Константин ПАСКАЛЬ

Константин Паскаль. Альманах "Вкус ягоды ямальской". Губкинский. ЯНАО. / Губкинская ЦБСКонстантин Игоревич Паскаль родился 22 октября 1967 года в поселке Боровая Киевской области.
В 1993 году окончил Рязанский государственный педагогический институт.
В 1999 году окончил Высшие литературные курсы при Литературном институте.
Автор четырех поэтических книг: “Два мира” (Рыбное, “Приокская новь”, 1996), “В Саду Теней” (Москва, “Русский двор”, 1999), “Синие поляны” (Рязань, “Пресса”, 2003), “В дальние стороны” (Рязань, “Поверенный”, 2004).
Автор музыкальных магнитоальбомов “Утоли мои печали” (2001), ”Вечный огонь” (2005).
Лауреат литературной премии Союза писателей России “Традиция”(1999),
Премии Союза писателей России “Соловьи, соловьи…” имени А. Фатьянова (2000), Литературной премии “Лучший дебют - 2000” журнала “Литературная учеба”, Всепольского фестиваля авторской песни “ОРРА - 2001” (Варшава, 2001), Всероссийского конкурса имени Сергея Есенина (2002) журнала “Молодая гвардия”, Литературной премии “Публикация года” еженедельника “Литературная Россия” за 2002 год (поэзия, публицистика), III Всероссийского фестиваля народного творчества “Салют, Победа!” (2004).
Участник международных поэтических фестивалей “Варшавская осень” (2000), “Поэзия” (Краков-Ополе-Бжег, 2003); международной научных конференций “История в зеркале литературы” (Гданьск, 2002), “Современная русская литература” (Варна-Шумен, 2003); Второго Всероссийского форума молодых писателей (Москва-Липки, 2002).
Член Союза писателей России (1995). Входит в литературную группу “Ближний круг”, участник литературно-музыкального проекта “Над городом птицы”.
Как автор-исполнитель выступал с гастролями во многих уголках России, Польши и Болгарии. За выступления перед российскими солдатами в Чечне в 2000 году награжден медалью Министерства обороны РФ “За укрепление боевого содружества” (2001).

 

 

Октябрь

 

Пора признанья горьких истин –
Октябрь... Скопленье сонных мух.
Дыханье полумертвых листьев
Еще тревожит чуткий слух.

Здесь одиноко и печально,
Здесь ходит смерть в холодных снах,
И чей-то образ неслучайный
Застыл в озябших зеркалах.

Один, один в пустыне комнат
Спиной к домашнему огню.
Я голос твой уже не помню,
Но образ все еще храню.

Мне нужен твой последний выстрел.
Я знаю, что в Саду Теней
Твоя судьба по мертвым листьям
Гуляет под руку с моей.

* "Вкус ягоды ямальской" - 5 *

 


* * *

 

Падал снег на зелёные листья,
обжигая древесную плоть…
Эта осень недолго продлится,
и зимы ледяная жар-птица
хочет в сердце меня уколоть.

Эти белые рваные хлопья,
я боюсь, не растают к утру, –
то-то ивы глядят исподлобья,
тополя ощетинили копья,
и осины дрожат на ветру.

Но ничто не минует распада,
и уже не спасает ничто:
ни дыханье застывшего сада,
ни мольба уходящего взгляда,
ни ладоней моих решето…

Я к забвенью дороги не знаю,
а за дверью чужого жилья –
только долгая песня ночная
да вселенская мука сквозная,
от которой душа не своя.

* "Вкус ягоды ямальской" - 5 *

 


* * *


А. В.

По снегу, по хрустящему ковру,
Терзаясь, ненавидя и ревнуя,
Я нёс в груди любовь свою земную
И думал, что от тяжести умру.

Она была свинцово тяжела,
И я, скрипя зубами от натуги,
Валился в снег и спрашивал в испуге:
“Любовь моя, ведь ты ещё жива?”

Сражённая предательским мечом,
Она руками закрывала рану,
Но лава из кровавого вулкана
Текла по снегу огненным ручьём.

И я взмолился: "Боже, не спеши,
Не разлучай меня с моей любовью!
Как без неё предстану пред Тобою,
Чем оправдаю пустоту души?..”

И почернело небо надо мной,
И злой буран срывал с меня одежды,
Но слышал я дыхание надежды,
Идущей молча за моей спиной.

Я шёл, превозмогая боль в груди,
И видел – сквозь зловещие химеры –
Живой огонь неугасимой веры
Мне освещал дорогу впереди.

И понял я, – что не один в миру!
Обняв душой продрогшую планету,
Я нёс любовь к спасительному Свету
По снегу, по хрустящему ковру.

* "Вкус ягоды ямальской" - 5 *


* * *


смотрю на жизнь из маленького мира
своей чужой неприбранной квартиры
в которой вымер даже домовой
ни голоса
ни тени на обоях
нас за пределы вынесло обоих
и слышен только шорох неживой

зачем здесь я
в гирляндах паутин
так стойко и бессмысленно один
уже не существуя существую
тяну себя за ниточку живую
как будто никуда не уходил

мне от себя не скрыться
уходя
дождаться бы весеннего дождя
как вестника из Нового Завета
отмыть окно
и солнечным лучом
найти тебя за собственным плечом
и задохнуться от живого света

* "Вкус ягоды ямальской" - 5 *




* * *


Холодно. Теплее. Горячо! –
Детская забытая игра.
Положи мне руку на плечо,
Помолчи со мною до утра.

Мы с тобою жаждали вершин,
А нашли жемчужину в пыли.
Миллионы женщин и мужчин
Этими дорогами прошли

И пройдут, наверное, еще
В поисках желанного тепла...
Холодно. Теплее. Горячо!
Просто я искал, а ты ждала.

* "Вкус ягоды ямальской" - 5 *


* * *


Душа спокойна перед неизбежностью.
В ней всё былое выжжено дотла.
А сердце задыхается от нежности
И среди ночи бьёт в колокола.

В нем больше нет ни боли, ни усталости,
Оно горит рассудку вопреки.
И не хватает только самой малости –
Благословенья любящей руки.

* "Вкус ягоды ямальской" - 5 *






* * *

Пушкин, Пушкин – шепот пули…
Грешным взором, спешным словом
Распиная, помянули
В токовище бестолковом.

Поджигали ветошь сплетен,
Прокоптили смыслом ложным,
Понаделали отметин
На твоей гранитной коже.

Разбазарили построчно,
Растащили поцитатно,
Припечатав жирной точкой:
Ай да Пушкин – гений штатный!

Главный козырь тех и этих,
Щит и меч иных и прочих –
Ты у нас за все в ответе,
Кто бы что ни наворочал.

Стерли зубы от бессилья,
Все, что гнется, перегнули.
И молчит, молчит Россия.
Только слышен шепот пули…

* "Вкус ягоды ямальской" - 5 *

 

* * *

Август. Русская деревня.
Хляби. Мокрые стога.
Стонут ветхие деревья.
Звезды падают в луга.

Все затихло. У дороги
Стал задумчиво туман.
Смотрит месяц одинокий
На притихшие дома.

Млечной нитью в небосводе
Отражается река.
Здесь давно никто не ходит,
И гармони не слыхать.

И никто не скажет толком,
Где мы, дома ли, в раю?
Только ветер воет волком
Песню вечную свою.

* "Вкус ягоды ямальской" - 5 *


* * *

Катятся дни, словно камни замшелые
В яму бездонную.
Где же оно, бытие совершенное,
Свету подобное?

Над бездорожьями, над пепелищами
Голос простуженный:
– Слышишь ли, матушка, пасынка нищего,
Дорог ли?.. Нужен ли…

Помнишь, как мы уходили с молитвами
В дальние стороны?
Там, где крепили Державу великую,
Празднуют вороны.

Там, где полки умирали холёные
С честью и славою,
Нынче деревья стоят опалённые,
Церкви безглавые.

Тяжкою ношею помыслы грешные,
Паче деяния.
Так и скитаемся, всюду нездешние,
Без покаяния.

Матушка, есть ли дорога к спасению,
Как распознать её?!
– Только одна. Что ведёт к Воскресению
Через Распятие.

* "Вкус ягоды ямальской" - 5 *

 


* * *

 

Извечная болезнь у человека:
Стремится к свету и вовсю грешит.
И даже время, пресловутый лекарь,
Ему на помощь больше не спешит.

Такое время… Звёзды под прицелом,
В подтёках небо, в ярости ветра.
А человек идёт к последней цели,
Наивно веря в то, что жизнь – игра.
Какие игры в двадцать первом веке,
Когда двадцатый выстудил сердца?
Сухи глаза, и каменеют веки
На карте человечьего лица.

Уж бледный конь копытом бьёт о землю,
Уже грядут иные времена!
А человек живёт, как будто дремлет,
И в голове такая целина,
Такая пустошь взор его венчает,
Такая немощь и такой упрёк…
Что лишь Господь в потёмках различает
Потухшей веры слабый уголёк.

* "Вкус ягоды ямальской" - 5 *

 

* * *

… А мне не хочется сомнений,
И от надежды я устал.
Скупая вязь стихотворений –
Ещё не путь на пьедестал.

И нищета – ещё не плаха,
И бездорожье – не беда.
Была бы чистая рубаха
Да хоть какая-то еда.

И можно жить!
Дышать весною,
Забыв о вьюжном феврале,
Искать прохладу в летнем зное
И редкий луч в осенней мгле…

И как бы ни было привычно
Стремленья долгу подчинять,
А всё равно душа первична –
И ни прибавить, ни отнять.

* "Вкус ягоды ямальской" - 5 *

Три дороги

А. А.

Три сосны. Три сестры. Три дороги
для загадочной русской души:
степь да степь, холода и тревоги –
хочешь, стой, хочешь, пой да пляши.

И разносится многие лета
то ли стон, то ли песнь, то ли плач
о пути без конца и просвета
и о тройке, несущейся вскачь.

По ухабам, камням и болотам,
где в тумане не видно ни зги,
сумасшедшим рассейским галопом
это мы нарезаем круги!

Это мы – и варяги, и греки, –
от рожденья творим чудеса:
можем вспять поворачивать реки
и башкой пробивать небеса.

Это мы и в скиты, и в остроги,
убегая от смуты и лжи,
протоптали кривые дороги
в трех соснах от заветной межи.

Это нами забытые сестры
до успенья хранят в теремах
нашу славу былинного роста
и желаний вселенский размах!

Жили-были, грешили и пели,
торопили назначенный час.
Ничего мы еще не успели,
и всего три дороги у нас.

* "Вкус ягоды ямальской" - 5 *

 

 

 

 

 

 


Авторы альманаха "Вкус ягоды ямальской" | Выпуск -1 | Выпуск-2 | Выпуск-3 | Выпуск-4| Выпуск-5| Выпуск-6| Выпуск-7


 

Все тексты в нашей библиотеке предназначены только для личного использования.
Любое коммерческое использование текстов категорически запрещается.
Все права защищены. 2005-2009
Контактная информация