко ответила Светлана. Старик улыбнулся и сел на свободное место.
Тусовка у Светиной однокурсницы оказалась неинтересной. Среди разношёрстной пьющей публики подружки чувствовали себя не очень комфортно. Но всё-таки под бой курантов выпили шампанского, поели салатиков, поводили хоровод у ёлочки. В два часа ночи собрались домой. Общественный транспорт не ходил, но на улице была плюсовая температура, и девушки решили пройтись по ночному, сверкающему новогодними огнями городу.
… Курсанты военного училища подводного плавания Зюзин и Данилов стояли у дома. Лужи, туманный воздух… И это в новогоднюю ночь! В казарму идти не хотелось, но и оставаться у друга, где втроём встретили Новый год под опекой его мамы, было невмоготу. Они давно уже не дети, а тут… «Мальчики, кушайте… Нет, нет, водки вам нельзя… И хорошо, что без девушек пришли, какие девушки, вам учиться надо…»
Вдруг из соседнего подъезда выпорхнули два прелестных создания в пушистых шапочках и пальтишках, отороченных светлым песцовым мехом.
- Ну, прямо снегурочки! – восхищённо воскликнул Вовка.
- И сразу две – не без юмора подхватил Антон. Впрочем, где-то этих девчонок они уже видели… Ну, да, вместе ехали в автобусе. И Новый год, оказывается, встречали в одном доме. Друзья поняли друг друга без слов и подошли к «снегурочкам».
- Девушки, ну как же вы – одни на улице, ночью… Разрешите проводить? – Вовка прищёлкнул каблуками и представился:
- Будущий моряк-подводник Владимир Зюзин. – Кивнул в сторону товарища: Мой друг Антон Данилов. – Подружки рассмеялись, им ничего не оставалось, как назвать свои имена.
Молодые люди шли по пустынному Санкт-Петербургу. Рассказывали о себе, о родных местах (девушки – о заснеженном Ямале, юноши – о не столь далёком Подмосковье), смеялись «прикольным» шуткам и казалось, что знакомы очень давно.
Незаметно к 5 часам утра оказались у дома, где жили Лера и Света. Зашли во двор, остановились. Все как будто чего-то ждали. Затянувшуюся паузу прервала Лера, она всегда была смелее:
- Ну, спасибо, что проводили. Питер – город небольшой, как-нибудь увидимся. – Последняя фраза у девчонок была дежурной, она позволяла с достоинством расстаться, а нерешительного кавалера побуждала тут же назначить свидание. Курсанты улыбались и молчали. Значит, не сработало…
Девушки исчезли в подъезде, а молодые люди стали внимательно смотреть на дом. В освещённом пролёте окон было видно, как остановился лифт.
- Третий этаж, квартира справа, - определил Антон. После этого оба друга развернулись и пошли к автобусной остановке.
Укладываясь спать, подружки обсуждали ночное знакомство.
- Классный парень, а в школе, наверное, «зюзей» звали, - Лерка рассмеялась. - Знаешь, кто такой «зюзя»? По Далю – это плакса, рёва. Или пьяница. – Обе расхохотались – ни на рёву, ни на пьяницу живой остроумный Владимир Зюзин похож не был.
- А у Антона какие синие глаза, заметила? – спросила Светка.- Может, надо было пригласить на чай? –
- Нас неправильно бы поняли, - с грустью в голосе ответила подруга. – Не успели познакомиться и сразу – «чай, кофе, потанцуем»… - Она вздохнула.
... Девушек разбудил звонок будильника. Времени до отхода электрички оставалось в обрез. Но сборы были отработаны: бегом в ванную, потом взмах рукой – и тушь на ресницах, ещё один – и губы заалели помадой. Ноги – в сапоги, руки – в рукава пальто, сумка с подарками – с собой. Через 20 минут автобус подвёз подружек к Финляндскому вокзалу.
Денег хватало на льготные билеты да на пару пирожков.
- Может быть, купить мороженое? – спросила на бегу Лера и столкнулась с седобородым стариком в серой кроличьей шапке.
- Купи лучше пирожок горяченький, - ласково сказал ей дедушка. – А мороженое вечером будешь есть… -
Света уже стояла у дверей последнего вагона электрички.
- Два с капустой, - бросила Лера лоточнику и через полминуты была рядом с подругой. Они вошли в вагон – поезд тронулся.
- Интересный какой старичок, - сказала Лера подруге.
- Который тебя чуть с ног не сбил? Да, на Деда Мороза похож. Только без красного халата, - согласилась Света. Обе тут же забыли о случайном прохожем и принялись есть тёплые пирожки
В Выборге было как всегда здорово. В уютной квартире Лериной тёти Милы подружки пили чай с фирменным тортом «наполеоном» и болтали, оправдывая мнение, что студенты всегда в курсе всего, что происходит на свете.
- А женихи-то есть? – с улыбкой спросила тётя Мила, которая в молодости слыла сердцеедкой, но уже лет двадцать была образцовой женой дяди Толи и хозяйкой дома. Девушки рассказали о курсантах-подводниках - настоящих рыцарях, проводивших их в новогоднюю ночь до дома. Но пожаловались, что свидания кавалеры не назначили.
- Ну, - бодро сказала на это тётя Мила, - ещё не вечер… -
В течение дня девушки не раз вспомнили обаятельных парней. Им было жаль, что знакомство не продолжилось, но они совершенно не знали, что предпринять в такой ситуации. И только грустно вздыхали.
Ближе к вечеру тётя Мила снабдила студенток деньгами (она всегда выручала их в трудные времена) и проводила на вокзал.
…Ровно в 12 часов дня первого января в квартире на третьем этаже, где жили подружки-студентки, раздался звонок. Открылась дверь, и перед глазами Зюзина и Данилова предстал заспанный дядька.
- Здравствуйте, - как всегда не растерялся Вовка. – Мы к Лере и Свете. – Сосед постучал в дверь комнаты, несколько раз дёрнул за дверную ручку и пожал плечами: Ушли куда-то. -
Курсанты обескуражено переглянулись. Они уже предвкушали удивление девчонок и вот на тебе – сюрприз не получился.
- Ну, давай думать, где они могут быть, - сказал Вовка.
- Третьего у них экзамены, но сегодня заниматься можно только дома, библиотеки закрыты, – начал «раскладывать по полочкам» Антон. – В гостях они уже были, - подхватил друг. – Могли уйти гулять… - Стоп! Лера говорила, что у неё тётка в Выборге. Едем на Финляндский вокзал, посмотрим расписание, - решительно сказал Антон.

… Девушки вышли из Выборгской вечерней электрички и неожиданно увидели своих ночных знакомых с цветами в руках.
- Кого-то встречаете? – улыбнувшись, робко спросила Света.
- Вас! – в один голос выпалили курсанты. – Ну, что, идём в кафе-мороженое? -
…. Стоящий поодаль старик удовлетворённо улыбался. Посланец вбирал в себя субстанцию Радости, исходившую от группы молодых людей: двух девушек в светлых пальтишках и двух юношей в чёрных шинелях.
- А правду сказала девчонка, вернее поэт Пушкин, - думал он. – Снег выпадет только завтра. – Вдруг озорная, неожиданно смелая мысль пронзила его: - А если сделать сейчас, сегодня? –
… Посланец улетал с Земли. Его миссия была выполнена. А над Санкт-Петербургом крупными хлопьями падал первый в эту зиму снег, падал и не таял….

* "Вкус ягоды ямальской" - 7*

 

Наверх



Побег телевизора
Новогоднее домашнее происшествие

 

Сегодня, когда многие не представляют своего существования без компьютера и мобильного телефона, никого не удивишь наличием телевизора в квартире. Но так было далеко не всегда. Помнится, много лет назад мои родители долго сопротивлялись покупке этого чуда техники. Мама считала, что его появление в доме означает: «прощай, молодость».
- Купим и будем сидеть рядом с ним всё свободное время, - говорила она. И была во многом права, потому что у знакомых и соседей так и получалось. А они с отцом любили вечерние прогулки по городу, любили после работы заглянуть на «огонёк» к друзьям или в кафе (оба были на пенсии, но трудились), любили ходить на вечерние киносеансы в клуб Морского порта, где продавались недорогие билеты и часто показывали старые фильмы...
Но всё-таки прогресс взял своё, и мои старики сдались: в преддверии нового 1975 года они приобрели телевизор. Это был чёрно-белый отечественный «Рекорд» с довольно большим экраном (импортные в то время водились разве что у дипломатов да у моряков загранплаваний). Стоял он не на специальной тумбочке, а на ножках (что впоследствии оказалось весьма важным).
Мы с мужем и сыном Димкой (ему было тогда около трек лет) приехали в гости к родителям за два дня до Нового года. Нас ждали - в квартире была установлена увешанная игрушками ёлка, и её в первую очередь показали ребёнку. Но красота сверкающего разноцветными огнями дерева совершенно померкла в глазах Димки, когда он увидел работающий телевизор. Надо сказать, что в посёлок на далёком Севере (мы жили тогда в Эвенкии) телевидение ещё не пришло, оно появилось только через год, то есть сын раньше никогда не видел телевизора.
Что-то произошло с нашим ребёнком, как будто для него всё исчезло» кроме «голубого экрана». С широко раскрытыми от удивления глазами он устроился на стуле напротив «ящика» и уставился в экран так, что было не оторвать. Когда попытались увести силой, поднялся такой рёв, что застучали в стенку соседи.
Нашего разумного и послушного, хорошо разговаривающего малыша как будто заколдовали. Он не пошёл со всеми обедать, и бабушка кормила его туг же у телевизора, как маленького, с ложечки. Спать днём тоже отказался. Сидел и смотрел по телевизору всё подряд. Сейчас уж и не помню, что тогда показывали, но стоит перед глазами картина, как сын, отрицательно качая головой из стороны в сторону, не согласился выключить телевизор, когда дедушка сказал ему, что «телек» устал, что могут перегореть лампы, и он сломается. Не помогло даже то, что для вящей убедительности дедушка прижал руку маленького упрямца к действительно горячему боку телевизора.
В одиннадцать часов вечера Димка наконец уснул. Отключился, сидя на стуле. Видимо силы детского организма, даже очень возбуждённого, имеют свои пределы.
В ночь взрослые собрались на семейный совет. Надо было что-то решать.
- Телевизор вернуть в магазин! Заберём, когда вы уедете» -
сказал мой папа, который всегда был сторонником радикальных
мер, он и нас с сестрой воспитывал в строгости.
- Ну, правильно, Новый год - без телевизора... А как же
«Голубой огонёк»? — не согласилась мама. - И Димка будет
плакать, - пожалела она внука.
- А давайте перенесём его в вашу комнату, - предложил
родителям мой муж (мы, когда приезжали, всегда жили в
гостиной, куда и поставили телевизор). - Он ведь на ножках... -
Муж выразительно посмотрел на меня:
- Мы знаем, что сказать ребёнку... -
На этом предложении и остановились. Отец поднял телевизор, который оказался неожиданно лёгким, и вынес его в другую комнату.
Проснувшись утром» сын был поражён исчезновением, телевизора. С немым вопросом в глазах он смотрел на меня, но я была уже готова к серьезному разговору.
Убеждать ребёнка, что детям вредно проводить много времени у телевизора, - бесполезно. Это приятное, интересное для него занятие. Но ведь он должен понимать, что делать этого нельзя, - к такому выводу, обсудив ситуацию, пришли мы с мужем. И решили пойти другим путём, то есть «надавить» на способность нашего сына (а такая способность у него была) сочувствовать и жалеть.
- Тебя же предупреждали, - сказала я Димке, - что нельзя так долго смотреть телевизор. У него чуть не перегорели лампы, он очень устал. Ты видел, он стоял на ножках - вот взял и убежал...-
Глаза Димки наполнялись слезами, он уже готов был в голос зареветь, и я продолжила:
- Ну, пока - в комнату бабушки и дедушки, но если не будем его беречь, выключать, чтобы отдыхал, убежит насовсем. - Эти слова произвели на мальчика неизгладимое впечатление. Вместе со мной он тихо зашёл в комнату родителей, молча посмотрел на выключенный, накрытый специальной накидкой телевизор» и безропотно отправился умываться и завтракать.
Конечно, как и все мы, он смотрел телевизор в этот предновогодний день - нельзя было не смотреть, ведь шли такие весёлые праздничные передачи. Но вовсе не возражал, когда «телек» выключали. А вечером я вдруг заметила, что сына нет рядом.
- Где Димка? — спросила я.
- У нас в комнате, - спокойно ответила мама, она всегда
знала, что творится в её квартире.
Я тихонько приоткрыла дверь и увидела, что мой ребёнок стоит рядом с телевизором, гладит его боковую поверхность и ... просит прощения:
- Не убегай, я больше так не буду…
Вот такая история случилась под Новый год в нашей семье.
Впрочем, мой старший сын её не помнит и только смеётся, когда вспоминаем мы с мужем. Он вырос отнюдь не телеманом. Как и многие мужчины, предпочитает смотреть «по ящику» новости, футбольные матчи, да разве что серьезные боевики. Но дружит с компьютером и имеет всегда при себе мобильный телефон...

* "Вкус ягоды ямальской" - 7*

 


Авторы альманаха "Вкус ягоды ямальской" | Выпуск -1 | Выпуск-2 | Выпуск-3 | Выпуск-4| Выпуск-5| Выпуск-6| Выпуск-7


 

Все тексты в нашей библиотеке предназначены только для личного использования.
Любое коммерческое использование текстов категорически запрещается.
Все права защищены. 2005-2009
Контактная информация