| |
Редколлегия

Светлана ЛЯНЗБЕРГ

Светлана ЛЯНЗБЕРГ. Альманах "Вкус ягоды ямальской". Губкинский. ЯНАО. Губкинская ЦБСЛянзберг Светлана родилась в 1983 году в городе Волчанске Харьковской области. Там же, после окончания девяти классов с отличием, училась в медицинском училище. Проучившись год и не найдя в медицине своего призвания, возвращается в школу и вместе с бывшими одноклассниками экстерном оканчивает ее.
В детстве много читала, хотя поэзию поначалу не любила и не принимала. Любовь к стихам началась после знакомства (по совету мамы) с поэзией Марины Цветаевой и Анны Ахматовой. Тогда же Светлана попыталась написать свои первые стихи, но «опыт» не удался.
«Они пришли ко мне сами, неожиданно и вдруг – незрелые, наивные, но все-таки с проблесками чего-то, не подвластного человеческому уму». О своем творческом вдохновении Света говорит, что скорее не она пишет стихи, а стихи «пишутся ею».
Творчество Светланы наверняка привлечет внимание любителей поэзии необыкновенной емкостью и образностью. Эти стихи заставляют задуматься, разгадать их смысловую многослойность, почувствовать и уловить замысловатую мелодию строк.
Впервые опубликовалась во втором выпуске альманаха «Вкус ягоды ямальской», когда Светлане было 16 лет. Сейчас она в поиске – творческом и жизненном, пытается найти свое призвание. Но хочется верить, что, несмотря на свой юный возраст, свое слово в поэзии она уже сказала.
Окончила Петербургский институт культуры по специальности «Лингвистика и межкультурные коммуникации».

 

С Т И Х И

 

 

 

Я и туман

Я и туман –
Два близких эха,
Два одиночества в ночи,
Два незамеченных, но смеха,
Два исцеленных, но почти.

Я и туман –
Два сожаленья,
Две беспредельности – из двух,
Два откровенных искупления,
Две ноты, гладящие слух.

Я и туман –
Два поднебесья,
Два нежных сердца – пополам.
Тебе кричу: «Я здесь! Я здесь! Я…»,
Ты отвечаешь мне: «Будь там».

* "Вкус ягоды ямальской" - 2 *


* * *

Во мне ведется тихая война.
Меж чем и чем – я до сих пор не знаю.
Застывший взгляд иль своеволье глаз,
Улыбка иль слезинок стаи.

Известность? Нет. Пугающее «нет»!
Что было прежде, что в начале?
А что в конце? Избитый свет
И Истина, что выплывет едва ли?

А, может, исцеление от грез
(Кончина их – вот их же воплощенье)
И в вечности расплавившийся крест –
Крест-накрест в нем – спасенье и сомненье.

Из каменных строений и сердец
Я сотворю немой венок из боли.
Из рвущихся на волю волн и лет
Мой мир меня (как демона) построил.

* "Вкус ягоды ямальской" - 2 *

 

* * *
За окном, искрясь, кружится первый снег,
Потому тебе опять не спится.
В эту ночь ты вспомнил обо всех –
Тех, забытых, кто не возвратился.

«Ложь!» – опять кричишь во сне,
Память в раскаленном сердце бьется.
И в холодной, страшной темноте
Болью тихий шепот отзовется.

Душу перережешь пополам,
А потом еще, еще и после –
После ненавистных драм,
Лживых отголосков после

Распластаешь на столе
Стонущие части боли.
Вера – твой постылый храм.
Он тебе – тебя же – стоил.

* "Вкус ягоды ямальской" - 2 *

 

* * *

Вы слышали: на голос мой
Наложен был запрет,
На сердце – обручей десяток.
Я слишком уж любила жить,
Была поклонницей загадок.

Любила тишину в обед,
Любила солнце на десерт,
Любила в полночь – глубину,
Ждала и знала: не усну;

Любила травы и кусты,
Любила пчелок и цветы,
Любила озеро, когда
В нем отражались небеса.

Теперь, бросая этот дом,
Любя то, что любила в нем,
Все перелюбливаю вновь,
И чувствую, была – ЛЮБОВЬ.

* "Вкус ягоды ямальской" - 2 *

 

* * *

Запрет. Усталость ожиданий.
Угрюмость. Сердце – пополам.
Привычка равнодушных зданий
Скрывать в себе большой бедлам.

Стоишь. А, может, – улетаешь,
Застывших дней унылый взгляд.
Навряд ли что-нибудь оставишь,
Навряд ли повернешь назад.

Без всех не выживших мечтаний
Ты сможешь – верю! - обойтись.
Из всех затасканных прощаний
Одним – живым! – со мной простись.

* "Вкус ягоды ямальской" - 2 *

 

* * *

И было что-то в этом смехе
Безжалостно определенно.
В сиявшем светом лунном мехе
Скрывалось жесткое лицо.

В руках, задумчиво глубоких,
Она держала Вашу боль.
Вам не понять, зачем так строго
Звучит сегодня си-бемоль.

Вам не понять, насколько сильно
Она предчувствовала Вас.
И потому-то я невольно
Так отдаляю этот час.

Вам не понять – как грустно это! –
Что я была ее сестрой,
Но Вы почувствовали что-то
Меж этой тенью и другой.

Я отступаю в полнолунье,
Чтоб Вас двоих испить до дна.
Вы не поверите: в июне
Вода так странно холодна…

* "Вкус ягоды ямальской" - 2 *

 

* * *

Игрушка… Очевидностей постылых,
Извечно полных торжества
Над плотью нашей и над миром,
Где вечно правят два креста.

Игрушка. Солнечных увечий,
В ночи молчащих вспять и впредь.
Мираж речей и вскользь – наречий.
(Убить себя или задеть?)

Игрушка. По рукам струится
Неравнодушный к тени – свет.
В глазах моих еще не спится
Полузадушенному - «нет».

* "Вкус ягоды ямальской" - 2 *

 

* * *

Из запретных снов я эхом появляюсь,
Исчезаю в голубой дали,
Буйным черным солнцем одеваюсь –
Ну, попробуй, в сердце загляни!

Для тебя закрыла тьмою душу –
Не пытайся вновь в нее плевать.
Тихим демоном я твой покой нарушу,
Буду камни в омуты бросать.

Застеклю свою глубокую обиду,
И закрою клеем ранки на любви.
Можно так сказать, что это будет
Мой ответ на лживое: «Прости».

* "Вкус ягоды ямальской" - 2 *

 

* * *

Изнемогая от душевной копоти,
Я силюсь одолеть блаженное.
Извечные чужие горести
В истлевших допьяна сердцах.

Объятые седыми стонами
И пламенеющими кронами
Мы исчезаем, мимолетные,
Оставив тени на окне.

Неузнаваемые звуками
И побратавшиеся с муками –
В полузадушенной истории
У полустершейся черты, -

Мы, опостылевшие смертные
(И все с испорченными нервами),
У полусолнечного вечера
Полу чего-то сонно ждем.

* "Вкус ягоды ямальской" - 2 *

 

* * *

Как мне изобразить
На ледяной бумаге
Исчерченной как шахматное поле,
Просящей, словно милостыню - нищий,
Хотя бы строчку, полную огня?
Я заплетаюсь - ручкой или словом,
Я убегаю - тихо или громко,
Я забавляюсь - смехом или плачем.
Исчезнув в боли -
Радостью живу.
Прислушиваюсь к чувствам и глушу их,
Написанных кривыми и прямыми,
И выражаемых тире иль запятыми,
С немыми островками слов.

* "Вкус ягоды ямальской" - 2 *

 

* * *
Как соль танцующего моря,

Как холод ненавистных льдин,
Я буду жечься – вся из горя
И из промокших паутин.

Я буду помнить (буду литься,
Бороться, биться, утекать)
На все ненавистные лица
Мне будет просто наплевать.

Из всех неоживших восходов
Я буду жить лишь в том - одном,
Где я услышала впервые
Печальный шепот: «Я влюблен…»

* "Вкус ягоды ямальской" - 2 *

 

* * *

Мое ли сердце криком изойдет,
Пока ты улетаешь в искреннюю полночь,
Мои ли песни выброшу в огонь –
Осиротевший и презренный сторож.

И вновь - мне больше нечего беречь,
И вновь – мне больше не о чем пророчить.
За поворотом снова будет теплый снег,
И небо будет также кровоточить.

Ах, если бы, ах, если б я могла
У Бога выменять отвергнутую душу…
А, может быть, так надо… Что ж, лети!
Я твой покой слезами не нарушу.

* "Вкус ягоды ямальской" - 2 *

* * *

Она брела по каменному парку
(Деревья в нем – могилы и кресты),
И было ей так просто и спокойно.
Уйдя в себя, подумала: «Прости…»

Пушистый снег погладил нежно душу,
Неспешно на скамеечки присев,
Прочла на тьме: «Жене…», а, может: «Мужу…»
И тихо проронила вслух: «А мне?…»

Рука ее проснулась на секунду,
Как будто бы слезу остановить,
И мягко, обреченно опустилась
С потерянным полуиспугом: «Жить?…»

* "Вкус ягоды ямальской" - 2 *

 

* * *
Последний танец пред рассветом

Танцуя, превратишься в дым.
Над посветлевшим горизонтом
Ты станешь ангелом моим.

В последний раз раскроешь сердце,
Встречая солнце на заре,
И тихо-тихо умирая,
Вдруг растворишься в сентябре.

Ты будешь сном и будешь явью,
Пылая в призрачном костре.
Ворвешься в память желто-красной тенью –
Невинный листик на сырой земле…

* "Вкус ягоды ямальской" - 2 *

 

* * *

Сквер был пуст, и улица - туманна,
Небо черно, звезды – огоньки в ночи.
Я не выплыву из этого обмана.
Это не обман, но не обман почти.

Тихие, чуть умершие листья,
Чувство одиночества, что ждет меня,
Прибалдевшие рябиновые кисти,
Полные холодного и жаркого огня, -

Вот и все, что нужно мне для счастья,
Вот и все, что я благословлю.
Тенью уходящего ненастья
Я позолочу судьбу твою.

* "Вкус ягоды ямальской" - 2 *

 

* * *

Тихий шорох – шепот ночи,
Золотые зеркала.
Я хотела очень-очень
Вашей нежности, тепла,
Очень-очень.
За окном сирень рвала
Одинока, как всегда,
Злая осень.
Я почти что умерла,
Только по листу бежит
Пьяный почерк.

В уголке горит свеча,
Тень холодного огня
Смотрит косо.
У далекого нигде
Из забытого когда
Льются слезы.

* "Вкус ягоды ямальской" - 2 *

 

* * *

Это – игра фонтана.
Это – бой часов.
Может быть, слишком рано
Я отперла засов?

Это – уснувший голод.
Это – минутный сон.
Может, ты слишком молод,
Может, не в ту влюблен?

Это – запретная горечь.
Это – усталый дом.
Солнечная невстреча
Двух не пришедших – в нем.

* "Вкус ягоды ямальской" - 2 *

 

* * *

Я стану статуей, светящейся из тени.
Я стану облаком, летящим никуда.
Напрасно ты пытаешься поверить,
Придумав сказку, в дикую меня.

Напрасно ты пытаешься украсить
Цветком фиалки завиток ночной -
Я слишком долго плавала в тумане,
Чтоб сразу стать бездумно золотой.

И сколько раз, в потерянности тая,
Блистая темно-синей западней,
Ее я звонким небом называла,
Себя в нем – обезумевшей луной.

* "Вкус ягоды ямальской" - 2 *

 

* * *
Я, не как все, любила осень.

И, не как все, ее ждала.
В ней, полулживой строчкой сосен,
Сверкала летняя гроза.

В ней в погибании игривом
Сверкала солнечная твердь
И так пылала, что и смерти
Хотелось тихо умереть.

Я отвергаю и сияю.
Про жизнь? Нет, - иней (может быть)…
Я в этой искре исчезаю,
Чтоб это зарево испить.

Размытость сонного прибоя
И молчаливость мудрых астр –
Они исчезнут, гордо рдея,
Взглянув на мир в последний раз.

Они исчезнут в исчезанье
Глубоких красок – в белизне.
Вот вам любовное признанье
Сгоревшей осени – зиме.

* "Вкус ягоды ямальской" - 2 *

 

 

* * *

В пылу боев за отраженья
Отверженных кривых зеркал
В мои извилистые тени
Вкрадется правильный овал.

И, словно молча извиняясь,
Но все же, призрачно смеясь,
Он закружится в хороводе
Беспечных губ и ярких глаз.

И в опоздавшем томном танго
Двоих листочков на окне
Ты вдруг узнаешь ненароком
Нас, затерявшихся в дожде…

* "Вкус ягоды ямальской" - 2 *

Наверх

 

* * *
Ни о чем меня не спрашивай,

Ничего не говори:
Я сегодня одичавшая
Первой ночию любви.

Я сегодня ненасытная –
Ты, я знаю, не уснешь, -
Необъезженная, битая
О скупую, злую ложь.

Не проси еще свидания,
Вскрика сердца не зови –
Я сегодня одичавшая
Первой ночию любви.

Ты прости меня, невинную, -
Хоть не телом, но душой –
Не мани меня погибелью,
Странник поднебесный мой.

Не манит меня застывшая
Поволока глаз и ты:
Я сегодня одичавшая
Первой ночию любви.

* "Вкус ягоды ямальской" - 3 *

Осени

Исковеркана и вырвана из солнца
И низвергнута в зеленую листву.
Твой сентябрь – рождение младенца –
Без него я плакать не смогу.

Твой октябрь – девчонка, что струится
По ветвям кусочками огня.
Скажешь: «Небылицы!», - Небылицы?!
Без тебя нет жизни для меня.

Твой ноябрь… Немного в нем осталось,
Смерть в избитом теле мудреца
Собирает дань – и все ей мало,
Что коснулось этого лица.

Твой пожар – он в прошлом. Он освистан
Сборищем обыденных теней…
Для меня нет истиннее истин,
Чем секунды гибели твоей.

* "Вкус ягоды ямальской" - 3 *

* * *

Мне больно. Мне страшно,
Но не одиноко. Я просто сижу в темноте.
И жду, когда ты – то ли вор, то ли странник-
Появишься в темном окне.

И сердце бурлит, затухает рассудок,
Я будто бы обречена. Сижу и молчу,
Но танственно-сладко
Проклятье, что нынче ищу.

И все. Наперед угадать невозможно,
Что будет, когда ты придешь.
Лишь шорох шагов одичавше-тревожных
Ударит, как в спину – нож.

* "Вкус ягоды ямальской" - 3 *

* * *
Отрекись! – повторяло мне эхо.

Я твой голос пыталась узнать,
И песчинки негромкого смеха
Неумело старалась собрать.

Позови! – повторяли мне звезды.
Я тобою хотела гореть.
Виноватые, горькие слезы
Позволяли лишь тихо тлеть.

Я люблю! Говорю непривычно,
Только все это надо убить.
У зажегшихся окон столичных
Так нелепо уютностью быть.

Не звони. И тебя не услышу.
Не тревожь. И тебя разлюблю.
Одиночество больше и тише.
Я о нем слишком долго молю.

* "Вкус ягоды ямальской" - 3 *

* * *
Я промчусь, словно молния, светом,

Или ночью, как тень, промчусь.
Никому ты не скажешь об этом,
Никогда я к тебе не вернусь.

Я была (ты ведь знаешь, правда?),
Серых глаз отражала дрожь.
Ты в меня, словно в небо, падал,
Ты не знал, что все это – ложь.

А сейчас ты в сомненьях. Знаю,
Что была для тебя святой.
Я впервые, с улыбкой, таю,
Я впервые лечу домой.

* "Вкус ягоды ямальской" - 3 *

* * *
И снова бьется небо

О красные листья,
И снова снятся морю
Рябиновые кисти.

И если распахнется
Просторное ненастье,
Я знаю: это стонет
Ненайденное счастье.

* "Вкус ягоды ямальской" - 3 *

* * *
А мне так хотелось жить,

А мне так хотелось вернуться…
Кого же теперь мне корить,
Что сил не хватило проснуться?

* "Вкус ягоды ямальской" - 3 *

* * *
Я на ветке повисну капелькой,

Притворюсь и умру – живой.
И останется вечно моей – радуга.
А ночью… В клочья… Кап!

* "Вкус ягоды ямальской" - 3 *

* * *
Расставаться… А как расставаться,

Если встречи-то не дождалась?
Первым встречным на шею бросаться,
Эту жажду меняя на страсть?

Слышать губы и чье-то дыханье,
Чьи-то руки и чьи-то слова…
И бежать от своих ожиданий,
Говоря: «Это просто игра»?

Разменять эту боль на усталость?
Это лучше, чем кровоточить.
Я прошу у судьбы только малость:
Умереть… Слишком хочется жить.

* "Вкус ягоды ямальской" - 3 *

* * *
Я не ведаю счастья иного,

Чем полет у себя в груди.
И безумия грешно такого
Не испить до хмельной зари.

Я не ведаю тайны созвездий,
Слез туман расчерчу водой,
И проклятием страшным, небесным
Стану в ночь, когда Ты – со мной.

Благодать неизбежно ранит,
В черноте растворяя кровь.
Только в сердце бушует память –
Отпуская, зовет любовь.

* "Вкус ягоды ямальской" - 3 *

* * *
Опустела вечерняя улица,

Снег ложится на крыши домов.
Нет, не выдержишь, знаю, безумица,
Пустоты этих радужных снов.

И пускай всех потерь не измерено,
И пускай всех не сказано слов,
Ты сегодня, наверно, намеренно
Отпустила на волю любовь.

И она разлетелась, бордовая,
Словно свет через дымку вина,
И судьба не изношена – новая,
Непочатая, кем-то дана.

И глаза твои, в небо уставившись,
Отражают огни фонарей,
Вон сосед, так таинственно сгладивший
Эту боль слишком ласковым: «Эй!»

И к парадной подходишь так медленно…
Подождать? Оглянуться назад?
Ты хранишь свою рану так бережно,
И скрываешь за взглядом взгляд.

Силуэт его, видишь? Так боязно,
И слеза на ресницах… Смахни!
Стало жарко? А было холодно…
Прокляла? А теперь прости.

* "Вкус ягоды ямальской" - 3 *

 

 

наверх

 

 

Все тексты в нашей библиотеке предназначены только для личного использования.
Любое коммерческое использование текстов категорически запрещается.
Все права защищены. 2005-2014
Контактная информация