| |
Редколлегия

Нила ЛЫЧАК

Нила Петровна Лычак. Альманах "Вкус ягоды ямальской". Губкинский. ЯНАО. Губкинская ЦБС Нила Петровна Лычак родилась и жила в г. Хмельницком на Украине. С 1997 г. живёт в г. Губкинском. По образованию - медик.

Нила Петровна, член Союза писателей России, член Конгресса украинских писателей, лауреат серебряной юбилейной тютчевской медали Международного пушкинского фонда «Классика» за большой вклад в программу поддержки русской словесности и культуры.

Член литературного общества «Губкинский родник». Автор сборников стихов на украинском языке - «Бiлий танець» 1997 г, «Чаклунка» 1998 г, «Два крила» 1999 г, «Околиця лiта» 2001 г, «Татова криниця» 2001 г, рассказов для детей - «Квiти акацii» - 2006 г. На русском языке - «Огонь на алтаре» и «Лучик в конвертике» - 2002 г, «Златоцвет» -2003г. К двадцатилетнему юбилею г. Губкинского изданы книги: «Спой мне, ветер...», в которую вошли стихи Лычак Н.П. и переводы произведений русских поэтов, «Игра слов» - проза, загадки, азбука, стихи для детей.

Печаталась в газетах: «Московская правда», «Красный Север», «Вектор-информ»; журналах: «Юность», «Женщина» (г. Киев), «Юность+», «Литературная учёба». В литературных альманахах «Вкус ягоды ямальской» г. Губкинского, окружном альманахе «Обская радуга» ЯНАО, «Осик осiннiй сон" и „Ювiлей" г. Хмельницкого.

Провела шесть персональных фотовыставок: «Мир красоты земной», «Отец, покажи ребёнку мир!», «Златоцвет» и др.

Принимала участие в 8-м фестивале кино-видео-любителей «Волшебный луч» г. Ноябрьска, в окружном конкурсе «Поэтический мир женщины» г. Салехард, в окружном фотоконкурсе, Международном конкурсе творческих работ „Лики Севера", посвящённом Международному полярному году. Является участником пяти выставок работ художников г. Губкинского, двух фестивалей украинского творчества.

В 2007 г. журнал „Юность" опубликовал фотографии из цикла "Дивный Север", стихи и прозу Н. П. Лычак.

 

СТИХИ И РАССКАЗЫ

 

Д Е Т Я М

 

 

Харампур

Так далеко моя осталась мама,
И дочь, и сын, родимые места.
Харампур встает из неба прямо,
Тут двести верст до ближнего «куста».

Сравни - мое зеленое Подолье:
Каштаны, Буг, цветущие луга.
Здесь Королевы Снежной ширь-раздолье:
Пурга, завороженная тайга.

Засыпаны снегами сосны, кедры.
Там – гроздья вишен, трели соловья.
Здесь добывают нефть, и газ есть в недрах.
Прошла там юность нежная моя.

* "Вкус ягоды ямальской" - 2 *

Осенний ветер

Плетется снова осень в платье мокром
И тянет шлейф багряный за собою.
(Вчера лишь лето звонкое умолкло).

Скучает ветер. Бродит он с трубою,
С букетом астр, роскошным и цветистым,
С охапкой листьев желто-золотистых.

Печальной песни разучил он ноты,
Раскладывает листья, как банкноты,
Кувшин целительного чая выпил.

Осинку юную, березку, липу
Порывы ветра ловко раздевают…
Расчесанные травы засыхают.

* "Вкус ягоды ямальской" - 2 *

Осколки любви

Последний вечер при свечах.
Их отблески - в твоих глазах.
Поверил ты молве худой,
Как окатил меня водой.
Разбил ты хрупкий наш дворец.
И счастью нашему конец.
Не возвращайся. Не зови.
Осколков не собрать любви...

* "Вкус ягоды ямальской" - 2 *

Ранний снег

Падал, падал, падал
Невесомый снег.
Он ничем не пахнет,
Как неслышный смех.

То ль простынка снегом,
Снег ли пахнет днем
В доме так приятно
Свеженьким бельем?

Опускался мягко
Тысячами пчелок.
Лиственницы зябнут
Без своих иголок.

Ранний снег мохнатый
Ковриком лежал.
Падал, снова падал
Пух для одеял.

* "Вкус ягоды ямальской" - 2 *

 

ДЕТЯМ

Рома

Мой братишка Рома
Уставать не хочет,
И в саду, и дома
Бегает, хохочет.

Всем надоедает,
Девочек толкает.
Он не любит спать,
Хочет он гулять.

Задает вопросы,
И сует свой носик:
Надо все потрогать,
Все разрисовать.

Бедненький наш Рома –
В садике и дома
Все его ругают,
Никак не понимают.

* "Вкус ягоды ямальской" - 2 *

В небе

Путешествовало солнце
Целый летний день по небу,
Месяц лодочкой веселой
Ночью плыл ему на смену.

Спрашивает девочка:
- В небе как ты держишься?
Может, гвоздиком прибить,
Пластилином прилепить?

А сестрички-звездочки
Танцевали полечку,
Встали с месяцем в кружок:
- С нами веселись, дружок!

* "Вкус ягоды ямальской" - 2 *

Колыбельная

Солнышко за лесом спит,
И котенок уж сопит,
Дремлют ласточки в гнезде,
И цыплята спят уже.

Бабочки уж не порхают,
В колыбельке засыпают,
Спят грибочки на опушке,
Сын сложил свои игрушки.

В небе звездочки сияют…
Мой сыночек засыпает.

* "Вкус ягоды ямальской" - 2 *

Петушок

Хвостик золотистый,
Гребешок лучистый,
Радужные перья –
Главный кавалер я!

Петушок крикливый,
Грудка озорная,
Из узоров крылья –
Жаль, что не летает.

* "Вкус ягоды ямальской" - 2 *

Сон

На заборе сон сидит,
Скоро к вам он залетит.
Ночка Землю обнимает.
Мои детки засыпают.

Две головки на подушке –
Сон склонил. Уснули ушки,
Глазки спят, и ручки спят,
Спят игрушки без ребят.

* "Вкус ягоды ямальской" - 2 *

 

В лужах отражение мое
Пронизывают капли – неба слезы,
Стыдливо жмутся голые березы,
Вновь влажный ветер в душу заглянул.

Луга не успевают износить
Наряды, от мороза умирают,
Из стали будто, лужица блестит,
Остановилось время: подмерзает.

Грустит, задумался и пруд, молчит,
И осень заплутала здесь в туманах,
Веселый щебет больше не звучит,
И изморозь седеет на каштанах.

Умытая прохладой роща вновь
Протягивает к небу ветви-руки,
И чудится мне скорая любовь,
Спешу навстречу ей, и – прочь разлуки.

* "Вкус ягоды ямальской" - 3 *

 


На самом деле или снится –

Упала ночь в твои ресницы,
Стоят деревья в темных платьях –
Упала ночь в твои объятья.

Луна мерцает над округой,
Мне небо чудится кольчугой,
Хранится там колодец молний,
Звезд гроздья жмурятся в нем сонно.

На самом деле, иль неправда –
Моя любовь – тебе в награду?

* "Вкус ягоды ямальской" - 3 *

Наверх

 

Церковь

Гордый силуэт колокольни.
Рядом пробежал путь окольный.
Старые деревья в ограде -
Это церкви простые наряды.

С ярусами и куполами -
Устояла она между нами,
Обдуваемая ветрами,
Устремилась в небо шатрами.

На закате медно-свинцовым
Молвил колокол веское слово.

* "Вкус ягоды ямальской" - 4 *

 

Летние поля

В сенокосные светлые дни
Медом, клевером с поля тянуло.
А подсолнухи, словно огни,
Возвышались. В них солнце тонуло.

Светлым стлался разливом овес,
Кукурузы стена зеленела,
Ветер свежесть вечернюю нес,
Птичьим пением поле звенело.

Золотилась в закатных лучах,
Подступала к деревне вплотную
Рожь. Нагнулась к земле, ей шепча
Про судьбу и любовь неземную.

* "Вкус ягоды ямальской" - 4 *

 

Отцовский дом

Разрушен дом отцовский,
Открылся сразу новый вид,
Проходит безразлично солнце,
И тишь безмолвная стоит.

Порхают птицы и не знают,
Что часть души моя летает
Над этим местом часто-часто,
И снится дом мне старый. Властно

Свободный ветер веет в вишнях –
Гуляет, вольный, сквозняком.
Я ныне снова поступь слышу
Родных родительских шагов.

Исчезли милые пороги,
От окон нету и следа,
И словно мамина слеза,
Стекает по коре дождинка.

Все кажется – вдруг снова скрипнет
В веранде старой тихо дверь,
Вишневый лист к окну приникнет,
И с шифера польет капель.

Мой кров родной...

* "Вкус ягоды ямальской" - 4 *

 

Д Е Т Я М

* * *
Сядет Женя на лошадку

И помчит она его,
Словно ветер, без оглядки,
Напевая: и - го - го !

* "Вкус ягоды ямальской" - 4 *

 

Фрукты

Фрукты в нашем магазине
Подружились на витрине.
Апельсин, хурма, гранат -
Как на выставке стоят.

Мандарины, киви, груши
Просят: нас скорее скушай!
Ананас, лимон, банан -
К нам спешат из дальних стран.

Всем друзьям я угожу,
Всех за стол я усажу.
Предложу им угощенье -
Девять фруктов - загляденье.

* "Вкус ягоды ямальской" - 4 *

Наверх

 

Я пришел из войны

Памяти моего отца,
Шарова Петра Яковлевича,
участника Великой Отечественной войны
посвящается

Я пришёл из далёкой войны
По дорогам жестоких огней.
На висках ещё нет седины.
Впереди – столько солнечных дней.
И не ранен я – жив, невредим.
Мне Рейхстаг довелось штурмовать.
Верил я, немца мы победим,
Чтоб сынам не пришлось воевать.
Годы ношею тяжкой, как снег.
Стала бабушкой старшая дочь,
Мне ж теперь суждено в каждом сне
Регулировать связь день и ночь.
Миномёты, гранаты и дым –
Не забыть, не простить, не понять.
В сердце я остаюсь молодым.
И Победу у нас не отнять.
Не считали погибших бойцов.
Торопливо стучал пулемёт.
Сколько в мире сирот без отцов!
Горе их на себя кто возьмёт?
Не вернуться ровесникам в строй –
Все навечно остались в огне.
Монументом склонился герой,
Чтобы помнили все о войне.

* "Вкус ягоды ямальской" - 5 *

 

Белая птица

Испаряются надежды,
Как дожди.
С горизонтом слились мысли.
Их не жди.
Не догонишь, не поймаешь
Звонких слов.
Вопрошает Вера скорбно:
- Где Любовь?
Мне сегодня лишь молиться
Суждено.
Мне б с моею песней слиться
И – в окно!
В бесконечность птицей белой
Вознесусь
И к потомкам речью смелой
Я прольюсь.

* "Вкус ягоды ямальской" - 5 *

 

 

Сердце – на весы

Жизни моей колею
Я всё пытаюсь ровнять.
Молча молитвы пою,
Руки пытаюсь разнять.
Призрак Весны невесом –
Льётся, поёт за спиной.
Был ли счастливейшим сон,
Что приключился со мной?
Радуясь, вторят басы –
Песни мои и стихи.
Тикают громко часы,
Перебирая грехи…

… сердце кладу на весы.

* "Вкус ягоды ямальской" - 5 *

 

 


Дивертисмент

Явился сон сегодня мне –
Пророческий, красивый:
На троне – Солнце в вышине.
И письмена – курсивом.
Сверкание щитов, мечей
И солнечной короны.
Каскады солнечных лучей
Кольцом встают огромным.
Ветровороты, вихрь, огонь –
Кружатся по спирали.
Синеет искрами озон.
Лучатся магистрали.
Богов Вальхаллы возмутив,
На ход войны влияют.
Известный красочный мотив,
Сражаясь, преломляют -
Сияние полярных лент
И радуг коромысла.
Калейдоскоп. Дивертисмент.
Полны их битвы смысла.
Пылинки – в раскалённый гвоздь
И в факел превратились.
Из гранул заискрилась гроздь.
Виденье прекратилось.

Дивертисмент – театральное представление, состоящее из мелких эстрадных номеров, в дополнение к главному представлению

Вальхалла – обитель павших воинов-храбрецов в Асгарде, жилище богов (из предания о культуре германцев).
Женское божество судьбы Валькирия (выбирающая убитых) определяла судьбу воинов, выполняла роль защитницы и наставницы, наблюдая за подопечными во время битв

* "Вкус ягоды ямальской" - 5 *

 

 



Айва


Айва цвела и в прошлом веке.
В грядущем тоже зацветёт.
В душе, в любимом человеке
Весной надежда прорастёт.
Родная тень прямой дорогой
Чертила жизненную нить.
А правнукам и внукам строго
Завещано Любовь хранить.

Венок бросала на Купала.
Казалась лучшей из невест.
В немилость к родичам попала –
Жених пришёл из дальних мест.
Раскол и голос революций
Коснулся каждого из них.
Черпались силы у излучин.
И прародитель строгий стих.

А непокорная Февронья
Не захотела в степь идти.
Любовь служила крепкою бронею.
- Другой венок бы ей сплести!
Поддержкой ей была молитва,
Родные стены, сад и кров.
С родными выиграна битва.
Теряется там предков зов…

Объятий тайну. Взоров. Песен.
Печаль - маскировала смехом.
Укор и шёпот – в поднебесье –
Отозвалась их совесть эхом.
Ступени. Водопады. Тени.
Ждала вестей. Хранила честь.
Каков исход? Любовь. Смятенье.
Их общий мир. Он был и есть.

Узлы забвенья и печалей
Развяжут юные мечты.
В портрете ветхом не случайно
Я узнаю свои черты.
Сольются силы поколений
И ты причастен будешь к ним.
Ведь судеб краткие мгновенья
Писались почерком одним.

* "Вкус ягоды ямальской" - 5 *

 

 


Мне суждено


Мне чудо суждено – тебя любить.
Мне суждено с тобой в любви прожить.
И никому тебя я не отдам:
Разлуке, небу, горю и годам.
Ни ветру, ревности, ни ожиданью.
Пусть белый полог ляжет расставаньем –
Во вьюге голос твой родной ловлю.
О, как, любимый, я тебя люблю

* "Вкус ягоды ямальской" - 5 *

 

 

* * *

Острыми снежинками
Ветер юный колется.
Белыми равнинами
Слепит глаз околица.
Бугорки, кустарники
И следы пропавшие
Выглядят, как странники,
В поле заплутавшие.

* "Вкус ягоды ямальской" - 5 *

 


Единственная

Приснюсь тебе я среди дня.
И сердца стук тебя разбудит.
И ты один, и я одна.
Пусть ночь с тобою нас рассудит.
А эту боль не заглушить
Вовек – движеньем иль словами.
И юность нам не возвратить
Из пропасти, что между нами.
Виски искрятся в серебре.
В квартире тесно, в кабинете.
Искать ты станешь в сентябре
Единственную на планете.

* "Вкус ягоды ямальской" - 5 *

 

 


Игра слов

Танечка ходила по саду – рассматривала листики травы, цветочки, деревья. Мама сидела на стульчике под ореховым деревом и вышивала для дочки подушечку – ёжик с яблочком на спине. Рядом с мамой на столике стояла коробка для рукоделия с нитками разноцветными. Тане захотелось заглянуть и в коробочку.
- Мама, зачем тебе так много ниточек? – спросила Таня.
- А вот закончу вышивку и начну ажурную шапочку тебе вязать. Вот и нитки розовые есть – называются «ирис», - ответила мама.
- Можно, я посмотрю на иголочки, мама?
- Осторожно, дочка, иголкой можно пальчик уколоть, а вот крючки и спицы для вязания можешь потрогать. Кстати, ёжик уже готов. Иголки у него на вышивке не колючие.
Танечка достала пакетик со спицами, разложила их на столике, рядом положила два крючка – маленький и большой.
- Мамочка, а почему крючки разные? – удивилась девочка.
- Маленьким тонким крючком буду вязать тебе летнюю шапочку, чтоб на солнышке не перегрелась - из тонких ниточек.
- Из «ириса»? – уточнила Таня.
- Да, - подтвердила мама, - а толстым крючком на зиму свяжу носки, шапку и варежки из тёплых шерстяных ниток. Иди-ка, посмотри на цветы. Они, кстати, тоже ирисами называются.
- Ирисы?! – удивлённо сказала Таня. – Какие они?
- Да вон, рядом с зонтиками укропа – на огороде.
- Зонтики – у укропа?! – засмеялась Таня.
- И у морковки, и у петрушки зонтики есть. Вначале цветочки на зонтиках растут, затем семена.
- Мама, а ирисы жёлтые или голубые? – крикнула Таня с огорода.
- Ирисы жёлтые и голубые, - ответила мама.
Тут пришёл папа с покупками.
- Девочки, я вам ирису купил, - достал папа кулёк с конфетами.
Танечка к папе подбежала, обняла его за шею.
- И у папы – ирис, и на огороде, и у мамы есть ирис, - звонко смеялась девочка.
- А тебе, дочка, зонтик зелёный я купил.
- Ой, какой красивый! Спасибо, папочка! На огороде тоже зелёные зонтики растут.
Вдруг рядом в траве кто-то зафыркал, и все умолкли. Начали присматриваться. А там – ёжик. Хотела Таня потрогать его иголки, но ёжик свернулся колючим мячиком. Папа сказал тихонько:
- Давайте отойдём в сторонку, чтоб ёжик убежал в кусты. Он прячется при малейшей опасности.
Вначале Танечка расстроилась, а затем весело рассказала папе:
- У нас сегодня хорошо день прошёл. С ирисами, зонтиками да с иголками.
- А я пойду сейчас зубки точить у пилы, - сказал папа. – В конце сада ветер ветку обломал у сливы. Надо её срезать.
- Во рту зубки, и у пилы зубки, - размышляла Таня.
А мама подытожила:
- У детей игры, и у слов - игры.

* Вкус ягоды ямальской-6 *

 

 

Родственники

 

Увидела Таня, как кошка умывается, и позвала маму – посмотреть. А мама и говорит:
- Гости будут у нас сегодня.
- Откуда ты знаешь, мама? – удивилась Таня.
- Примета такая – кошка умывается перед визитом гостей.
И, правда, пришёл папа с работы со своим братом - дядей Толиком. Тане от гостя бананы достались, маме – торт.
- Ну, что, Таня, предупредила тебя кошка, что я приеду? – подмигнул весело дядя. – Я на ипподроме был сегодня. Любовался лошадками. И вороные, и гнедые, и в яблоках. Какие красавцы! Будто в сказке побывал.
- Ты лучше про Африку расскажи, - попросила мама.
- Да, Африка – особый разговор! – воскликнул дядя Толик. – Я сувениров привёз для всех – статуэтки, маски, бусы и прочая мелочь. Жаль, командировка короткая была. Не успел со всеми красавицами-кошками и лошадками познакомиться.
Удивлённая Таня заглянула дяде в глаза:
- Неужели в Африке кошки и лошади живут? Я думала, что там слоники и обезьянки хозяйничают.
- Много там зверья водится, - сказал дядя. – Но особенно мне родственники лошади понравились – зебры. Они едят траву и дружат с антилопами. А ещё траву любит гиппопотам – речная лошадь. Представьте себе, бегемот, как огромная бочка. Мокнет в воде, выходит ночью, чтобы покушать. Как зевнёт, как покажет огромные зубы!
- Интересно, а кошечки такие, как наши – рыженькие и серенькие? – спросила Таня.
- Да, есть рыженькие, - засмеялся дядя Толик. – Тигр, лев – ленивый царь, но львиная доля добычи ему достаётся. Такие красавцы! И чёрные кошки пантеры, и серые - гепарды в Африке живут. Все они нашей кошке родственниками приходятся.

* Вкус ягоды ямальской-6 *

 

 

Разговоры в саду

 

На зелёных сочных стебельках травы подрагивал мелкими крылышками комарик, нервно поднимая остро жалящий хоботок. Рабочий муравей, на время оторвавшийся от неотложных заданий, замер под листиком подорожника. В свободном парении рядом с ними опустился колорадский жук, аккуратно складывая свои полосатые крылья.
Они, затаив дыхание, смотрели на яркую бабочку, напоминавшую собой причудливый оживший цветок. Сказочные её крылья трепетали. Бабочка то складывала свои двойные паруса, то грациозно расправляла их.
С кленового дерева наблюдал за происходящим внизу большой майский жук с коричневыми жёсткими надкрыльями.
В траве послышалось стрекотание – это огромными прыжками приближался к притихшей компании кузнечик. Он сливался с травой, звонко потирая крыльями:
- Цик – Цик!
- Тише ты! – зашипел на кузнечика майский жук. – Спугнёшь красавицу! Скачешь коленками назад – никогда такого не видел!
Кузнечик, не обращая внимания на замечание, будто настоящий скрипач, расправил фрак. Уселся на листик и продолжал стучать крошечными зубчиками на крылышках, словно весёлыми молоточками.
- Ты чего на самом деле расшумелся, кузнец? – спросила бабочка. – Тишину нарушаешь.
- Я хочу, чтобы Танечка запомнила мою песню и среди холодной зимы вспоминала обо мне.
Притихшая на цветке стрекоза вдруг начала нервно взлетать и махать прозрачными крыльями:
- Ещё чего! – воскликнула она. – Если Таня и будет кого-то из своего сада вспоминать, так это меня. Я же такая красивая! А как я летаю!
- Нашлась красавица! – недовольно заметила бабочка. – Таня очень любит цветы, а я похожа на цветок. Значит, вспоминать зимой Таня будет только меня.
- Очень вы ей нужны! – пробасил майский жук. – У Танечки нашей на подоконниках много цветов растёт. Так что зимой она будет ими любоваться.
- А о тебе, бомбовоз, - презрительно высказалась божья коровка, молчавшая до сих пор, – Таня и не вспомнит даже – ты же только в мае летаешь и то по вечерам только.
- Можно подумать, божьей коровкой мысли девочки будут заняты! – фыркнул колорадский жук.
А комарик тоненько пропищал:
- Эту полосатую гадость, которая картофельные листики пожирает, я бы и на порог сада не пустил!
- А ты-то чем лучше? – спросила бабочка. – Думаешь, Тане приятно было, когда ты её укусил?
- И чего вы спорите? – воскликнул муравей. – Зимой долгими вечерами Таня вспоминать будет о лете, а значит, обо всех нас, тружениках-муравьях.
- И что вы знаете о лете? - Божья коровка расправила свои красные крылышки с чёрными крапинками. – Мы похожи на маленькие солнышки. И Таня будет думать только о нас.
Все в недоумении умолкли, думая, как бы доказать свою значимость. Рядом послышалось жужжание. Рабочая пчела собирала нектар с цветов и ни на кого не обращала внимания. Стрекоза подлетела к пчеле и спросила:
- Ты как думаешь, кто из нас нужнее в саду? И кого Таня будет зимой вспоминать, когда мы все спать будем?
Золотая пчела, не прекращая работу, ответила спокойно и уверенно:
- Зима длинная, поэтому я и тружусь, не жалея сил, чтобы на всю холодную зиму Танечке мёда хватило.

* Вкус ягоды ямальской-6 *

 

 

Незнакомый житель

 

На чёрном покрывале огорода начали прорисовываться зелёные узоры всходов. Первыми проклюнулись нежные петельки лука, стрелочки чеснока, круглые ушки листиков редиски. Рядом появились тонкие ниточки укропа и крошечные усики петрушки.
Весна была тёплая, ясная и красивая. Все растения оживились и потянулись к солнышку. Танечка тоже радовалась солнечным зайчикам. Она бегала в саду по тропинке, завернула и на огород.
- Мамочка, посмотри! – радостно позвала Таня маму. – Красная редисочка на грядке выросла. А можно её попробовать?
Мама подошла к грядке, вытянула из земли несколько ярких редисок с белым кончиком, затем горсть зелёных тонких луковичек, сорвала пучок кудрявой петрушки и молодого укропа.
- Сейчас салатик приготовим, - сказала мама. – А ты, дочка, поможешь мне.
Молодые кустики картофеля недовольно заворчали:
- Выскочка эта редиска, подождать нас не захотела, чтоб мы выросли.
А огуречные плети с резными листьями возразили:
- Нам всем долго ещё расти надо.
На грядке вместе с луком рос подсолнуховый стебель – высокий и красивый – каждый день к небу тянулся и всё рос и рос.
А на другой луковой грядке появился какой–то незнакомый житель – с коротким крепеньким стеблем оливково-коричневого цвета. Он строгим голосом произнёс:
- Да не может вас редиска ждать – перерастёт и пустой внутри станет. Вот её сестрички – белая и чёрная редька – долго растут. И торопиться им некуда, особенно чёрной, она на зиму в запас откладывается, как свёкла и морковь.
- А ты кто такой будешь? – спросила зеленоватая кругленькая тыква. – Откуда знаешь о жителях огорода подробности разные?
- Я уверен, что никто из овощей не догадается, кто я. Разве что любопытная Танечка. Завтра редиску красную соберут, а на её место рассаду капусты поселят, которая до осени расти будет.
Помидорные кусты, подвязанные верёвочками к деревянным колышкам, даже привстали на своей грядке от удивления. А баклажаны дружно обратились к подсолнуху:
- Ну-ка, дружок, будь добр, посмотри, пожалуйста, где наша Таня. Ты же самый высокий среди нас.
Подсолнух каждый день поворачивал свою буйную головушку с яркими жёлтыми цветочными лепестками за ходом солнышка – по кругу. Он видел далеко и регулярно сообщал соседям по грядке:
- Слева растёт один только картофель. Далеко видны его розовые, белые и голубые цветочки. У другого соседа растут только клубничные кустики с белыми цветами. У третьего соседа я вижу много гладиолусов. Такие красивые цветы! Розовые, белые, красные, оранжевые. В конце нашего участка зелёной стеной стоит кукуруза. Возле неё – золотые головки моих братьев – подсолнухов. Нашей Тани я что-то нигде не вижу.
- А ты как здесь оказался? – спросил болгарский перец. - Среди трубчатых листиков лука?
- Одну семечку потеряли, когда шли на тот конец сажать подсолнухи.
Время бежало быстро. Подрастали баклажаны, перчики, огурчики и помидоры. Увеличивались в размерах кабачки, свёкла, морковка, капустные кочаны. Каждый день подсолнух докладывал об увиденном за день.
Наконец наступил день, когда прибежала на огород Танечка – загоревшая и подросшая. Она с удовольствием рассматривала обитателей огорода, радуясь красным и оранжевым помидоринам, молодым хрустящим огурчикам, перчикам, стручкам фасоли, плоским округлым патиссончикам, похожим на зубчатые колёсики. И тут она удивлённо присела возле луковой грядки:
- Мама, папа, а здесь деревце выросло! Пока мы на море отдыхали всё так изменилось на огороде.
Подошли мама с папой. Стали рассматривать деревце на грядке. Овощи прислушивались к их разговору.
- Это орех, - сказал папа. – У него листья плотные, круглые, а ствол оливкового цвета.
- Откуда он здесь? – удивилась Таня.
- Никто его не сажал здесь, - рассуждала мама.
- Я знаю, кто здесь орех посадил, - улыбнулся папа.
- Кто? – одновременно спросили Таня с мамой.
- Вороны носятся со своей добычей над огородами, каркают на лету, вот одна из ворон и уронила грецкий орех на наш огород. Ореховая скорлупка раскрылась во влажной земле, и теперь орех растёт у нас. Я принесу колышки и верёвочку – огорожу деревце, чтобы случайно не поломал его никто. Бабушка, когда сорняки выпалывала, оставила орешек. А затем осенью мы пересадим его под окно нашего дома.
- И будут у нас свои орехи, - сказала Таня.

* Вкус ягоды ямальской-6 *

 

 


Птичье молоко

 

Пришли подружки-кошки Ночка и Лапка утром на забор к Белоснежке, а Лисички всё нет и нет.
- Сколько можно спать! – недовольно проворчала деловая чёрная Ночка. – Я успела уже и телевизор с хозяйкой посмотреть, и проверить, как огурчики за ночь подросли. Сосчитала, сколько помидорчиков покраснело. Воробьёв погоняла. А Лисичка так долго спит.
- Откуда ты знаешь, что она спит? – удивилась Белоснежка. – Может она решает дела государственной важности.
- Дела чего-чего? – переспросила Лапка. – Какой такой важности?
- Да пошутила я! – засмеялась Белоснежка, грациозно выгибая спинку. – А вот и сама госпожа Лисичка явилась!
Рыженькая кошка тихонько подошла к забору, неслышно зевнула, потянулась, встряхнулась и мечтательно произнесла:
- Вот это, подружки, песни! Настоящие рулады!
- О чём это ты? Я не слышу никаких песен, - взъерошенная Ночка огляделась по сторонам.
- Я всю ночь просидела у куста крыжовника – соловьиные песни слушала, - рассказывала Лисичка.
- А что днём нельзя послушать? – удивилась серая Лапка. – Зачем всю ночь слушать?
- Соловьи поют не всегда, - терпеливо объяснила рыжая кошка. – Вот вылупятся птенцы, и придётся родителям по очереди их кормить. Не до песен им будет. Хитрые они такие – в колючем крыжовнике гнездо строят – не подступиться никак!
Белая кошка наклонилась и сказала:
- Давайте вместе этой ночью послушаем соловьиные песни, а то вдруг завтра они петь перестанут.
- Хорошо, - согласилась чёрная кошка.
- Я тоже с вами, - поддержала идею Белоснежки и серая кошка. – А вот кукушки не имеют своего гнезда. Они яички в чужие гнёзда подкладывают.
- Я слышала, что ласточки – самые примерные родители. – Серая кошка даже лапкой показала. - Птенцов привязывают волосками к гнезду, чтоб не выпали желторотые, а сами летают с утра до ночи – корм носят прожорливому потомству.
- Ну, не скажите! – взволнованно произнесла Ночка. – Больше всех своих птенцов голуби любят. Они их птичьим молоком кормят.
- И что ты сочиняешь?! – Лапка была возмущена. – О птичьем молоке только в сказке, наверно, прочитать можно. Да и то попробуй найти такую сказку. Вы только представьте себе – у обыкновенных голубей птичье молоко есть!
- У Вадима надо спросить – он день и ночь книги читает, - уверенно произнесла Белоснежка.
Лисичка прыгнула на забор и спокойным голосом сказала:
- Не надо спорить. Сегодня ночью наблюдаем за соловьями, завтра днём – за ласточками, послезавтра – за голубями. Жаль, только за кукушками не сможем проследить.
- Не вытерплю я до завтра, - заявила вдруг Ночка. – Сейчас же бежим на соседнюю дачу, где ласточки живут. Проверим, права ли Лапка – привязаны желторотики ласточкины, или наша подружка придумала такое. Затем – на голубятню к Витьке. Может, и нам птичьего молочка выдадут! А уж ночью прослушаем рулады соловьиные.
Все согласились. Забрались на крышу дома Лисичка и Лапка, а Ночка и Белоснежка – с вишнёвого дерева за ласточкиным гнездом наблюдали. Гнездо под крышей находится, родители по очереди корм несут своим детям – вкладывают в клювики. Убедились кошки – птенчики могли только над гнездом порхать. Действительно четверо ласточкиных деток за лапки привязаны были.
Голуби не дали прохода Белоснежке. Сунулась она первой на голубятню – крыльями начали хлопать, бить по крыше, всполошились все. Кошки притаились на деревьях и дождались, наконец, увидели, как получают голубята птичье молоко. Засунет малец свой клювик родителю в клюв, наберёт творожистой массы из горла и сыт уже.
- Да, - задумчиво промолвила Белоснежка. – Правильнее, наверное, сказать – голубиное молочко, а не птичье.
- Никогда не думала, что такое увижу, - сказала Ночка. – Птичье молоко есть на самом деле! Чудеса, да и только!

* Вкус ягоды ямальской-6 *

 

 

наверх

 

 

Все тексты в нашей библиотеке предназначены только для личного использования.
Любое коммерческое использование текстов категорически запрещается.
Все права защищены. 2005-2014
Контактная информация