Губкинская
Централизованная
Библиотечная
Система


629830 ЯНАО г. Губкинский, 7 мкр., дом № 30.
Тел./факс: 5-27-73; Тел.: 5-21-06. E-mail:libry@pursatcom.ru


ОКТЯБРЬ

В Тюменской области


Октябрь

85 лет назад (1920) в Тюмени открылся сельскохозяйственный техникум. В 1926 году в нем учился Н.И.Кузнецов, будущий разведчик, Герой Советского Союза.


Октябрь

1919 г. Открылся первый детский сад в Тюмени (при спичечной фабрике).


1 октября

45 лет назад (1960 ) пущена первая очередь Тюменской ТЭЦ-1.


1 октября

1934 г. основан Ханты-Мансийский окружной архив.


2 октября

родился Петр Симон Паллас (1741-1811), знаменитый путешественник и натуралист, предпринявший ряд экспедиций по территории края.

Паллас Петр Симон,  русский естествоиспытатель, географ, путешественник.ПАЛЛАС Петр Симон (1741—1811), русский естествоиспытатель, географ, путешественник.
Родился в Берлине в семье профессора-хирурга. До тринадцати лет обучался дома под наблюдением отца. В 1754—58 слушал лекции в Берлинском медико-хирургическом коллегиуме. Изучал физику, математику и естественные науки в Галльском (1758) и Геттингенском (1759) университетах. В 1760 в Лейденском университете девятнадцатилетний Паллас защитил написанную по-латыни докторскую диссертацию. Проявил себя как биолог широкого профиля. Внес существенные изменения в систему Карла Линнея. Был избран членом Королевского общества Британии, Императорской Римской академии естествоиспытателей.
В 1767 Палласа рекомендовали Екатерине II как блестящего ученого, способного выполнить задуманные в России разносторонние исследования ее природы и хозяйства. 26-летний натуралист приехал в Петербург в роли профессора «истории натуральной», а затем ординарного академика. В июне 1768 в сопровождении жены, студентов Петербургской академии Вальтера, В. Зуева, Соколова, рисовальщика Дмитриева и препаратора Шуйского отправился в экспедицию для комплексного изучения Самарской, Оренбургской, Уральской, Уфимской и Пермской губерний.
В 1768—70 экспедиция Палласа проделала огромную работу по сбору научных сведений об экономике, геологии, географии, природе, климате, животном и растительном мире этого региона России, жизни и быте населяющих его народов. Впервые были получены достоверные данные о колебаниях уровня Каспийского моря, описаны неизвестные до того науке рыба севрюга и степное парнокопытное — сайгак. Задача, поставленная Академией наук, была выполнена. Паллас предложил продолжить исследовательские работы. Теперь их объектом становилась Южная Сибирь. План был одобрен.
В 1771 ученый покинул Челябинск и через Ишимскую степь двинулся к Омску. На этом этапе экспедиции он впервые встретил и описал белого журавля. Позднее на реке Вилюй обнаружил останки огромного доисторического животного, и наука обогатилась описанием шерстистого носорога. Экспедиция обследовала Тигерекские горы, Байкал, побывала в Семипалатинске, Змеиногорске, Иркутске, Кяхте, Удинске, Чите. На берегу Енисея им удалось найти огромную, в сорок пудов весом, железную глыбу. Паллас доставил уникальную находку в Петербург и сдал в Академию наук.
Весной 1773 экспедиция закончила исследовательские работы в Южной Сибири и стала готовиться к возвращению в Петербург. По плану Палласа оно должно было стать последним этапом и естественным завершением огромного исследовательского цикла изучения Сибири, начатого еще в 1768. Его эпилогом и послесловием. Предстояло «...собрать принадлежащие к натуральной истории Сибири вещи и такие места описать, до которых не касались в бывшие по сие время езды». Логика в этом была: годы спустя многое виделось и воспринималось по-иному. Прикаспийская низменность, например, предстала ретроспективному взгляду Палласа безбрежным водным пространством, связанным через Манычский пролив с Черным морем.
В середине 1774 экспедиция возвратилась в Петербург. Несмотря на правительственную поддержку, работа экспедиции проходила в нечеловечески трудных условиях. Тридцатитрехлетний Паллас возвратился из экспедиции совершенно седым и физически разбитым. А дел предстояло невпроворот: огромное количество накопившегося за эти годы материала, неразобранные записи, дневники наблюдений, коллекции, гербарии... Это была работа на многие, многие годы. И Паллас ушел в нее с головой. О предварительных результатах его сибирских одиссей научная общественность узнала из пятитомного «Путешествия по разным провинциям Российской империи», изданного на немецком (1771—76), русском (1773—78), французском и итальянском языках. В нем Паллас систематизировал собранные им сведения о флоре, фауне, промыслах, этнографии обширной территории европейской и азиатской частей России.
С интересом были встречены его «Мемуары о разновидностях животных», историко-географическое исследование «О российских открытиях на морях между Азиею и Америкою», двухтомный труд «Флора России», научные статьи по зоологии, в которых, в частности, описывались неизвестные науке дикий представитель рода лошадей — джигетай — и новый вид кошки.
В 1777 была опубликована получившая мировую известность его речь на собрании Петербургской академии наук «Наблюдения над образованием гор и над изменениями, происходящими на земном шаре, в частности, в отношении к Российской империи», в которой он сформулировал оригинальную теорию образования гор и развития Земли. Лет ему было еще немного, но здоровье оставляло желать лучшего. Сознавая это, он охотно помогал Академии наук составлять проекты экспедиций в Сибирь, но сам к участию в них уже не стремился. Зато был членом Топографической комиссии, историографом Адмиралтейской коллегии, членом Вольного экономического общества и обучал естественным наукам внуков Екатерины II.
В 1790 он за собственный счет отправился в путешествие со своими домочадцами в Крым, только что присоединенный к России. Семейная экспедиция побывала в Твери, Москве, Судогде, Арзамасе, Пензе, Саратове, Царицыне, Сарепте, Астрахани, поднялась по реке Куме в Ставрополь и уже оттуда через Новочеркасск и Перекоп прибыла в Симферополь.
В 1794 Паллас представил Академии отчет о проведенных на полуострове исследованиях — крайне интересное описание Крыма — «Краткое физическое и топографическое описание Таврической области» одновременно с прошением императрице разрешить ему переселиться в Крым для поправки здоровья. Екатерина II прошение удовлетворила.
В 1795 Паллас переехал в Крым и прожил там последние пятнадцать лет своей жизни. Продолжал исследовать этот благодатный край. Писал научные статьи. Заканчивал работу над «трудом всей своей жизни»— «Российско-Азиатской зоографией». И одновременно всячески содействовал созданию сети казенных школ и училищ, становлению службы лесного хозяйства, развитию садоводства и виноградарства на полуострове. Но постоянная земельная тяжба с соседями, малярия, стремление повидать старшего брата, желание ускорить издание написанного труда — «Российско-Азиатской зоографии» — привели его к решению «с высочайшего соизволения» переехать в Берлин, где он не был более 42 лет.
Натуралисты Пруссии с почетом встретили 70-летнего старца. Паллас окунулся в научные новости, мечтал о поездке по музеям Франции и Италии, но расстроенное здоровье давало о себе знать. В сентябре 1811 его не стало.
Имя Палласа присвоено рифу у берегов Новой Гвинеи, вулкану в Курильской гряде, административному центру в Волгоградской области.

//Гацунаев Н.К. Географы и путшественники. – М.: «РИПОЛ КЛАССИК», 2000. – С.350-354.


5 октября

275 лет со времени ссылки в Березов (1730) князя Алексея Григорьевича Долгорукова с семьей.

Князь Алексей Григорьевич Долгоруков с семьей сменил в березовской ссылке опального А.Д. Меншикова в 1730 году. Причиной ссылки послужила смерть императора Петра II, обрученного с дочерью Долгорукова Екатериной и воцарение герцогини Курляндской Анны Иоановны. Долгоруковых обвинили в присвоении ценностей из казны, а затем - в государственной измене.
Сначала князей сослали в их пензенские вотчины, но с половины пути вернули с предписанием ехать в Сибирь. Добираться пришлось в тяжелейших условиях: то по воде на стругах, то на подводах. Целый месяц плыли ссыльные от Тобольска до Березова на грязном дырявом дощанике. А всего их путь длился полгода.
В Березов Алексей Григорьевич прибыл с женой, Прасковьей Юрьевной, четырьмя сыновьями, тремя дочерьми и женой сына Ивана Натальей Борисовной, дочерью графа Шереметьева. Семью поселили в деревянном остроге, где незадолго до них содержался Меншиков. Привыкшим к роскоши Долгоруковым пришлось вести самое убогое существование, выносить голод, зимнюю стужу. Они постоянно находились под надзором солдат, которые сопровождали князей даже в церковь. Им строго запрещалось иметь бумагу, чернила, общаться с местными жителями. Престарелый князь с женой не вынесли тяжести ссылки и умерли один за другим в 1734 году.
Главой семейства стал Иван Алексеевич. К этому времени Долгоруковы стали пользоваться относительной свободой. Начальник караула капитан И. Михалевский и воевода И. Бобровский всячески пытались облегчить участь ссыльных. Долгоруковы постоянно бывали в городе, общались с жителями, "вели нескромные речи про Анну и Бирона". Последовал ряд доносов и в апреле 1738 года князя Ивана заключили под стражу, а в августе вместе с братьями увезли в Тобольск, посадили в тюрьму, заковали в кандалы, судили и приговорили к новым испытаниям. Молодых князей сослали: Алексея и Александра - на Камчатку, Николая - в Охотск. Трех княжон заточили в женские монастыри. Ивана увезли в Новгород и там колесовали. Одновременно было репрессировано более ста березовских жителей, проявивших сочувствие к Долгоруковым.
В 1740 году Анна Иоановна позволила Н.Б. Долгоруковой покинуть Березов и княгиня вернулась в Москву как раз в день смерти императрицы. Вошедшая на престол Елизавета простила Долгоруковых: княжон освободила от монашеских обетов и выдала замуж, вернула из ссылки братьев.
Наталья Борисовна, вырастив двух родившихся в Березове сыновей, уехала в Киев и стала монахиней. В монастыре она написала "Памятные записки" - выдающийся литературный памятник XVIII века. С их страниц слышится живой, страдающий и вместе с тем мужественный голос женщины, ставшей жертвой придворных интриг.

//В помощь краеведу. Материалы к календарю знаменательных и памятных дат Тюменской области на 2000 год. – Тюмень, 1999. – С.52-53.


5 октября

1929 г. родился Иван Прокопьевич Захаров, журналист, краевед, почетный гражданин г. Сургута.


5 октября

родился Борис Евдокимович Щербина (1919-1990), зам. председателя Совета Министров СССР, председатель Бюро Совета Министров СССР по топливно-энергетическом комплексу (с 1984 г.). Возглавлял Тюменский обком партии (1961-1973), внес большой вклад в освоение и становление Западно-Сибирского нефтегазового комплекса.


8 октября

1949 г. основано Ишимское педагогическое училище (в 1954 г. преобразовано в пединститут).


8 октября

родился Сергей Владимирович Бахрушин (1882-1950), выдающийся советский ученый, исследователь истории Сибири.

Сергей Владимирович Бахрушин (1882-1950), выдающийся советский ученый, исследователь истории СибириВ научной деятельности выдающегося советского историка С.В. Бахрушина труды по истории Сибири занимают главное место.
Родился Сергей Владимирович в 1882 г. в Москве. В 1904 г. окончил Московский университет. С 1909 года он приват-доцент, а с 1927 и до конца жизни (умер в 1950 г.) — профессор этого же университета.
Как ученый и общественный деятель С.В. Бахрушин начал формироваться еще в дореволюционное время. Уже тогда он выступил с исследованиями по истории России, которые показали, что в науку вошел незаурядный ученый, историк широкого профиля — теоретик, источниковед, историограф.
Научное наследие Бахрушина огромно. Ученый оставил глубокий след в изучении всех проблем, к которым обращался как исследователь. Он обладал исключительной, поистине энциклопедической эрудицией в области отечественной истории. Его влекли к себе спорные проблемы общественного строя Киевской Руси, огромное значение имеют работы историка по изучению социально-экономического положения России
конца средневековья. Его труды по истории ремесла, торговли и города в России XVI-XVII вв. и поныне остаются одними из самых значительных в этой области. Исследования С.В. Бахрушина по истории классовой борьбы в России также принадлежат к лучшим образцам отечественной историографии. Но в широких научных кругах Сергей Владимирович Бахрушин известен прежде всего как историк Сибири.
Сибирь всегда оставалась любимой темой ученого. Изучение сибирской истории он начал в молодые годы и продолжал буквально до последних дней жизни. Всего по истории Сибири им было создано около шестидесяти работ, первой из которых стала блестящая статья "Туземные легенды в "Сибирской истории" С. Ремезова", опубликованная в 1916 г.
В дальнейшем С.В. Бахрушин тщательно изучил главные сибирские летописи — Строгановскую и Есиповскую, дал тонкий анализ источника житийного характера в статье "Легенда о Василии Мангазейском". Впоследствии Сергей Владимирович обратился к изучению актового материала и богатой сибирской историографии. Одной из лучших работ С.В. Бахрушина в этой области стала статья "Г.Ф. Миллер как историк Сибири", опубликованная в 1937 г.
Наибольшую ценность представляет та часть работ ученого, в которой исследовались пути русских людей в Сибирь и события, приведшие к включению Севера Азии в состав Русского государства. Наиболее полное отражение эти сюжеты нашли в "Очерках истории колонизации Сибири...", открыв перед читателем целую галерею образов отважных землепроходцев.
С именем С.В. Бахрушина связано и изучение сибирских народов. В 1925 г. он опубликовал свою первую работу в этой области — "Самоеды в XVII в.". В 1935 г. напечатана книга "Остяцкие и вогульские княжества в XVI-XVII вв.". В 1948 г. вышла статья "Основные линии истории обских угров".
История Сибири занимала значительное место и в преподавательской деятельности С.В. Бахрушина. Курсы по этой теме он читал в Московском университете, в Институте народов Севера в Ленинграде. Много сделал ученый для широкой пропаганды истории Сибири. С этой целью он выпустил ряд популярных работ, рассчитанных на широкий круг читателей.
Все труды Бахрушина сохранили свою свежесть и до сих пор служат необходимым пособием при занятиях историей Сибири.

//В помощь краеведу. Материалы к календарю знаменательных и памятных дат Тюменской области на 2002 год. – Тюмень, 2001. – С.66-67.


8 октября

1964 г. – начало строительства Тюменского домостроительного комбината.


9 октября

1991 г. образован Тюменский областной центр документации новейшей истории.

ТОЦДНИ был открыт в 1991 году на базе бывшего партийного архива Тюменского обкома КПСС, созданного в марте 1945 года.
В 1976 году для партархива было построено специальное здание, куда даже коммунисты имели доступ по специальному разрешению секретаря обкома по идеологии.
Сегодня документы партии доступны всем. ТОЦДНИ - крупное архивное учреждение в системе государственной архивной службы Тюменской области. В центре около 500 000 архивных дел бывших партийных и комсомольских органов, документы общественных организаций, в которых отражена общественно-политическая жизнь Тюменской области с 1917 года до нашего времени. Здесь можно найти материалы газет, средств массовой информации. Центр получил на хранение часть архивов бывшего КГБ, документы партийных комитетов со всей области. Сотрудниками Центра ведется огромная работа по отбору информации на хранение со многими общественными организациями, политическими партиями и движениями, а также по созданию личных фондов известных общественно-политических деятелей города Тюмени и области.
В целях более широкого знакомства общественности с ранее закрытой информацией с 1997 года Центром проводятся "Дни истории Тюменского края". Новая нетрадиционная форма работы позволяет открыть для исследователей неизвестные страницы из истории области, познакомить всех желающих с летописью жизни городов, районов, поселков и деревень.

//В помощь краеведу. Материалы к календарю знаменательных и памятных дат Тюменской области на 2001 год. – Тюмень, 2000. – С.29.


9 октября

1924 г. родился Вениамин Данилович Панов, актер Тюменского государственного театра драмы и комедии.

В декабре 1999 года в Тюменском театре драмы "случился" необыкновенно задушевный и счастливый бенефис - отмечали 75-летие со дня рождения и 50-летие творческой деятельности заслуженного артиста Чечено-Ингушетии и Осетии, заслуженного артиста России, первого лауреата ежегодной премии имени народного артиста России Г.И. Дьяконова-Дьяченкова В.Д. Панова.
Вениамин Данилович Панов - сибиряк по рождению и "корням". Родился в 1924 г. в с. Инкино Томской области. Его прапрадед был из отряда казака Никиты Пана, отсюда и фамилия - Панов. В те времена в Сибири было много ссыльных. Один из них, Давид Зеленских, взялся учить сибирского мальчика, кроме прочего, еще и декламации: "Это были мои первые своеобразные театральные пробы". Затем учеба в школе - сначала в неполной средней, потом в с. Калпашево, районном центре.
Позднее уехал в Барнаул, к сестре. Там впервые попал в театр, увидел спектакль "Человек с ружьем". "...Я понял, что театр может возродить историю. Показать то, что больше нигде увидеть невозможно. Так у меня родилось любопытство к театру". Потом поехал в Новосибирск учиться, собирался стать геологом-разведчиком. Однажды попал на спектакль, где ребята на сцене играли геологов - осуществляли мечту Вениамина. В последующие дни те же молодые артисты играли совсем других героев. Подумалось: "Буду всю жизнь ходить по экспедициям - ничего не узнаю. А здесь люди - из эпохи в эпоху, из характера в характер». И он устроился работать в театр... художником. Получил возможность бесплатно ходить на все спектакли.
Почти одновременно стал посещать занятия театральной студии Дома художественного воспитания детей. В той же студии занимались Нина Мамаева и Инна Макарова, ставшие впоследствии известными артистками. Началась Великая Отечественная. После войны Панов попал в г. Орджоникидзе, учился в музучилище и театральной студии. И вот, наконец, профессиональная работа. Первая классическая роль - Паншин в ''Дворянском гнезде".
В 1950 г. Панов переехал в Тюмень, которая тогда была всего лишь деревянным городишком. Но театральным. "Причем первозданно театральным. С каким-то детским любопытством к театру". Здесь Вениамин Данилович проработал четыре года. Артист Панов любил переезжать - его влекли новые места, впечатления. Работал на Дальнем Востоке, в Томске, Иваново, Краснодаре. В Томске довелось работать в музыкально-драматическом театре. Играл в драме, пел в оперетте и даже однажды попал в балет, танцевал в "Эсмеральде" партию Клода Фроло.
Во второй раз он приехал в наш город в 1993 г. в 69 лет, из г. Грозного (когда там начались известные события). Вениамин Данилович был уверен, что здесь, в Тюмени, уже никому не нужен. "И вдруг... Владимир Здиславович Коревицкий приглашает меня в театр. Алексей Иванович [Ларичев, режиссер] подарил мне Кузовкина в "Нахлебнике", о чем я даже не мечтал! Тюменский театр продлил мне жизнь, творческую и физическую".
В.Д. Панов - уникальный человек, пишет стихи, сведущ в литературе, литературоведении и языкознании, библиофил, читает труды по теоретической физике (еще одна мечта, которой не суждено было исполниться), поддерживает отличную спортивную форму. "Он обладает важным актерским качеством - умеет не только правильно говорить и красиво двигаться, но имеет очень богатый внутренний мир, который излучает энергию, передающуюся зрительному залу..." (А. Ларичев, главный режиссер). В. Коревицкий, директор: "Сегодня рядом с ним есть люди моложе, но... старше. Вибрирующий, красивый, мощный, мягкий, интеллигентный, добрый, тонкий, умный, постоянно готовый - вот его портрет…»

//В помощь краеведу. Материалы к календарю знаменательных и памятных дат Тюменской области на 2004 год. – Тюмень, 2003. – С.83-84.


10 октября

родился Петр Семенович Бахлыков (1932-1999), краевед, художник, писатель, заслуженный работник культуры.

Пётр Семенович Бахлыков (1932-1999) был из плеяды русских самородков, на которых держалась и держится наша земля. Человек, не получивший систематического базового образования (помешала война), оставил после себя целое наследие. Это живопись, графика, скульптура, книги и музей. Таких людей, как он, есть все основания называть великим словом - Просветитель.
Родился Пётр Семенович 10 октября 1932 г. в деревне Вахлова Сургутского района. Учился в школе соседнего поселка Погорельск. Работать начал подростком - на добыче рыбы, охотничьем промысле, лесозаготовках. После окончания в 1955 г. армейской службы был бригадиром рыбодобычи, управляющим отделением совхоза в д. Вата.
В 1961 г. переехал с семьей в с. У гут, считавшееся национальным центром юганских ханты, работал техником-лесоводом, егерем и даже учительствовал.
С 1965 г. Петр Семенович начал целенаправленно изучать культуру юганских ханты. Бывая в отдаленных юртах, он с интересом собирал легенды, предания, предметы материальной культуры. Итогом многих лет кропотливого собирательства и изучения истории явилось открытие в 1979 г. Угутского краеведческого музея, в основу которого легли собранные Петром Семеновичем коллекции археологических находок, предметов быта (одежды, домашней утвари, национальных музыкальных инструментов). Задумав обогатить экспозицию музея жанровыми картинами из жизни ханты, он смело взялся за кисть и... стал художником. Картины его, выполненные в упрощенной манере письма, непосредственны, дышат теплом и трогают душу.
Первым художественным опытом Петра Семеновича явилась копия известной картины "Богатыри" (1973 г.), но уже в 1979 г. из-под его кисти вышел подлинный шедевр. Картина "Дитя природы" изображает старика-ханты, плывущего на лодочке-долбленке. Столько в этой фигуре света, мудрого, лукавого спокойствия и одухотворенности! Все последующие работы также ясны и высоки по настроению. Сейчас можно сказать, что он писал не только душу народа, культуру которого глубоко ценил и понимал, но и свой собственный внутренний портрет. В1980 г. состоялась персональная выставка в Сургуте. Петр Семенович очень не хотел, чтобы его работы покидали Угут. Тюменский музей сумел в свое время уговорить его сделать несколько авторских копий ("Счастливые", "Трофим Фомич", "Последний").
П.С. Бахлыков принимал участие в выставках в Сургуте, Ханты-Мансийске, Тюмени, Москве, его картины были отмечены наградами, дипломами. Большая работа по созданию музея и художественное творчество получили признание. В 1994 г. Петру Семёновичу было присвоено звание заслуженного работника культуры России (в 1996 г. - Ханты-Мансийского округа). В 1995 г. вышел альбом живописных полотен П. Бахлыкова. Но творческие силы далеко не были исчерпаны. В 80-е гг. им были написаны историко-этнографическая книга о юганских ханты и роман "Медвежья падь". Обе работы увидели свет в 1996 г. в тюменском издательстве "СофтДизайн".
Можно утверждать, что Угут, как культурный центр, состоялся во многом благодаря тому, что в нем жил и творил П.С. Бахлыков. Он связал Угут со всем миром. С ним общались ученые из Томска, Тюмени, Санкт-Петербурга, Екатеринбурга и других городов страны, часты были гости из-за рубежа. Он первым разглядел ценность юганской земли, стал ее певцом и хранителем. В 1999 г. Угутскому музею было присвоено имя П.С. Бахлыкова.

//В помощь краеведу. Материалы к календарю знаменательных и памятных дат Тюменской области на 2002 год. – Тюмень, 2001. – С.68-70.


12 октября

1932 г. родился Вилнис Мартынович Пинтис, актер, педагог, заместитель директора Тюменского драматического театра, заслуженный работник культуры.

Вилнис Мартынович Пинтис

Накануне своего очередного юбилея он по-прежнему эффектен и - подтянут. В.М. Пинтис, актёр Тюменского театра драмы и комедии, на сцене с 1956 г. За всю актёрскую жизнь им сыграно немало ролей: Наполеон в спектакле "Катрин Лефевр" В. Сарду и Э. Море, Хлестаков в "Горе от ума", Ришелье в "Трёх мушкетёрах", Николай I в пьесе Б. Окуджавы "Глоток свободы" и др.
За актером надолго закрепилось двойное амплуа: "салонного героя" и "отрицательного персонажа". "Переиграл всех царей, всех сволочей, каких только можно, был моложе — играл героев-любовников, простаков", - с юмором вспоминает актёр. Работал с разными режиссёрами, прошёл разные школы и направления. Любимец публики, блестящий актёр. Часто его партнёром по спектаклям становилась замечательная актриса нашего театра А. Колиниченко, жена В.М. Пинтиса.
Может сложиться впечатление, что Вилнис Мартынович — баловень судьбы. Однако она далеко не всегда была к нему благосклонной. В годы сталинских репрессий его семью выслали из Латвии в Сибирь. Мама умерла в сорок третьем, отец пропал где-то под Кировом, в лагерях. Русская женщина-врач заменила мальчику мать в годы войны в суровой и голодной Игарке.
Наперекор всему Вилнис сумел выжить, выстоять. Когда подошло время, поступил учиться в Красноярский медицинский техникум, с последнего курса его призвали в армию. Уже в армии начал участвовать в художественной самодеятельности. После демобилизации вернулся в Красноярск. На очередном смотре художественной самодеятельности был замечен и приглашён в театральную студию при Красноярском театре. Первая большая роль — Вельский в пьесе А. Толстого "Касатка" в Канском городском театре (сезон 1957-1958 гг.).
Потом были Оренбург, Магнитогорск, Уфа, Рязань, Курган, Чита и, наконец, с 1970 г. Тюмень. В.М. Пинтис убеждён, что актёры должны мигрировать из одного театра в другой, менять режиссёров, творческое направление, - это обогащает актёра, в противном случае он начинает топтаться на месте. Вилнис Мартынович прошёл прекрасную школу мастерства в разных театрах страны, - не случайно до 1985 г. он был ведущим актёром Тюменского театра драмы и комедии.
Давно замечено, что талантливые люди, как правило, наделены талантом сразу в нескольких сферах деятельности и творчества. В.М. Пинтису, кроме актёрского, всегда был присущ организаторский талант, что не прошло незамеченным. В 1985 г. он был приглашен на должность заместителя директора театра. Занимаясь административной деятельностью, он в течение двух лет продолжал играть в спектаклях. Сейчас актёр на пенсии, но продолжает успешно работать в качестве заместителя В. Коревицкого, директора театра. Труд артиста по достоинству был отмечен в 1999 г., когда вышел Указ Президента России от 6 января за номером 21 о присвоении В.М. Пинтису звания заслуженного работника культуры России.

//В помощь краеведу. Материалы к календарю знаменательных и памятных дат Тюменской области на 2002 год. – Тюмень, 2001. – С.70-72.


13 октября

1936 г. родился Андрей Семенович Тарханов, мансийский поэт.

Андрей Семенович Тарханов, мансийский поэт.Тарханов Андрей Семенович (13 октября 1936 г.) — мансийский поэт и прозаик, член Союза писателей с 1980 года. Пишет и печатается на русском языке. Родился в д. Аманья Кондинского района Ханты-Мансийского автономного округа. Окончил Ханты-Мансийское педагогическое национальное училище в 1956 году, работал учителем. В 1961 году закончил Ленинградский педагогический институт им. А.И. Герцена. Вернувшись в Ханты-Мансийск, работал собкором окружной газеты «Ленинская правда». После учебы на Высших курсах сценаристов и режиссеров при Союзе кинематографистов СССР был редактором Ханты-Мансийской студии телевидения.
Первые стихотворения А.С. Тарханова были опубликованы в конце 1950-х годов в альманахах «Молодой Ленинград», «На Севере дальнем», «Сибирские просторы», в газете «Ленинская правда». Поэтический сборник «Первая завязь» выпущен в Тюмени (1963). А.С. Тарханов — автор более десяти книг стихов и прозы, изданных в Тюмени, Свердловске, Москве. Последний сборник поэта «Плач неба» вышел в 1996 году.
А.С. Тарханов входит в редакционную коллегию альманаха «Эринтур». Живет и работает в Ханты-Мансийске.

//Лукоморье. Литературная хрестоматия: Книга для учащихся 5-7 кл. – Тюмень: «СофтДизайн», 1997. – С.313.


14 октября

1938 г. родился Владислав Семенович Крапивин, известный российский писатель, уроженец Тюмени.

Крапивин Владислав Петрович родился в Тюмени 14 октября 1938 года. Учился на факультете журналистики УрГУ. После окончания вуза (1961) работает в свердловских газетах и журнале «Уральский следопыт». После приема в профессиональный писательский союз (1964) переходит на творческую работу, быстро становится всемирно известным детским писателем. В середине 60-х годов организует в Свердловске юношеское объединение «Каравелла».
В 1974 году Крапивин становится лауреатом премии Ленинского комсомола. Первый сборник рассказов — «Рейс Ориона» (1962). Широко известны книги писателя «В ночь большого прилива» (1979), «Летящие сказки» (1982), «Мальчик со шпагой» (1984), «Мушкетер и фея» (1986), «Шестая Бастионная» (1987) и др.
В 1988 году выходит 3-томное собрание сочинений в издательстве «Детская литература». В 1992 г. в Свердловске-Екатеринбурге завершено издание 6-томного собрания сочинений. С 1986 года работает над историко-философским циклом повестей «В глубине Великого Кристалла». Уже напечатаны повести «Выстрел с монитора», «Белый шарик матроса Вильсона», «Гуси, гуси, га-га-га» и др.
Тюменская тема, особенно детские годы, постоянно занимает Крапивина, ей посвящены лирико-романтические и романтические главы в повестях «Тополиная рубашка», «Белый шарик матроса Вильсона», в детском романе «Голубятня на желтой поляне». Крапивин много раз бывал в Тюмени, живет в Екатеринбурге.

//Лукоморье. Литературная хрестоматия: Книга для учащихся 5-7 кл. – Тюмень: «СофтДизайн», 1997. – С.307.


15 октября

родился Савва Иванович Мамонтов (1841-1918), известный российский купец-меценат и вместе с тем музыкант, певец, драматург, режиссер, скульптор… уроженец Ялуторовска.

Русский меценат Савва Иванович Мамонтов

 

Русский меценат Савва Иванович Мамонтов родился в 1841 году в городе Ялуторовске Тобольской губернии. Отец его, Иван Федорович, занимался винным откупом и, по воспоминаниям сына, "был близок и как будто родственно связан с некоторыми из декабристов". К сожалению, связь эта была покрыта тайной. Впоследствии в доме Мамонтовых в Москве бывали вдова декабриста А. Ентальцева, М. Муравьев-Апостол, И. Пущин, Е. Якушкин, Е. Оболенский. Имя И.Ф. Мамонтова называют среди имен тех сибирских купцов, кто помогал "политическим преступникам" наладить бесцензурную переписку с родными и друзьями в России. Преклонение перед декабристами на всю жизнь сохранилось в душе Саввы Ивановича, на стене его кабинета всегда висели портреты некоторых из них.
Ялуторовск — маленький провинциальный городок - был тесен делавшему карьеру Ивану Федоровичу. Семья переезжает сначала в Чистополь, затем в Орел и Псков, нигде подолгу не задерживаясь, а в 1849 или в 1850 году окончательно обосновывается в Москве. Здесь И.Ф. Мамонтов основал Закаспийское торговое товарищество, построил несколько гостиниц.
Савва Иванович с молодых лет окунулся в коммерцию: знакомился с нефтяными разработками в Баку, изучал товарные фактории в Персии, доставлял товар в Нижний Новгород на знаменитые ярмарки. Учась Савва Иванович Мамонтовна юридическом факультете Московского университета, будущий меценат серьезно увлекся искусством. Даже глубокое изучение шелкового рынка в Италии не помешало ему познавать секреты классической оперы. В историю искусств наш земляк вошел как талантливый скульптор, автор драматических произведений, режиссер спектаклей в собственном театре.
Подмосковное имение С.И. Мамонтова Абрамцево стало одним из центров культурной жизни России второй половины XIX века. Здесь часто бывали, подолгу жили и работали художники В. Васнецов, В. Серов, В. Поленов, К. Коровин, М. Нестеров, И. Репин, скульптор М. Антокольский. К живописцу М. Врубелю признание пришло только после того, как С.И. Мамонтов построил для его картин специальный павильон на Нижегородской всероссийской выставке. Савва Иванович помог "пробиться" Ф. Шаляпину, добился известности композитора М. Мусоргского, поддерживал Н. Римского-Корсакова.
В начале XX века Мамонтов был обвинен в финансовых махинациях при строительстве Московско-Архангельской железной дороги. Суд вынес ему оправдательный приговор, но меценат был разорен. Последние годы жизни он провел в основном в Абрамцево, ведя замкнутый образ жизни, потеряв за несколько лет многих близких и друзей. Он умер в 1918 году.

//В помощь краеведу. Материалы к календарю знаменательных и памятных дат Тюменской области на 2001 год. – Тюмень, 2000. – С.30-31.

Мамонтовы всегда гордились тем, что они — русские


Анна Пясецкая

Савва Мамонтов Савва Мамонтов - имя для России нарицательное, вызывающее в памяти представление о душевной щедрости, бескорыстной помощи людям искусства. И очень жаль, что сегодня, по прошествии ста лет, оно остается невостребованным примером для новой генерации российских предпринимателей. Так я думала, направляясь на встречу с человеком, который носит то же имя.
Правнук и тезка великого мецената недавно приезжал в Москву из Аргентины, чтобы навестить старшего сына Сергея, который уже больше десяти лет живет в России. Я беседовала с ними обоими в фойе Концертного зала имени П.И.Чайковского, отметив про себя, что фамильный интерес к искусству сохранился. Мы говорили о многом, но, о чем бы ни заходила речь, фоном служила история знаменитой семьи, сполна испытавшей драматические перипетии, которыми, не скупясь, одарил Россию XX век. Дедушка старшего из моих собеседников Всеволод Саввич был первым директором Музея-усадьбы Абрамцево, а отец Андрей Всеволодович вынужден был еще юношей покинуть родину. Ему было 18 лет, когда пароход, переполненный такими же, как он, солдатами Белой Армии, отчалил от пристани Новороссийска и взял курс на Кипр, где не было ни войны, ни «красных», ни «белых». Не было, возможно, и будущего. А в покинутой стране остались родовое имение, гостиница «Метрополь», в которой был пай его деда, и им же построенная Ярославская железная дорога…
Напасти продолжали преследовать Андрея. Он чудом выжил после тифа. Потом перебрался в Югославию, где и встретил свою любовь — украинскую девушку Александру, от которой родились дети — Елена и Савва. После Второй мировой войны оказался в лагере беженцев в Австрии, чуть не попал с семьей в лапы НКВД. Наконец ветер скитаний занес их в Аргентину, ставшую домом для Мамонтовых. В этой далекой стране и родился его старший внук Сергей, судьба которого через много лет вновь переплелась с Россией. Но первые вопросы я все же адресовала Савве Андреевичу. Выяснилось, что в России он не впервые — был здесь в 1974 году вместе с аргентинским коллегой — по делам. Савва Андреевич вел переговоры о продаже оборудования для укрепления кровли шахт. По пути в Донецк остановились в Москве, в гостинице «Россия».
- Выходим как-то из отеля на улицу, а перед нами у стоянки такси — длинная очередь, — вспоминает Савва Андреевич. — Подходим поближе, разговаривая между собой по-испански. Публика, услышав иностранную речь, с интересом на нас посматривает - в те годы заезжие иностранцы воспринимались еще в диковинку. И тут я по-русски осведомился у женщины, стоявшей впереди: «Вы последняя?» Она удивилась: «Иностранец, а так хорошо говорите на нашем языке!». Разговорились. На ее вопрос ответил честно: я, мол, сын белогвардейского офицера, приехал в столицу по делам. После этих слов ее будто ветром сдуло (смеется). А в 1989 году, при перестройке, когда состоялся мой второй визит в Россию, ситуация заметно изменилась, ни с чем похожим мы уже не сталкивались.
- У вас никогда не возникало желания вернуться в Россию? - Я ведь рожден в Югославии. И в России не осел, поскольку уже прирос к другой жизни. Однако это обстоятельство не мешает мне постоянно переживать за родину. Я думаю по-русски, и поэтому - русский!
- Вы бы хотели, чтобы ваши сыновья женились на аргентинках?
- Мой старший сын дважды выбирал себе в супруги русских женщин (улыбаясь, поглядывает на Сергея). Думаю, моим детям было бы сложно жениться на иностранках, поскольку они воспитывались на русской культуре. Между прочим, в Аргентине есть семьи, где муж русский, а жена из Латинской Америки. Аргентинки прилежно учат русский язык и пытаются воспитывать детей как представителей другой страны, эмигрантов. Да, женщины ради семейного очага многим могут пожертвовать...
Теперь, когда речь зашла о поколении детей, я переключилась на Сергея Саввича. Высокий, голубоглазый, он с удовольствием рассказывал о своей жизни в Аргентине.
- Долгое время мы жили в пригороде Буэнос-Айреса, Флориде, - вспоминает Сергей. - Да-да, и в Аргентине встречаются местечки с такими громкими названиями. В доме также жили бабушка и дедушка. Дедушка Андрей рассказывал много о России, про свою мать, сестер Катю и Соню, оставшихся в Союзе. Они были репрессированы.
Бабушка читала мне русскую классику. Особенно запомнилась «Капитанская дочка». Несмотря на то, что у нашей семьи тогда были очень скромные возможности, по выходным мы все уезжали в клуб играть в теннис. Это очень объединяло семью. Кстати, между собой мы говорили исключительно по-русски. По субботам я посещал скаутскую школу, где преподавали историю России, Закон Божий, устраивали спортивные состязания и игры. В Аргентине было создано общество любителей русского театра, и мы, дети эмигрантов, принимали в постановках активное участие. После школы поступил на экономический факультет Аргентинского университета предпринимательства...
Россия была вожделенной мечтой Сергея, очень хотелось хоть краешком глаза посмотреть на нее. Неужели там на самом деле все так плохо, как пишут в газетах? И вот в 1981 году Сергей со своей первой женой приехал в Москву. Он понял, что в России уже мало кто верит в коммунистическую идеологию, страна переживала экономический кризис. Было понятно, что перемены неизбежны и жизнь здесь станет очень интересной. С началом перестройки Сергей все чаще стал приезжать в Россию, представляя различные аргентинские фирмы.
- Жена не хотела переезжать, поскольку не была уверена, что для наших троих детей здесь будет стабильная жизнь, — улыбается Сергей. — Так что окончательно я перебрался в Москву лишь в 1991 году. К тому времени, я уже снял свою первую квартиру и работал в качестве консультанта и переводчика с аргентинскими и русскими фирмами. Все-таки, когда у тебя есть тыл, уезжать не страшно. Если бы у меня что-нибудь не сложилось в России, я бы, конечно, вернулся. Но почему не попробовать свои силы в стране предков?..
События в России развивались стремительно, бурно. Сергей оказался свидетелем августовского путча 1991 года и даже ухитрился проникнуть в осажденный Белый дом. Это было вечером 20 августа, когда все уже понимали, что путч обречен. Мамонтов подошел к одному из организаторов нескончаемого митинга и говорит: «Хотите, я выступлю перед народом?». Его спрашивают: «А ты кто такой?» — «Я — Мамонтов, из Аргентины, знаете такую фамилию?» — «Конечно! Ради бога, выступай!» И объявляют: «Мамонтов! Из эмиграции».
- И что вы думаете? Я говорю минут шесть по всем правилам ораторской речи. Толпа заводится, и, когда я в конце кричу «Ура!», мой клич подхватывают 250 тысяч человек. После этого случая я из России уехать уже не мог.
- Какую судьбу вы пожелали бы своим детям, оставшимся за границей?
- Я бы хотел, чтобы они приехали в Москву, окончили здесь университет и говорили бы по-русски. Но это утопия!
- Можете ли вы дать ответ на сакраментальный вопрос — как нам обустроить Россию?
Савва Андреевич: Представьте себе Россию в виде дома, которому нужен прочный фундамент. В отношении государства прочный фундамент — это его граждане. На мой взгляд, элиты быть не должно. Должны быть граждане, которые верят в себя и чувствуют гордость от того, что тут живут. Люди, которые не питают к себе уважения и не чувствуют внутренней силы — это «плохие кирпичи». У русских людей должно быть чувство плеча. Пока у вас не сформируется зрелое гражданское общество, успех не придет.
- А каков менталитет у людей в Латинской Америке? Очень он отличается от русского?
- К сожалению, у латиноамериканцев подход к делу такой же, как у русских: если кто-то потерял кошелек — счастье для того, кто его нашел. А ведь свобода заключается в том, что ты уважаешь права соседа. На уровне подсознания есть две концепции мироздания - латинская и англосаксонская. Англосаксонцы считают, что все в этом мире меняется, и чтобы удерживаться на уровне, необходимо все время двигаться вперед. А латиноамериканцы и славяне хотят добиться чего-то, а потом покрепче держать, приговаривая: «Это мое!».
Сергей: Нельзя делить государственное имущество среди бывших комсомольцев и называть это демократией! Коммунисты совершили революцию, все у всех отобрали, а потом немножко перестреляли друг друга... В результате у народа ко всему развилась апатия. Думаю, что тем же французам, немцам и американцам было бы стыдно так «хапать», как это делали и делают в России. На Западе уже сформировано прозрачное общество, там все на учете. В России же никто не владеет правдивой информацией. Народ сам по себе, и власть сама по себе. Для того же, чтобы построить гражданское общество, должно смениться не одно поколение людей...
Несколько лет назад Сергей открыл в Москве небольшую фирму, которая помогала людям переезжать в Аргентину. Каждому клиенту он пытался объяснить, на какой важный шаг тот решается: «Вы отправляетесь за куском хлеба. У вас есть мозги и руки, но когда у вас будут рождаться дети, встанет вопрос, кем они будут?» — «Нам все равно кем, — отвечали клиенты. — Пусть они будут аргентинцами!» — «Но вы же не аргентинцы, в чужой стране вы так и останетесь русскими. У вас будет неоднородная семья, на каком языке вы будете разговаривать с внуками?» На эти вопросы у людей не было ответа, потому что они никогда их себе не задавали...
В последние годы Сергей получает грустные письма от бывших клиентов. Они пишут, как непросто им находить деньги на образование детям, как трудно получить высокооплачиваемую работу. Проскальзывают и такие фразы: «Как мне скучно, хочу в Подмосковье копать огород...»
- Так где же выход?— не унимаюсь я.
- За границей надо уметь приспосабливаться к чужому обществу, иначе будет очень сложно. Мы, Мамонтовы, всегда гордились тем, что мы — русские, и никогда не отвергали свое происхождение. Те же, кто уезжает сегодня, делают это вполне осознанно. Это их выбор.

//Эхо планеты.- 2003.-№6 (7-13 февраля). - С.32-34


16 октября

1967 г. рабочий поселок Нефтеюганск получил статус города окружного подчинения.

 


УКАЗ
ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СОВЕТА РСФСР

...преобразовать рабочий поселок Нефтеюганск Сургутского района Ханты-Мансийского национального округа Тюменской области в город окружного подчинения, сохранив за ним прежнее наименование.

Председатель
Президиума Верховного Совета РСФСР
М. ЯСНОВ
Секретарь
Президиума Верховного
Совета РСФСР
X. ПЕШКОВ
Москва, 16 октября 1967 г.

 

Прерванный полет

Гольдберг Р.

НефтеюганскВсего-навсего через какой-нибудь час колеса нашего самолета коснутся бетонной полосы Нефтеюганского аэродрома. Но коснется ли сам Нефтеюганск, нефтяная глубинка, их мыслей и чувств? Что они сумеют узнать об этом городе? Что успеют узнать? Почувствуют ли восхищение городом, случайно вставшим на таежном пятачке? Или воспримут его как данность, как еще один шаблонный городок-новостройку, каких тысячи. Ну, этот — придаток к нефтяному промыслу, не несущий ничего индивидуального, сложенный из типовых бетонных панелей, город, где машин едва ли не больше, чем людей, где течет непонятная, скучная своей машинной повторяемостью и заданностью жизнь.
Как помочь им понять, узнать и полюбить этот город и этих людей. Не вообще «славных нефтяников Сибири», а именно вот этих, которых они едва-едва успеют коснуться взглядом?
Он-то раскрыт перед человеком, наш Север, он открыт и бескорыстен. Только ты сам сумей в него вглядеться.
...Это очень просто.
Как другим ковыльная степь,
Это дом наш тысячеверстный
И простой ежедневный хлеб...
Жаль, что они увидят Нефтеюганск только сегодняшним. В торопливых хлопотах короткого декабрьского дня. В суете машин, летящих по бетонкам и зимникам. В непонятном и пугающем грохоте буровых и ритуально-монотонных поклонах нефтяных насосов-качалок.
Нефтеюганск. Мост через ОбьА ведь Нефтеюганск — это самые первые страницы современной тюменской истории.
Иногда я всерьез думаю, что та машина времени, о которой столько лет мечтают, ученые и фантасты, давным-давно изобретена и стоит у меня в кабинете. Это — магнитофон. Правда, он перемещает только в прошлое, но зато в какое — звучное, говорящее и живое.
Не верите? Давайте попробуем совершить чудо. Из желтой квадратной коробки с крупной надписью «Срок хранения не ограничен» осторожно достанем рулон покоробленной магнитофонной пленки старого типа, который давно уже не применяется. Ставим рулон на магнитофон и нажимаем кнопку «пуск»... В динамике раздастся скрип, шорох, и — время потечет вспять. Мы снова возвратимся в май.
Это май 1964 года. В поселке Нефтеюганск идет подготовка к пробной эксплуатации Усть-Балыкского месторождения. Мы слышим, мы почти видим, что там происходит, на истоптанном берегу, где грязь перемешана с остатками снега, где ощущение праздника тонет в нервных хлопотах, где столько глаз устремлены на реку, по которой еще проплывают последние льдины. Мы слышим споры и взволнованные монологи. Мы даже узнаем голоса этих людей — многие из них сегодня известны всей стране. Мы слышим пение тюменской нефти, которая впервые поступает в танки первой нефтеналивной баржи...
Это 26 мая 1964 года. Особый день в истории нефтяной Тюмени: Первый Рабочий День нефтепромыслов Среднего Приобья.
Менее чем за полгода до этого, 4 декабря 1963 года, Совет Министров СССР постановил: «...обеспечить организацию в 1964—1965 годах пробной эксплуатации открытых месторождений нефти и газа и доведение на этих месторождениях добычи нефти в 1964 году до 100 тысяч тонн, в 1965 году—не менее чем до 200 тысяч тонн».
Прошло почти двадцать пять лет. Очень короткий срок, оказывается. Ведь многие участники и прямые «виновники» нефтяного старта до сих пор работают: в Сургуте, в Нефтеюганске, в Тюмени.... Иные вводят в строй новые месторождения: за Ноябрьском, на Варьегане или на Красноленинском своде. Они среди нас. Конечно, погрузнели, чуть охрипли за двадцать пять северных лет их голоса, но на самом деле они до сих пор — те самые молодые люди, которые без колебаний ступили в середине шестидесятых годов на крохотные островки суши, зажатые в междуречье недалеко от Сургута. Они — те же самые, с кого начиналась нефтяная история, началась сегодняшняя Тюмень.

//Свидетельство о рождении. – Свердловск: Сред.-Урал. Кн. Изд-во, 1988. – С.38-44.

 

Нефтеюганск

Нефтеюганск, гербПлощадь — 150 кв. км
Численность населения — 96,9 тыс. чел.

Город Нефтеюганск — один из первых северных городов Ханты-Мансийского автономного округа. 16 октября 1997 года он отметил свое тридцатилетие.
Своим рождением город обязан богатейшим запасам нефти уникального Усть-Балыкского месторождения, открытого в 1961 году. Оно послужило основой новой крупной нефтедобывающей базы.
1964-1967 годы были периодом становления Нефтеюганска как одного из ведущих нефтяных центров Западной Сибири. Сюда съехались нефтяники и строители Башкирии, Татарии, Украины, Белоруссии, Азербайджана, Туркмении.
В феврале 1966 года в Нефтеюганске было создано самое крупное предприятие в городе — нефтепромысловое управление «Юганскнефть», позже преобразованное в нефтедобывающее объединение, а ныне акционерное общество открытого типа «Юганскнефтегаз».
Сегодня Нефтеюганск представляет собой город с развитой базой коммунального, торгового и культурно-бытового обслуживания.
Нефтеюганск — город молодежный. Средний возраст жителей — 30 лет.
Связь с внешним миром осуществляется воздушным, железнодорожным, автомобильным и в летний период — водным транспортом.
В городе около двух тысяч предприятий различных форм собственности.
Совместное российско-канадское предприятие «Юганск-Фракмастер» — одно из первых совместных предприятий в Западной Сибири, осуществляет интенсификацию добычи нефти методом гидроразрыва нефтяных пластов; российско-австрийское «Юганскдрев» занимается переработкой древесины для выпуска товаров народного потребления. Специалистами из Турции, Италии, Англии построены стоматологическая и детская поликлиники, здание аэропорта, культурный центр.
В городе создана сеть объектов социально-культурного и бытового назначения. Сегодня в городе 18 общеобразовательных школ, 34 детских дошкольных учреждения, гимназия, филиал Тюменского индустриального института, колледж от Московской академии нефти и газа имени Губкина, нефтяной техникум, филиал медицинского училища, два профессионально-технических училища, музей, школа искусств, театр кукол, библиотеки, кинотеатры, дома культуры. С 1990 года ведет передачи студия местного телевидения «Интел ком».
В городе есть православный храм и мечеть.
Город Нефтеюганск имеет и международные культурные связи с другими городами мира. В настоящее время городами-побратимами стали Анкум (Германия) и Тырговиште (Румыния), с которыми заключены договоры о побратимстве, происходит обмен делегациями в области культуры, искусства, спорта.
Несмотря на сложные процессы в экономике и политике, происходящие в стране, город развивается.

//Куриков В.М. Югра – энергетическое сердце России. – СПб.: ООО «Алфавит», 2001. – С.136-137.



17 октября

1944 г. родился Юрий Сергеевич Надточий, тобольский писатель.

НАДТОЧИЙ ЮРИЙ СЕРГЕЕВИЧ

Юрий Сергеевич Надточий, тобольский писатель.Юрий Сергеевич Надточий родился 17 октября 1944 года в городе Ногинске Московской области. Десятилетку окончил в г. Моздоке, в Северной Осетии. В 1964 году начал писать стихи. В 1967 году поступил в Литературный институт имени А. М. Горького. После окончания института работал в районных газетах Архангельской, Вологодской областей, на Ямале, в пос. Яр-Сале Тюменской области, в районной газете «Правда тундры». В мае 1974 года с первым отрядом строителей-корчагинцев приехал на строительство Тобольского нефтехимического комплекса. В 1977 году в Средне-Уральском книжном издательстве выходят очерки «Гигант на Иртыше» о строительстве Тобольского комбината и сборник рассказов «Горячая земля». В 1979 году в Средне-Уральском книжном издательстве вышел коллективный сборник «Разбег», одним из авторов которого стал Ю. Надточий. Ю. Надточий пишет во многих жанрах — публицистика, драма, сценарии, стихи и поэмы, но основным жанром считает прозу.
В 1982 году в издательстве «Молодая гвардия» выходит книга прозы «Полет по ориентирам», за которую Ю. Надточий получил диплом Всесоюзного конкурса имени Николая Островского. В 1987 году Средне-Уральское издательство выпустило книгу для детей «Что нам стоит дом построить».
Очерки и рассказы печатал в журналах «Урал», «Уральский следопыт», «Север», «Сельская молодежь», «Литературная учеба», в еженедельнике «Литературная Россия». Стихи печатались в альманахах «Поэзия Севера», «Литературная Осетия», «Полярный круг». Ю. Надточий занимается поэтическими переводами на русский язык братских кавказских поэтов. Он участник VII Всесоюзного совещания молодых писателей (г. Москва), совещания молодых поэтов (г. Свердловск), Пермского и Оренбургского совещаний молодых литераторов. Член Союза писателей с 1984 года. Живет и работает в г. Тобольске.

//Писатели Тюменской области. – Свердловск: Средне-Уральское кн.изд-во, 1988. – С.67-68. 17 октября
родился Евгений Петрович Оболенский (1796-1865), декабрист, отбывавший ссылку в Ялуторовске.


17 октября

родился Николай Елпифидорович Петропавловский (С. Каронин, 1853-1892), русский писатель, отбывавший ссылку в Ишиме.


18 октября

1934 г. родился Райшев Геннадий Степанович, хантыйский художник (по другим источникам 18 ноября).

Музыка пространств

Галина Голынец

Райшев Геннадий Степанович, хантыйский художник Райшев Г.С. Стойбище. 1972Уже давно нет на притоке Оби Салыме деревни Сивохрап (с остяцкого — «Налимий яр»), где в 1934 году в семье бывалого охотника и рыбака ханты с Иртыша Степана Райшева и юной чалдонки Евгении Коневой родился будущий художник.
«Отец мой, как особо одаренный из хантов, до революции окончил церковноприходскую школу. Любил чтение, стихи, грешил рифмой, в доме были книги. К нему ехали все. Говорили: «Приедешь в Сивохрап, на берегу круглый дом, красная дверь, живет остяк Раиш, он и приютит». Помню на воде множество причаливших лодочек. Отец всех знал, часто собирал с берега бедных шишкарей, изба наполнялась народом. Шли оживленные беседы, душой которых был остроумный, веселый хозяин. Он не терпел унижения и не мог видеть, как обижают других. Тридцать седьмой год откликнулся ему ...
Мать возила почту на тройке коней, была смела и независима. Ушла из колхоза, так как заработка там фактически не было. После окончания начальной школы я несколько лет сам промышлял, приносил домой добычу — уток, белок. Сшил бродни — болотные сапоги — себе и матери. Дратва до крови врезалась в ладони, плакал ... Чтобы заплатить налоги, мать продала дом, корову. Постепенно после войны все односельчане покинули Сивохрап».
Из сурового детства Геннадий Райшев вынес упорство в достижении цели, самоуглубленность и созерцательность. Мир старого хантыйского поселения, людей, живущих единой жизнью с природой и одухотворивших ее своей фантазией, навсегда остался перед мысленным взором художника.
Райшев Г.С. Трель дятла. 1968 Райшев Г.С. Югорская легенда. 1985С 1947 по 1954 год он учился в школе-интернате в Сургуте. Среди педагогов был Аркадий Степанович Знаменский, правнук замечательного этнографа, рисовальщика и карикатуриста М.С. Знаменского. Михаил Степанович большую часть жизни прожил в Тобольске, где вместе со ссыльными декабристами, поэтом П.П. Ершовым нес в Сибирь истинное просвещение. Посильно продолжал дело своего предка скромный учитель физики. Именно ему, энциклопедически образованному человеку, обязан Райшев приобщением к русской культуре. Аркадий Степанович поддерживал веру в светлые, гуманные начала, пробудил жажду знаний, которая и привела Райшева в 1954 году на северное отделение Ленинградского педагогического института имени А.И. Герцена.
Рисовал Геннадий с детства, но, как часто бывает с талантливыми людьми, его ждала трудная творческая судьба. Учась в институте на филологическом факультете, он здесь же, в вечерней студии, руководимой графиком В.П. Ефимовым, копировал гипсы и натюрмортные постановки. Но учила Райшева не только и не столько студия — учили сам Ленинград, время. Подули свежие ветры второй половины 50-х годов, стали изменяться музейные экспозиции, поднимались из запасников ранее запрещенные полотна, начиналась реабилитация целых направлений мирового и отечественного искусства. Как и многие молодые художники того времени, Райшев пережил период увлечения русским искусством конца XIX — начала XX века, особенно Врубелем. Покорила способность Врубеля, сделав невидимое видимым, наполнить природу фантастическими существами, восхищала смелость врубелевского языка, «разрушавшего систему академизма, буквально раскраивавшего ее пластическими контрастами и показавшего будущим поколениям возможность выразительности без подражательства».
Так открывался путь к авангарду XX века, ставший для Райшева более органичным, чем для многих его сверстников, связанных академическим обучением. Развернутая в Эрмитаже экспозиция западноевропейского искусства, выставка Пикассо, открытая в 1958 году, будоражили воображение. Художественно-образная система искусства новейшего времени, при всех его интеллектуальных изысках, оказалась близка своей «неправильной» перспективой, обобщенностью, знаковостью форм, условностью цвета искусству ранних этапов развития цивилизации. Ведь не случайно в поисках обновления языка Гоген обращался к творчеству туземцев Таити, а Пикассо — к негритянской скульптуре. Райшеву не нужно было искать вдохновения в экзотических странах. Предстояло вернуться к своим истокам. Впоследствии одну из работ художник так и назвал — «Возвращение» (1973), придав гребцу в лодке сходство с собой.
После института три года учительствовал сначала в Сургуте, а затем в Шугозере, потом с женой и маленьким сынишкой в 1962 году поселился в Карпинске, на севере Урала, вблизи от родных сибирских краев.
Здесь и пришло твердое решение стать художником.
«Вся история искусства у меня перед глазами: Возрождение, «коричневая» живопись XVII века, египетские мумии, импрессионизм, кубизм. От знания приходишь к незнанию, и после этого все становится как бы забытым. С искусством покончено. Ты чист. Жизнь так ярка, что все средства слабы. Виденное у других для тебя не подходит. Копирование природы также бесплодно. Нужно создать свою модель, которая была бы параллельна природе и точно отражала твои ощущения».
Работал оформителем в местном кинотеатре, выкраивал время для творчества. Райшев не любит говорить о своих ранних произведениях и показывать их. Между тем они свидетельствуют о том, что он самостоятельно, будучи оторванным от художественной жизни, шел дорогой, характерной для советского искусства тех лет.
В ряде живописных и графических работ Райшева заметны черты распространившегося в 60-е годы «сурового стиля», выразившего стремление к правде жизни и одновременно отказ от бытописательства и натурализма, тяготение к монументальной, лаконичной форме. Концентрированно эти особенности проявились в линогравюре, переживавшей тогда расцвет в творчестве мастеров Москвы и Ленинграда, Прибалтики и Украины, Киргизии и Якутии.
Попробовать себя в линогравюре Райшеву предложил живший в Карпинске художник Лев Вейберт, большой знаток различных техник авторской печати. Специфика гравюры позволила достичь того, что пока не удавалось в живописи: слияния изобразительности и орнаментальности, такого взаимодействия фоновой и фигуративной плоскостей, когда белый фон начинает восприниматься как свет пространства, в котором находятся предметы.
«Именно в линогравюре я понял силу и выразительность плоскости».
От светотеневой моделировки объемов Райшев очень скоро перешел к малорасчленненым силуэтным пятнам черного и белого, к максимальному обобщению натуры. Тогда же наметились основные темы творчества художника — природа и человек, судьба хантыйского народа (серия «Рыбаки большой Оби», 1967; «Нефтяные фонтаны», 1970; «Лоси», 1968; «Плач гагар», 1969; «Старый глухарь», 1972; «Лес», I972; «Тайга», 1968; «Земля предков», 1972). В 1968 году Райшев дебютировал на областной выставке в Свердловске линогравюрами «Портрет Ювана Шесталова», «Старый Богословск», «Вороны». К этому времени свердловские художники достигли значительных успехов. «Суровый стиль» с его гражданской направленностью, острой публицистичностью оказался созвучным духу уральского промышленного города. Широкую известность получили созданные в Свердловске историко-революционные полотна, картины на современную тему, пейзажи и произведения книжной графики. Имена Геннадия Мосина и Миши Брусиловского, Евгения Гудина и Виталия Воловича стали известны за пределами Урала.
И тем не менее на рубеже 60-70-х годов в изобразительном искусстве Свердловска наметились кризисные явления. Социальный романтизм уходил, пафос «сурового стиля» начал ослабевать. Требовались дальнейшее осмысление реальных жизненных противоречий, поиски новых выразительных средств, но изменившаяся общественная ситуация все меньше и меньше способствовала этому. Насаждаемая нормативность мышления, командные методы руководства искусством порождали у художников скептицизм, раздвоенность. С непониманием и несправедливостями столкнулся и самобытный хантыйский мастер. Близость его выразительных средств к художественному языку народного творчества, отказ от натуралистического жизнеподобия вызывали подозрение в непрофессиональности. С другой стороны, вершителей судеб искусства не могли не настораживать драматические ноты, звучащие в его произведениях. Несмотря на поддержку близких живописцев и графиков, которая помогла ему в 1974 году вступить в Союз художников, Райшев вынужден был довольствоваться участием в небольших осенних и весенних выставках. На зональные же экспозиции выставком не допускал его вещи вплоть до 1985 года ...
Однако глубинные художественные процессы остановить было невозможно. Одновременно с Райшевым в искусство вошли в то время молодые Герман Метелев, Светлана Тарасова, Владимир Чурсин, Алексей Бурлаков, а вслед за ними — Анатолий Золотухин, Александр Алексеев, Анатолий Калашников, Владимир Сысков, Юрий Филаненко, Михаил Сажаев, Владимир Жуков. При несомненном различии художников двух поколений особенностью развития искусства в Свердловске оказалось то, что резкой границы между так называемыми «шестидесятниками» и «семидесятниками» не было: и те, и другие языком поэтических иносказаний и развернутых метафор поведали о многих драматических коллизиях своего времени. Без их духовного труда был бы невозможен сегодняшний день нашей культуры.
Обращение к фольклору — характерная примета искусства 70-х годов, обусловленная тоской (часто наполненной самоиронией) по утраченным идеалам «цельного человека» и потребностью в художественном раскрепощении от догм академического реализма, в разнообразии формальных приемов. И здесь Райшев занял среди коллег свое, особое место.
«Я знаю, на какой земле я родился, как первый солнца луч меня осветил, дал собственное зрение видеть кругом». То, что встретило меня в этой жизни, стало источником любви. Вода, трава и утки, облака, люди и их сказки. Это основа, на которую можно опереться в творчестве».
Тема Севера не нова для свердловских художников. Многих из них влекла красота полярного Урала. Природе и людям Ханты-Мансийского национального округа посвятил жанровые полотна и портреты Владимир Игошев, работавший в Свердловске в 5О-е — начале 60-х годов. К стилистическому соответствию поэтике югорских сказаний стремился в ранних иллюстрациях Виталий Волович. Но это был как бы «взгляд со стороны». В листах и полотнах хантыйского художника Север заговорил своим языком.
Конечно, у Райшева были предшественники, но искать их надо за пределами свердловского творческого союза. Это прежде всего носители вековой художественной традиции народов Севера – граверы и резчики по кости, дереву, бересте и камню, мастерицы меховой мозаики и шитья бисером. Это ненецкий живописец Тыко Вылко, начавший писать свою Новую Землю в10-х годах нашего столетия. Это Константин Панков, другие студенты Ленинградского института народов Севера 20-х — 30-х годов, с которыми у Райшева была внутренняя преемственная связь: оказавшись в Ленинграде, он осознал себя продолжателем их прерванных войной начинаний.
«Если бы Панков не погиб на фронте, я мог бы стать его учеником».
Чертами неподдельной фольклорности выделились гравюры Райшева в начале 70-х годов среди широко распространившихся и уже надоедавших повторяющимися стереотипными приемами эстампов.
Образы Райшева сочетают достоверность с яркой метафоричностью. Порой они приближаются к символическому знаку, и вся композиция обретает орнаментальный характер. Но художник не заимствует народные узоры, а находит их в силуэтах бора, кронах осин, рельефе земли или ряби на воде. Он пытается повторить путь, проделанный поколениями его предков.
«Иду, как народ, постигая жизнь, дохожу до символа, иероглифа и снова иду обратно, чтобы насытить их чувственными началами».
С этим связаны переходы от живописи к графике и новый возврат к цвету. Графика становится лабораторией художника и позволяет увидеть процесс превращения натуры в условную ритмизированную форму.
Важнейшую для себя проблему объекта в пространстве решал художник в серии линогравюр 1972 года «Мужички салымские». Рыбаки на лодках-обласках с веселками окружены потоками воды — гибкими линиями, обозначающими движение волн. Эти же линии, меняющие направление и толщину, образуют и сами фигуры. В «Илюшке из Малого Салыма» ритм чередования белых и черных линий равнозначен в изображении воды и сросшегося с лодкой человека. Они из одной ткани. Объект почти не выделен из окружающей среды, он как часть неразнимаемого, целостного бытия. Близки к Илюшке природным естеством и герои других листов — Ефрем Мыкуров и Егор Большой.
Миша Лемпин и Сергей Петрович индивидуальнее, одухотвореннее, и фигуры их более обособлены от фона. Водная стихия первого плана передана протяженными горизонталями, второго — короткими; они как мерцающие блики света аккомпанируют настроению персонажей: восторженному — Сергея Петровича, созерцательному — Миши Лемпина. Перед нами олицетворение различных типов народного характера, и вместе с тем каждый образ портретен, за ним — воспоминание об определенном человеке, его нраве, привычках.
«Я их иной раз мысленно спрашиваю, как бы они хотели видеть себя, в каком месте, потому что у нашего народа место, на котором он хотел бы жить, очень важно. Все деревни были на прекрасных местах, на высоких, открытых. И Миша Лемпин пожелал бы, конечно, выйти на хорошую воду, воду с плесом ... Говорят, мои герои некрасивы, может, так ... Это не потому, что я хотел бы изобразить их неточно. Как раз все они у меня изображены точно, точно по характеру. Илюшка кругленький, а Миша Лемпин — это философ, он и в лодочке держится как философ, он и вытянут, он и строг».
Прием ритмической разработки доски параллелями Райшев сохраняет в цветной гравюре. Нанося краску непосредственно на печатную форму, он сочетает техники линогравюры и монотипии, то есть печатает цветную линогравюру с одной доски. Каждый оттиск уникален неповторимостью оттенков при постоянстве игры белого штриха на цветном фоне. Особенно много таких работ было создано в середине 70-х годов: «Мать земли», «Два дерева», «Селезень-береза», «Шайтан-озорник» (триптих), «Острохвост», «Гоголь», «Поездка к священному острову», «Утиный гомон».
От многоцветной гравюры естественно возвращение к живописи. Но художник не отказывается в ней от условности графического языка и навсегда расстается с методом копирования натуры. Он создает живописный вариант «Мужичков салымских» (1973-1976). Поначалу кажется, что Райшев разучился писать масляной краской. Набрав ее на кисть, он рисует линейно-жесткими, пастозными мазками. Их бликующие рельефы окаймляют человеческие фигуры, подобно краям вскрытой, как рана, земной коры, дотоле прятавшей эти странные живые существа — людей и одновременно духов природы. Подобных драматических образов живопись Севера еще не знала. Наверное, Панков с его радостным, детски-наивным мировосприятием содрогнулся бы, встретившись с напряженными, суровыми взглядами охотников Райшева ...
Композиционный прием приближения основного мотива к зрителю применен и в написанных в 1973 году «Шайтане вечернем» и «Шайтане утреннем» — с той разницей, что за ними открывается необъятное, развернутое, как свиток, пространство. Вот оно, протяженное пространство со многими точками зрения, полученное в графике и перенесенное в живопись: скользящие по вертикали реки и зеркальные затоны, сбегающие ступеньки песчаных берегов и гребни лесных массивов, подпирающих небо.
Живописные серии «Болото» (1976), «Морошка-кашка» (1976-1978), «Ягода-морошка» (1980) — следующая ступень мифологизации жизненных впечатлений и наблюдений. Популярные в хантыйском фольклоре духи-покровительницы — «дочь земли», «хозяйка воды», «травяная женщина» — воссозданы средствами подлинной живописи. Короткие фигуры с большими головами и прижатыми к маленькому телу руками охвачены многослойными контурами, с которыми смыкаются по цвету и структуре вибрирующие горизонтали земли. Цветовой контраст фона и фигур, обратная перспектива усиливают эффект присутствия образов чувственных и одновременно условных. Фантастические идолы, олицетворяющие таинственные силы природы, маняще глядят раскосыми глазами реальных женщин, имена которых — Тася Казанкина, Зина Сайгатинская, Рая Рымова, Настя Лукина, Ользина из Казыма — не случайно сохранились в названиях картин.
Женское начало персонифицируется у Райшева в образе болота, поросшей березами согры, где гнездятся птицы, цветут травы и зреет морошка, где рождаются «Хантыйские Венеры» (серия, 1982); в образах земли и воды, в которой гибнет от несчастной любви, а потом является салымской русалкой Улька («Улькино улово», 1981).
Другие грани женского образа раскрывает Райшев в теме черемухи. При всем разнообразии трактовки, включающей озорные, шаловливые мотивы (серии «Частушки», «Черемуха цветет», 1980), ее отличает лирическая интонация («Черемушка на берегу», I972). Северное дерево-цветок, дерево-ягода напоминает о весне и быстротечности жизни. «Грустный цветок», — говорит художник о черемухе, белые гроздья которой появляются во многих его картинах, как и мелькающая контурным видением ромбовидная женская фигурка. А раскосый пол улик, глядящий прощальным взором из-за буйно цветущих ветвей, становится символом уходящей за горизонт любимой югорской земли («Глаза черемушки», 1979). Характер образного мышления и творческий метод Райшева с особенной ясностью обнаруживаются в серийности его произведений. Содержательные, композиционные, колористические задачи решаются в изобразительном ряду, где каждое полотно, сопоставленное с другими, обретает дополнительную смысловую нагрузку. Новые сочетания одних и тех же элементов образа дают Райшеву исключительную возможность импровизации. Временное начало активно включается в восприятие кадров живописной ленты, помогая почувствовать процесс художнического восхищения натурой, фантазирования, претворения.
Это же временное начало проявляет музыкальную основу произведений Райшева.
«Идя от народного творчества, понял соединенность звука, движения и цвета и тогда только открыл для себя Чюрлениса. Я использовал его движение снизу вверх, но построил это по-своему, своими ритмами».
В серии «Звуки моего бора» (1977-1978) каждая из восемнадцати композиций ведет особую мелодию; объединенные, они обретают полифоническое звучание. Ритмы дрожащих серебристо-зеленых, желто-охристых полос и проведенных черенком кисти штрихов идут ввысь. Их гармонию нарушают коричневые разломы громов, овалы гулких красно-малиновых криков выпи, призывные оранжевые или минорно-лиловые трезвучия рева быка. Золотой трубный звук входит в зелено-желтую атмосферу. Но вот наступила тишина, отозвавшаяся застывшими зелено-блеклыми листками осины ...
Природной музыке, гармоничной своей естественностью, художник противопоставляет музыку «Механических осин» (1978). Здесь иная согласованность линий: геометрические деревья распяты крестами столбов с кронами фонарей.
Ощутить музыку пространств, воспринять искусство художника как единый мощный поток впервые позволила организованная в 1988 году в Свердловске и Тюмени персональная выставка Райшева. Многие из тех, кто ранее относился к нему как к самодеятельному художнику, после выставки открыли для себя большого мастера, сопричастного европейской культуре.
Тыко Вылко, Панков, Райшев ... Эти три художника могут олицетворить этапы развития изобразительного искусства народов Севера в XX веке. При всем обаянии полотен первого ненецкого живописца нельзя не заметить, что принципы русского реалистического пейзажа, воспринятые им от А. А. Борисова, А.Е. Архипова и В.В. Переплетчикова, оказались не во всем органичными для традиционного художественно-пространственного мышления северянина. Отсюда некоторая эклектичность соединения в картинах Вылко пейзажа и наивных изображений людей и животных, напоминающих статичные скульптурные фигурки.
Стремясь избежать подобных противоречий, ленинградские учителя Панкова считали, что северян надо не столько учить художеству, сколько выявить то, что было заложено в их сознании. Замечательное искусство Панкова осталось искусством «примитива». По логике развития северные живописцы должны были соприкоснуться с новейшими направлениями, но художественная ситуация 30-х годов, когда эти направления были официально объявлены формалистическими, помешала этому. То, что не могло произойти ни в предвоенные, ни в послевоенные периоды, осуществилось в творчестве Райшева.
Навсегда сохранил он вынесенную из залов Эрмитажа любовь к французскому искусству, которая помогала во всех последующих исканиях и одновременно развивала врожденные чувство меры, изящество, утонченный колоризм. Еще в ранних автопортретах он пытался следовать урокам Сезанна. Однако развитие сезанновской системы, ведущее к кубизму, не привлекло Райшева. Он утверждает плоскость, которая позволяет более оперативно действовать ритмически, изменяя форму и цвет в соответствии с движением. И здесь традиции народов Севера нашли подкрепление в художественных завоеваниях фовизма. Декоративность, обобщенность цветовых пятен, контрасты Матисса откликнулись во многих работах Райшева — от «Сеновозов» середины 70-х — до «Отражений» 80-х годов.
Впрочем, аналогиями со знаменитым французом не стоит увлекаться. Матиссовская программа избавления людей искусством от «треволнений и тревог» неприемлема для Райшева. Свойственные ему драматизм и социальная чуткость заставляют вспомнить и о внимании Райшева к Ван Гогу, о его интересе к Францу Марку и другим немецким экспрессионистам.
Особенно заметны экспрессионистические тенденции в произведениях, прямо или опосредованно связанных с темой Великой Отечественной войны, — «Дядя Ганя (Гаврило Солин)» (1975), «Захаров, вернувшийся с войны» (1975), «Груняха, мать поэта» (1972), «И.С. Райшев с веселком» (1973), «Николай Песиков. Мыр Лапка», «Кто-то с горочки спустился», «Выходила на берег Катюша» (1978). Благодушную атмосферу отдыха в жанровой картине «Перед войной. Вечерка» (1972) нарушают тревожные ноты, и в живописную ткань резким диссонансом врывается графика мехов гармони Яшки Конева, изломанных страстной игрой; в геометрические знаки превращен свет, озаривший воду красными огнями. Трагической метафорой войны стал ползущий вдоль берега, окутанный черным дымом пароход, увозящий отцов, отрывающий их от семей, от векового уклада жизни (Пароход «Пономарев», I972). Бесконечно растянувшуюся от пристани до прощального поворота палубу заполняют частые ряды лиц-нашлепок. Среди них повторенная не раз фигура Яшки-гармониста, провожавшего людей во все страшные рейсы «Пономарева». Пароход висит над горсткой народа на берегу, над одинокой девушкой, машущей кому-то платком с высокого яра; внизу кажется гигантским следом подошвы военного сапога, вверху — идущим вдаль отрядом солдат.
Болью в сердце художника отзывается гибель всего живого («Салым. Забытый песок» (1976); «На стерляжьем песке» (1975); «Капкан в урмане» (1979); «Утка, слетающая с гнезда» (1977); «Убитый глухарь» (1979); «Стреляющий в утку» (1978). Предостерегающе у него звучит не только «Плач гагар» (1969), но и пронзившая воздух «Весенняя трель дятла» (1978), весел барабанящего по стволу засохшего дерева ...
Судьбе хантыйского народа посвящены полотна разных лет: «Слезы предков» (1972), «Сломанные нарты» (1971)> «На праздник» (1980), «Перекличка богатырей» (триптих, 1980), «Варовая пора» (серия, 1985). Обобщенно сказано о ней в нескольких вариантах монументальной «Югорской легенды» (1985-1987). В основе картины — миф о сотворении земли, поднятой гагарой в клюве со дна океана. На омываемой водой полусфере земной тверди Райшев собрал своих предков и соотечественников.
«Это аллегория истории, от древности до современности, от абстрагированного идола, бога, от человекоподобия к конкретному человеку».
Здесь предстоят уже знакомые нам мужички салымские, Ользина из Казыма, Рая Рымова и Зина Сайгатинская, дети и старики, живые и умершие, безвестные и прославившиеся мужчины. Среди них — писатели Еремей Айпин, Владимир Волдин, поэт Юван Шесталов, сам Райшев с мольбертом. Олицетворением цивилизации шагает над человечеством длинноногий треугольник, взявший очертания у опорной фермы электропередачи, далеко в небо простершей свои провода.
То силуэтом великана, то линейным призраком возникает над водами и сушей шайтан-треугольник во многих произведениях Райшева, введшего этот образ в репертуар национальных зрительных символов. Шайтан многолик, он — перевертыш: только что, как враждебное природе начало противостоял ей, но вдруг, преобразившись, взглянул с небес, слился с лесом и вот, оживший в собственных имманентных формах, уже выступает в роли реального существа и мстительно смеется над самонадеянным человеком.
Природа и цивилизация – главный нерв искусства Райшева. Еще на рубеже 60-70-х годов художник сказал о том, о чем ныне заговорили все. За прошедшие десятилетия его творчество не оставалось неизменным. Драматизм уходил вглубь, открытая публицистичность уступала место сложной ассоциативности. Изменения в мироощущении Райшева повлекли за собой новую организацию пространства в его работах. Линия горизонта понижается, высокая точка зрения охватывает безбрежные просторы земли и неба. Они всеобъемлющи в цикле полотен 1978 года, написанных на белом фоне: «Идущий за солнцем», «Бор под весенним солнцем», «Дятел над бором», «Стреляющий в щуку», «Вечерний луч».
«Я вхожу в большой мир, конструирую большой свет. Но в этом свете я люблю вещи. И очень радуюсь предметному наполнению».
Распахнутый, бесконечный мир населен. Здесь вспорхнувший куличок, поющая кукушка, рыбак у берега, цветущий розовый шиповник, остроносый дятел, блещущий оперением селезень. Место для живой детали Райшев находит в самых обобщенных и монументальных композициях. Органично воспринимается в них соседство доброго и злого, смешного и серьезного, реального и сказочного: осклабившиеся, восставшие в небесах шайтаны («Песнь лета», 1981; «Зеленое солнце», 1983), леший, проросший сквозь деревню («Деревня Каюково», 1982), лесная богиня в сахе из сосен и елей («Хозяйка леса. Ользина из Казыма», 1979), кедр — дерево-тотем, раскинувший руки ветвей («Прием в общество», 1977).
«Север — это бескрайность ... Навсегда остался в душе восторг от пространства».
Оно волнует воображение художника, побуждает ко все новым композиционным исканиям. Так, в начале 1980-х годов Райшев активно занят решением пространственных задач через контрасты цветовых бестеневых пятен. Желтым кроном пишется небо, кадмием — розовый снег, сиеной — коричневая вода, кобальтом — голубой песок. Кажется, только за травой и бором сохраняется их хром зеленый, и то не всегда. Цвет выходит за края холстов и продолжается в живописи на рамах. В творчестве Райшева есть целый период цветных рам (серии 1980 года «Перекличка богатырей», «Черемуха», «Ягода-морошка», «Зырянки», «Праздники», «Кукушкины просторы»).
Позднее пространственные построения продиктовали отказ от всяких рам. Они оказываются ненужными, так как обратная и аксонометрическая перспективы способствуют иллюзии включения изображенного на плоскости в действительную среду, и часто его элементы, например ствол дерева или берег бухты, сами образуют обрамление видимой художественной реальности.
Картины Райшева невелики, соразмерны по масштабам с интерьером современного жилья (художник работает в своей малогабаритной квартире), но обладают удивительной монументальностью. Об этой стороне его дарования лучше всего свидетельствуют композиции 1986 года «Праздник в Казыме», «Семь братьев», «Югорская легенда». Написанные на холстах, они сродни фрескам.
С годами Райшев не стал менее чуток к социальным и экологическим вопросам, но постепенно обрел более широкий философский взгляд на мир, за переживаниями и бедами близких людей увидел глобальные проблемы. Представитель малого народа, он, может быть, особенно остро почувствовал необходимость бережного отношения ко всей планете («Отчизны дальние края», 1987). Глубоко национальное искусство Райшева наполнилось общечеловеческим смыслом.
«Я вижу Пушкина» — так назвал Райшев одно из своих недавних полотен (1986). Вытянутая по горизонтали композиция позволяет передать ширь равнин, над которыми поэт словно парит. Его глаза излучают свет. На вопрос: «Вы были в Михайловском?» — художник ответил: «Нет, Пушкин приезжал ко мне» ...
Эта картина — выражение признательности русской культуре, с которой Райшев неразрывно связан и через которую хантыйский народ приобщился к мировым культурным ценностям.
Русская тема все больше занимает Геннадия Степановича.
«Дань хантам я отдал, а перед чалдонами — в долгу. В долгу перед родными по материнской линии. Хотелось бы написать по памяти моих дядю и тетю, вспомнить о гармонии сибирской семьи, семьи Ивана-да-Марьи. Но стиль для этого еще только ищу».
Так говорил художник несколько лет назад. Теперь, по его мнению, он нашел этот стиль. Райшев запечатлевает характерные приметы русского быта, баню с вениками, масленичные блины, катание на тройке. Как ни странно, в хантыйских циклах Райшева можно встретить только пробуждающуюся весеннюю и цветущую летнюю природу, поэтому и редки у него традиционные собачьи и оленьи упряжки. Зима входит в искусство мастера в связи с русской темой. Подчас кажется, что в его полотнах откликнулись мотивы Юона, Кустодиева, суриковское «Взятие снежного городка». Но это другая, именно райшевская русская Сибирь, или, лучше сказать, сибирская Русь с ее морозами, слепящим солнцем, яркими красками на снегу.
«Национальный характер как целое связан с бытовыми предметами. Я нашел пластическую формулу хантыйского характера: это острый угол наших скульптурных тонгхов. Русский характер — нечто более округлое, для меня воплощенное в дуге».
Отсюда и блистательные райшевские «Зимние метаморфозы» (1987) с остроумными превращениями запряженной тройки в круглолицых, полногрудых кентавресс в варежках и меховых сапожках, дуги — в пряди длинных волос, окаймляющих щекастую физиономию Бабы-зимы.
Конечно, путь Райшева не был изолирован от развития всего советского искусства 60-80-х годов. Однако связать его с конкретными направлениями — будь то неопримитивизм, ретростиль или одна из разновидностей авангардизма — нелегко. Трудность определения объясняется особенностью становления Райшева, самостоятельно осваивавшего различные художественные системы и одновременно не только не порвавшего, но все более углублявшего связь с фольклорной основой. В нашем повествовании мы неоднократно обращались к отечественным и зарубежным именам. Но никаких внешних заимствований, никаких цитат, столь характерных для художников последних десятилетий, у Райшева не встретишь. Импульсы, идущие от искусства прошлого и современности, органично переплавлены его самобытным талантом.
Даже для зрителей, хорошо знакомых с творчеством Райшева, каждая новая встреча с ним оказывалась неожиданной. Он постоянно удивляет смелыми экспериментами. В одних случаях усиливает живописную интерпретацию форм, в других говорит знаковой речью, насыщая орнаментальные формы сложным концептуальным содержанием. И то и другое увлекательно. Но соединение различных художественных принципов порой приводило к явлениям промежуточным и нарушало «чистоту стиля», что заставляло Райшева ставить новые задачи, искать, говоря его словами, «еще более ясный и точный язык». Достигнув раскованности самовыражения, свободы владения разнообразными техниками и материалами — живописью маслом и акварелью, рисунком карандашом, гравюрой, офортом, мозаикой и даже скульптурой, — Райшев сегодня близок к своему идеалу. Он развивает тенденции, наметившиеся в таких работах, как уже упомянутые «Метаморфозы», как «Свет над лесом» (1982), «Мужик-кочка» (1983), «Женщина-прялка» (1985). «Весло» (1987), «Под красной дугой» (1987), «Женщины-березы» (1987).
В этих произведениях, добившись редкого слияния рационального и эмоционального начал, Райшев приближается к разрешению одного из основных противоречий современного искусства. Метафора обретает чувственную плоть живописного сгустка в наполненном светом пространстве. В мифопоэтическом творчестве художника нашего времени находит пластическое выражение космогоническое представление о месте человека во вселенной, о гармонической взаимосвязи всего живущего на земле.

//Райшев Г.С. Хантыйские легенды. – Свердловск, Средне-Уральское кн. изд-во, 1991. – С.6-14.


18 октября

родилась Валерия Осиповна Гнаровская (1923-1943), Герой Советского Союза.

Валерия Осиповна Гнаровская (1923-1943), Герой Советского Союза. Валерия Осиповна Гнаровская родилась 18 октября 1923 года в деревне Модолицы Плюсского района Псковской области в семье служащего. Окончила среднюю школу в городе Подпорожье. В сентябре 1941 года эвакуировалась в Тюменскую область. Работала на почте. Окончила курсы санинструкторов. В действующей армии с июля 1942 года. Спасла жизнь многим бойцам и офицерам.
Звание Героя Советского Союза присвоено 3 июня 1944 года (посмертно) Валерия мечтала поступить в горный институт. Но началась война. С эшелоном эвакуированных в ноябре 1941 года приехала в Ишим. Поселились в Бердюжском районе Тюменской области.
В.О. Гнаровская стала работать в Истошинском отделении связи телефонисткой. В январе 1942 года ее перевели в Бердюжскую контору связи. Вместе с другими девчатами училась на санинструктора.
...Фронт. Бойцы ласково звали Валерию Ласточкой. "Валя Ласточка" — так назвал журналист и свою заметку во фронтовой газете. "На поле боя храбро ведет себя санинструктор Валя Гнаровская. Под пулеметным и минометным огнем противника она делает перевязки. За умелую и смелую работу на поле боя товарищ Гнаровская представлена командованием к правительственной награде". Вскоре ей вручили медаль "За отвагу".
Сентябрь 1943 года. К этому времени Валерия вынесла с поля боя триста раненых солдат и офицеров. Только в боях на Северном Донце она оказала помощь 47 раненым.
Погибла Валерия 23 сентября. Случилось это так. Под совхозом "Иваненково" два вражеских "тигра", прорвавшись через линию обороны, устремились в расположение штаба полка. Схватив связку гранат, Гнаровская бросилась навстречу танкам. Взрыв — и серая громада остановилась. Второй танк подбили другие бойцы. Но отважной санитарки не стало. Ценой жизни помогла она отбить вражескую контратаку, отвела угрозу от штаба полка.
В городе Подпорожье Ленинградской области именем Валерии Гнаровской названа одна из улиц, установлен памятник.

//Герои земли тюменской. – Тюмень, 1991. – С.154-155.


19 октября

родился Евгений Григорьевич Ананьев (Шерман, 1923-1992), тюменский писатель.

Евгений Григорьевич Ананьев (Шерман, 1923-1992), тюменский писатель.Ананьев Евгений (Евгений Григорьевич Шерман) родился в 1923 г. в г. Ананьев Одесской области. Умер в 1992 г., похоронен в Тюмени.
Воевал на фронтах Великой Отечественной войны. Был командиром взвода, батареи, начальником разведки артполка. В составе кавалерийского соединения трижды участвовал в рейдах по тылам врага. В августе 1944 г. в боях за Варшаву был тяжело ранен. Награжден орденами Отечественной войны I и П-й степеней, Красной Звезды, медалями.
Экстерном закончил в 1947 г. факультет журналистики Уральского госуниверситета. В 1949 г. переезжает в Тюмень, работает в газетах «Тюменская правда», «Тюменский комсомолец». Печатается с начала 40-х годов. Автор книг очерков «Хозяева тундры» (1953), «Под стальным парусом» (1963), «Цвет тундры голубой» (1973) и др.
Член Союза писателей России. С 1983 года возглавлял Тюменскую писательскую организацию.

//Литература тюменского края. Хрестоматия. – Тюмень: «СофтДизайн», 1996. – С.332.


20 октября

1937 г. родился Александр Александрович Шкуренко, художник театра, живописец.

Шкуренко Александр Александрович

Александр Александрович Шкуренко, художник театра, живописец. Тюмень.Шкуренко А.А. Натюрморт с кувшином Родился в городе Ишиме Тюменской области, учился в Омской изостудии (1954-1959) у А.Н. Либерова, в Ленинградском государственном институте театра, музыки и кинематографии (1962-1966) у Н.П. Акимова. Член СХ СССР с 1980. Художник театра, живописец. Автор пейзажей, натюрмортов, декоративных композиций. Работал главным художником в Иркутском областном драматическом театре (1966-1970); главным художником в Русском драматическом театре города Орджоникидзе (1970-1973); главным художником Чечено-ингушского государственного драматического театра им. X. Нурадилова (1973-1976); в Тюменском театре драмы (1976-1985). Участник городских, областных, зональных, республиканской выставок. Произведения находятся в ТМИИ, Центральном театральном музее им. А.А. Бахрушина (Москва), в частных собраниях России, Испании, Польши, Канады, Бельгии. Живет в Тюмени.

//Художники Тюмени. – Тюмень, 1994. – С.188.


21 октября

родился Александр Николаевич Муравьев (1792-1863), ссыльный декабрист, тобольский губернатор.


21 октября

родился Николай Васильевич Здобнов (1888-1942), сибирский книговед и библиограф.


22 октября

родился Геннадий Кузьмич Сазонов(1934-1988), тюменский писатель.

Геннадий Кузьмич Сазонов(1934-1988), тюменский писатель.Сазонов Геннадий Кузьмич родился в 1934 г. в с. Красный Кут Саратовской области. Умер в 1988 г.
В 1958 г. окончил Саратовский госуниверситет, геологический факультет. Преддипломную практику проходил в низовьях Оби, защитил дипломную работу о нефтегазоносности Березовского района Тюменской области. Работал геологом, начальником отряда в Главтюменьгеологии. Участвовал в 16 полевых экспедициях в Приполярном и Полярном Урале.
В 1963 году в газете «Тюменская правда» появился первый рассказ «Хасырей». Участник зонального совещания молодых литераторов Урала и Сибири (Кемерово, 1966), VI Всесоюзного совещания молодых литераторов (Москва, 1969). Печатался в журналах «Смена», «Урал», «Аврора», «Волга».
Автор книг «Привет, старина!» (1965), «Жалость» (1969), «Мой дед —Захар Нерчинск» (1973), «Мамонты и фараоны» (1976), «Тропы к верховьям» (1978), «Открыватели» (1985), «И лун медлительных поток...» (в соавторстве с А.Коньковой) (1982).
Лауреат премии Тюменского комсомола, член Союза писателей СССР.

//Литература тюменского края. Хрестоматия. – Тюмень: «СофтДизайн», 1996. – С.345.


23 октября

родилась Таисия Сергеевна Чучелина (1912-1984), хантыйская сказительница, народная мастерица.

Таисия Сергеевна Чучелина — сказительница, рукодельница, художник, мастер, ярко раскрывающий национальное художественное творчество народа ханты. Родилась Таисия Сергеевна 23 октября 1912 г. в деревне Чучели Самарского (ныне Ханты-Мансийского) района. Непросто сложилась
судьба сказительницы. Ее родители умерли рано, и она, пока была маленькой, помогала по хозяйству в доме своего дедушки.
Учиться пошла лишь в 22 года (в 1934 г. поступила на двухгодичные Березовские туземные курсы и потом еще два года занималась в Ханты-Мансийской совпартшколе). В 1938 г. окружком комсомола направил Чучелину ликвидатором неграмотности в Березовский район.
В августе 1939 г. Таисия Сергеевна приезжает в Ханты-Мансийск учиться в политпросветшколе. Но до сказок было еще далеко. Во время войны она рыбачила, шила вещи для бойцов Красной Армии. Так и повелось: летом - рыбалка, покосы, зимой - работа в пошивочной мастерской, сначала в Березове, а затем в Ханты-Мансийске. Надо сказать, что умение мастерицы кроить, шить, вышивать повышало ее авторитет среди учеников, как взрослых, так и детей. Еще в детстве ее завораживали узоры, которые рождались под кончиком спиц у бабушки, у многочисленных тетушек. В десять лет она уже пряла, помогала при окраске шерсти, сматывала нить в клубки. Тогда же начала вязать и запоминать бесконечно рассказываемые на языке ханты предания. И хотя выросла Таисия Сергеевна среди обрусевших ханты, она с детства дорожила своим национальным - берегла родной язык, умение шить одежду, вязать, вышивать по-хантыйски. Свое умение она оставила в память людям. Многие ее творения хранятся в музеях Москвы, Санкт-Петербурга, Суздаля, Тюмени, Ханты-Мансийска и других городов.
1960 - 70 гг. в судьбе Т.С. Чучелиной отмечены значительными успехами, как на поприще прикладного искусства, так и в сказительном творчестве. Более того, несмотря на хрупкое здоровье, снижающееся зрение (в 50 лет она совсем ослепла), Таисия Сергеевна много ездила по населенным пунктам округа с рассказами и беседами о национальном искусстве.
Благодаря сотрудничеству с газетой "Ленин пант хуват", в 1954 г. впервые появилась в печати ее сказка на хантыйском языке. В 1964 г. была написана сказка на русском языке "Золотой город", которая выдержала три издания. К выходу в свет многих сказок привело общение Т.С. Чучелиной с журналистами Г.И. Слинкиной, С. Фалеевой, тюменским прозаиком Г. Сазоновым. Умерла сказительница в 1984 г.
Хантыйский писатель Еремей Айпин настоял на издании посмертной книги Чучелиной "Сказки Югры". Вот его слова: "Нельзя забывать бабушек. Если мы не соберем и не издадим наследие Чучелиной, кто еще это сделает?" Без Чучелиной мир хантыйского фольклора сегодня будет неполон. Без ее сказок обеднеет и хантыйская литература.

//В помощь краеведу. Материалы к календарю знаменательных и памятных дат Тюменской области на 2002 год. – Тюмень, 2001. – С.72-73.


25 октября

240 лет со дня рождения Панкратия Платоновича Сумарокова (1765-1814), ссыльного поэта, создателя тобольского литературного кружка.


25 октября

1957 г. начались пробные передачи Тюменского телевидения.


27 октября

Родился Владимир Иванович Белов (1949-1983), тюменский поэт.

Белов Владимир Иванович родился в 1949 г. в с. Большой Кусеряк Аромашевского района, умер в 1983 г. в Тюмени. При жизни стихи печатались в областных периодических изданиях: «Тюменский комсомолец», «Слава труду» (Аромашево), «Тюмень литературная». После смерти вышла книга «Стихотворения». Большая подборка его стихов опубликована в сборнике «Поколение покоя» («СофтДизайн», 1996).

//Литература тюменского края. Хрестоматия. – Тюмень: «СофтДизайн», 1996. – С.333.


29 октября

родился Николай Лукич Скалозубов (1861-1915), первый правительственный агроном Тобольской губернии, писатель, краевед.


30 октября

родился Николай Михайлович Ядринцев (1842-1894), сибирский публицист и литератор.


30 октября

1948 г. родился Владимир Здиславович Коревицкий, заслуженный работник культуры РФ, директор Тюменского театра драмы и комедии.


31 октября

1997 г. в Тюмени открылась соборная мечеть.