| |
Редколлегия

Николай ГОНЧАР-БЫШ

Николай Гончар-Быш. Альманах "Вкус ягоды ямальской". Губкинский. ЯНАО/Губкинская ЦБС

Николай Александрович Гончар-Быш родился в 1967 году во Львове. В 1993 году закончил исторический факультет Львовского Государственного университета и в том же году приехал на Север, в Губкинский. Работал учителем общественных дисциплин в школах города.

В 1996 году на общественных началах организовал школьную телестудию, которая затем преобразовалась в редакцию детских и юношеских программ городской телерадиокомпании «Вектор». В 1998-2000 г.г. Н. А. Гончар-Быш заочно окончил Институт повышения квалификации работников телевидения и радиовещания по специальности «режиссер телевизионных программ». На ТРК «Вектор» работал редактором информационной редакции, затем – главным режиссером.

В 2003 году перешел на работу в газету «Нефтяник Приполярья», где в настоящее время заведует отделом социальной политики, молодежной жизни и правопорядка.

Неоднократно был отмечен на окружных профессиональных конкурсах.

 

 

Старый Новый год на вокзале
Быль из журналистской жизни


Мало произвести продукт, главное – доставить его до потребителя. Кому нужна газета, пусть даже самая интересная и распрекрасная в мире, если ее никто не прочитает? Это ведь не картина для частной коллекции.
Так или примерно так рассуждали два бравых корреспондентов славной газеты «Нефтяник Приполярья», Игорь Ружицкий и ваш покорный слуга, собираясь за тиражом свежего номера в город Ноябрьск.
Кстати, когда-то доставка газеты именно так и начиналась. Лариса Дмитриевна Чернова, главный редактор «НП», в конце 80-х годов прошлого века сама забирала тираж в ноябрьской типографии и везла его на ночном поезде до станции Пурпе, а оттуда - в Губкинский. С тех пор прогресс шагнул далеко вперед. Нет, типографию в Губкинском так и не построили, но газету стали еженедельно доставлять на автомобиле.
И вот по метеоусловиям (за –50) автомобиль посылать в Ноябрьск нельзя. Надеваем унты и валенки (у кого что есть) - поедем сами на поезде.
В связи с морозами ни один состав не идет по расписанию. За 3 часа стояния на вокзале станции Пурпе проникаемся мыслью о необходимости постройки нового здания вокзала. Из-за сбоев в графике движения поездов и без того небольшой зал ожидания переполнен народом, не то что сесть – стать негде, а у всех еще с собой сумки-чемоданы. Единственное, что радует – в вокзале тепло.
А вот в старом, разбитом вагоне поезда «Новый Уренгой-Новосибирск», в который мы наконец-то сели, было совсем не жарко. Тянуло изо всех щелей холодом, на окнах – толстый слой наледи. Когда-то поезд из таких вагонов, метко прозванный в народе «бичевоз», регулярно курсировал между Пурпе и Ноябрьском. Но его отменили, и теперь добираться до Ноябрьска приходится только на проходящих составах. Степень комфорта – как повезет.
В Ноябрьске нас уже ждала «Газель» из типографии. Тираж в 3550 экземпляров представлял собой 12 пачек, каждая весом в 10 кг. Ну, может, 12. В общем-то, ерунда, если бы не мороз –52 с сильным порывистым ветром.
- Мужики, давайте побыстрее, у меня дома гости сидят, - прервал водитель нашу дискуссию о том, куда переносить газеты, в зал ожидания или сразу на перрон. Пришли к компромиссу: сложить пачки у входа в вокзал, на улице.
Билетов в северном направлении на ближайший поезд «Казань-Новый Уренгой» не было по двум причинам: во-первых, касса была закрыта на «пересменку» (на целый час!), а во-вторых, билетов уже не было еще с утра.
Этот поезд тоже задерживался. Вначале его ожидали через 10 минут затем – через 20, а после – еще через 30. Мы стояли на перроне, под ледяным ветром и с решимостью охмурить проводника, уговорив его или ее взять нас до станции Пурпе без билетов.
Наконец, объявили прибытие, добавив, что из-за опоздания стоянка будет сокращена. Мы слегка удивились, ведь стоянка и по графику всего 6 минут. Куда же еще сокращать? Оказывается, было куда.
Пока пассажиры вышли из вагона, пока вошли те, у кого были билеты… Игорь Ружицкий решил договариваться с проводником ближайшего вагона, я побежал к соседнему. Вот вошел последний пассажир с билетом и я – тут как тут.
Я: - Возьмете до Пурпе?
Проводница: - Поехали.
Я: - Нас двое и еще груз.
Проводница: - Конечно, поехали, не переживайте. Проходите в вагон. Кто еще с вами?
И тут поезд тронулся - 4 минуты стоянки закончились. Я бросился к выходу и выпрыгнул из отходящего поезда. Последнее, что услышал:
- Мужчина, так вы куда?
Отзывчивые у нас, все-таки, проводники. Жаль, что воспользоваться этим мы не успели.
Одновременно со мной Игорь Ружицкий договаривался с проводником купейного вагона.
Игорь: – Дружище, возьмешь двоих с грузом до Пурпе?
Проводник: – Сколько дашь?
Игорь: – Сколько есть – 500…
Проводник (оценивающе оглядывая пачки газет на перроне): – Полторы «штуки»!
Но торг был уже неуместен, поезд трогался… Мы остались на перроне под пронизывающим до костей ветром, с тоской глядя на пирамиду из пачек газет.
Следующий поезд по расписанию приходил через 5 часов, в 02:40. Билеты на него были, и касса к тому времени уже заработала.
Старый новый год мы встретили, сидя в удобных больших деревянных креслах в холодном зале ожидания ноябрьского вокзала. Чокнулись бумажными стаканчиками с горячим кофе из автомата, пожелали друг другу счастья. Через неподшитые валенки к моим ногам начал подбираться холодок.
Когда пришел наш поезд, с опозданием на 50 минут, мы не стали повторять прошлых ошибок, тем более, что билеты были на руках. Закидали в ближайший (он же – последний) вагон упаковки с газетами: теперь мы успеем, без нас поезд не уйдет. Успели с запасом в 3 минуты до конца стоянки. Стоим, улыбаемся. Вот сейчас поезд тронется, и мы уговорим проводницу не заставлять нас тащить тяжелые пачки через три вагона. Билеты же есть, какая разница, на каких местах ехать?
Мы успели выслушать от проводницы много чего: и различных вопросов, и цитат из железнодорожных инструкций. А поезд все не отправлялся, наверное, пропускал встречный.
- Успели бы дотащить до своего вагона.
- Точно, успели бы. Но не перетаскивать же сейчас?
Вскоре мы выяснили причину неприветливого настроения проводницы по имени Таня: она не спала от самого Екатеринбурга и ощущала себя «как зомби». А нас приняла за мелких коммерсантов, которые тащат какую-то макулатуру, и собиралась затребовать за провоз груза «по полной программе». Но, когда мы объяснили ситуацию, подкрепив просьбу сотенкой рубликов «благодарности», Таня, немного поворчав, согласилась не беспокоить нас переездом. И в ее вагоне было очень тепло. Намерзнувшись, натягавшись и наволновавшись, мы позволили себе по 150 грамм на брата из фляжки стратегического запаса. Понятно, что водку мы с собой прихватили исключительно в лечебных целях. Характерно, что чувства опьянения не было, а вот приятное тепло по телу начало распространяться.
Экстремальный мороз доставил много неприятностей многим людям. Мы ехали в вагоне с вахтовиками, которых в аэропорту не встретил автобус. Мужики «мариновались» на вокзале целых 18 часов, вымотались и в теплом вагоне сразу уснули.
В Пурпе поезд прибыл в 7 утра, нас встречала редакционная машина. Миссия была выполнена, подписчики и читатели вовремя получат свою газету. А главное - наступила суббота, законный выходной день, когда можно будет отоспаться после всех перипетий нашего круиза.

* "Вкус ягоды ямальской" - 5 *

 

 

Все тексты в нашей библиотеке предназначены только для личного использования.
Любое коммерческое использование текстов категорически запрещается.
Все права защищены. 2005-2014
Контактная информация